Пресса о нас


Новостной телеканал «24 KZ»

Наше достояние. Месторождение Райгородок

18 Мая 2016

Ссылка на источник: http://24.kz/ru/tv-projects/nashe-dostoyanie/item/120359-nashe-dostoyanie-mestorozhdenie-rajgorodok

ТОО «RG Gold» является активом Группы «Верный Капитал» с февраля 2014 года. За этот период компания инвестировала в расширение производственных мощностей более 1,5 млрд. тенге, а в геологоразведку около 1,3 млрд. тенге.

Эти инвестиции создают основу для многолетней продуктивной деятельности компании. По результатам проведения геологоразведочных работ ожидается прирост запасов золота с текущих 36 тонн до более чем 85 тонн в 2017 году. Компания и подрядчики проводят широкомасштабную программу бурения, предварительные результаты которой подтверждают высокий потенциал разрабатываемых месторождений.

Компания присоединилась к программе ФИИР в конце 2014 года, обязавшись увеличить объемы производства золота до 1 тонны в год и создать не менее 90 новых рабочих мест. На данный момент «RG Gold» полностью выполняет свои обязательства - с начала реализации проекта компания создала более 220 постоянных рабочих мест. В  2015 году казахстанская золотодобывающая компания «RG Gold» выплавила первую тонну золота, увеличив объемы производства золота на более чем 75% по сравнению с 2014 годом. Для достижения данного уровня производства в дополнение к карьеру Северный Райгородок, компания в этом году начала добычу с карьера Южный Райгородок, увеличила мощности дробильно-сортировочного комплекса и гидрометаллургического цеха. После завершения геологоразведочных работ компания планирует провести подсчет запасов по международным стандартам и приступить к строительству золотоизвлекательной фабрики.

Подробнее


Газета «Панорама»

Тимур ИСАТАЕВ, компания «Верный Капитал»: «На рынке гостиничной недвижимости пришло время покупателей»

11 Декабря 2013

Автор: Анна Шатерникова

В декабре прошлого года компания «Верный Капитал» и Ritz-Carlton Hotel Company распространили в мировых СМИ сообщение о запуске проекта по строительству 202-комнатного отеля в Вене. Стоимость проекта составит 120 млн евро. Следует отметить, что для отечественного игрока данная сделка не стала своеобразной пробой сил на мировом рынке гостиничной недвижимости: в минувшем году та же компания завершила сделку по приобретению отеля Ritz-Carlton в Москве. О гостиничном бизнесе как одном из возможных перспективных направлений работы для казахстанских компаний, о трендах, актуальных на сегодняшний день для данного направления бизнеса, Панораме рассказал генеральный директор «Верный Капитал» Тимур ИСАТАЕВ.

«Верный Капитал» получил известность как компания по управлению активами прямого инвестирования, и в первую очередь мы проявляем интерес к проектам, в которых можно достичь роста, увеличить стоимость и капитализацию проекта, а потом успешно из него выйти», - отметил г-н Исатаев. На рынке название компании ассоциировалось с участием в таких крупных проектах, как Васильковский ГОК (ныне Алтынтау), Beeline, АТФБанк. Тем не менее, говоря об отельном бизнесе, генеральный директор «Верный Капитал» отметил, что данное направление работы можно назвать новым для компании с определенной долей условности. Еще в докризисный период казахстанский игрок вошел в проект по строительству и запуску первого международного отеля в Минске, управление которым должна была осуществлять группа Hyatt. На волне экономической рецессии возникли сложности с привлечением финансирования, и реализацию данной инициативы пришлось временно приостановить. Однако от идеи поиска и создания интересных отельных активов в «Верный Капитал» не отказались, и приобретение гостиницы в самом центре российской столицы стало вторым и, как свидетельствуют показатели первого года работы, удачным проектом. Оформление сделки по покупке отеля в историческом центре Европы, городе, который путеводители всего мира представляют как одно из самых привлекательных туристических направлений - третий шаг на этом пути. И, полагают участники сделки, есть все основания рассчитывать и на его успех.

В условиях современных реалий как мировой, так и казахстанской экономики инвестирование в гостиничный бизнес вообще можно рассматривать как хороший ответ кризисным явлениям, уверен г-н Исатаев. Даже несмотря на то, что алгоритм работы компаний, подобных «Верный Капитал», казалось бы, не предполагает работы с такими длинными, затратными и по большому счету хлопотными активами, каковыми являются отели. «Модель работы нашей компании такова, что, войдя в бизнес, мы должны через пять-семь лет выйти из него, подняв проект на качественно новый уровень. В гостиничной же индустрии о возможности зайти и вернуть деньги за столь короткий промежуток времени даже говорить не приходится. Рентабельность гостиничного бизнеса не превышает 10%, и это очень хороший показатель. К тому же следует учесть, что отель - хозяйство достаточно большое и хлопотное. Судите сами: в штате «Ritz-Carlton Москва» работают около 400 человек, коллектив отеля «Ritz-Carlton Вена» будет насчитывать немногим меньше, примерно 350 сотрудников. Очевидно, что работа с таким количеством персонала требует и времени, и сил. И все же у нас есть все основания утверждать, что при том подходе, который исповедует наша компания, работа в отельном сегменте полностью вписывается в философию ее стратегии», - утверждает генеральный директор «Верный Капитал».

Не секрет, что компании, приходящие в современный гостиничный бизнес, выбирают разные модели работы. Одни предпочитают сконцентрировать усилия на строительстве 3-4-звездочных отелей неподалеку от вокзалов, аэропортов, в деловом центре города, то есть в местах концентрации наиболее плотных потоков потенциальных потребителей услуг индустрии гостеприимства. Другие совершенно сознательно делают ставку на возведение 2-3-звездочных мотелей из разряда «дешево и сердито» вдоль крупных магистралей, сеть которых опоясывает современные мегаполисы. В компании «Верный Капитал» решили сосредоточиться на продвижении нетленных ценностей гостиничной индустрии в самом верхнем сегменте.

По мнению г-на Исатаева, в современном отельном бизнесе одной из гарантий успеха является грамотное сочетание трех составляющих: выгодного расположения объекта, качества предоставляемых услуг и дизайна: «Нас интересовало сочетание этих компонентов в топовой категории». Если говорить о первой составляющей, то отель, строительство которого ведется с нуля в Минске и, по предварительным данным, будет закончено 16-18 месяцев спустя, располагается в самом центре белорусской столицы, в живописном районе на берегу озера.

«Надо сказать, что власти Беларуси серьезно рассчитывают на наш проект. В 2014 году в столице страны пройдет чемпионат мира по хоккею, соответственно, индустрию гостеприимства ждет непростое испытание - предстоит принять на должном уровне как спортивные делегации и руководство Международной хоккейной федерации, так и тысячи рядовых болельщиков. Между тем состояние гостиничного рынка Минска оставляет желать лучшего, по большому счету он пуст. В сегменте бизнес-отелей есть две гостиницы, перестроенные из заведений советской поры, но они не отвечают требованиям времени ни по дизайну интерьера, ни по уровню сервиса. Столичному городу давно требуются гостиницы совсем другого класса», - отмечает г-н Исатаев.

Несколько другая ситуация имеет место в случае с московским проектом: для людей, хотя бы поверхностно знакомых с географией российской столицы, адрес «Ritz-Carlton Москва» - улица Тверская, дом 3 - сам по себе звучит как высокая рекомендация, символ статуса. Ну а добавив к престижному месту дислокации профессионально выполненный дизайн интерьера и сервис международного уровня, предоставляемый известной управляющей компанией, то налицо наличие всех трех составляющих, необходимых для успешного функционирования объекта. Что касается «Ritz-Carlton Вена», то данный проект интересен прежде всего с точки зрения архитектурного подхода. Несколько старинных дворцовых зданий, построенных в XIX веке, объединены в один комплекс и перестроены в гостиницу с сохранением культурно-исторических элементов всех четырех строений. В настоящее время строительство объекта близится к завершению, и в компании «Верный Капитал» надеются, что первых постояльцев новая гостиница примет уже в конце мая, когда в столице Австрии начнется летний туристический сезон. По словам г-на Исатаева, идея данного проекта зародилась в результате детального анализа состояния рынка венской гостиничной недвижимости. На современном рынке одного из самых красивых городов Европы представлены отели, одни названия которых звучат как историческая достопримечательность - достаточно вспомнить таких грандов, как «Бристоль», Sacher Wien, Imperial Wien. Убранство этих отелей в полной мере соответствует их богатой истории и напоминает о былой имперской роскоши - золотые канделябры, бархатные портьеры, хрустальные люстры, вычурная лепнина. В то же время, отмечает г-н Исатаев, в Вене практически напрочь отсутствуют отели топового уровня, с первоклассным сервисом и современным дизайном. Занять данную нишу и рассчитывает казахстанская компания. «Поскольку у нас есть определенный опыт работы в отельном бизнесе, рассчитываем на успех данного продукта. Что касается выбора управляющей компании, то изначально рассматривалось несколько вариантов, в том числе и хорошо знакомый нам Hyatt с их топовым брендом Park Hyatt. Мы пытались наводить мосты и вести переговоры с Four Seasons, изучали варианты Mandarin Oriental, Fairmont, словом, ведущих игроков на данном рынке, но в конце концов приняли решение в пользу Ritz-Carlton. Почему? Во-первых, как говорится, старый друг лучше новых двух. А во-вторых, данная компания сделала самое продуманное и интересное предложение, продемонстрировала интерес к рынку Вены», - пояснил выбор оператора руководитель «Верный Капитал».

В компании пока не приняли решения о выборе оператора еще одного проекта, реализация которого также началась в прошлом году не на зарубежных рынках, а в Казахстане, в Боровом, где «Верный Капитал» ведет строительство 5-звездочного отеля на 150 номеров. Местоположение данного объекта также выбрано совсем не случайно. Боровое - пожалуй, самый известный казахстанский курорт, жемчужина, на берега которой приезжают отдохнуть как наши соотечественники, так и жители близлежащих российских областей. К сожалению, состояние гостиничного сегмента в данном регионе абсолютно не соответствует тому статусу и той роли, которая отводится Боровому как центру туриндустрии в правительственных программах. Местная индустрия гостеприимства представлена в лучшем случае санаторно-курортными комплексами, оставшимися со времен СССР и слегка модернизированными, а также небольшими отелями, которые появились в период независимости, а в худшем - углами, комнатами и времянками, которые сдают курортникам в разгар сезона жители местных поселков. И если в центральных городах Казахстана можно говорить о некотором избытке предложения в топовом сегменте, то в таких регионах, как Боровое, он отсутствует в принципе. «Может показаться, что, ведя речь о самом высоком сегменте, мы в первую очередь представляем интересы самой состоятельной прослойки населения. Но парадокс заключается в том, что топовый сегмент не обязательно должен быть дорогим. Цены диктует рынок, и если в соответствии с рыночными расценками сутки проживания в гостинице обходятся в $100, устанавливать цены на уровне, скажем, $500 просто не имеет смысла. Точно так же завышенные расценки в сегменте качественных 3-4-звездочных бизнес-отелей, о которых часто говорят применительно к казахстанскому рынку, всего лишь отражают реальную ситуацию, то есть наличие спроса и дефицит предложения», - констатирует г-н Исатаев.

В перспективе «Верный Капитал» намерен рассматривать новые проекты в гостиничной индустрии, сосредоточив внимание на топовом сегменте. Предстоит изучить новые рынки, крупные города с большими туристскими потоками, центры делового туризма, понять, какой из сегментов гостиничной недвижимости в том или ином городе обеспечен не в достаточной мере, и попытаться закрепить позиции в этой нише. В целом, уверен Тимур Исатаев, гостиничный бизнес в том направлении, в котором сегодня работает казахстанская компания, направлен в первую очередь на сохранение капитала. Проводя аналогию с портфелем инвестиций, в котором находится место как сумасбродным и авантюрным инициативам, которые впоследствии могут принести хорошую отдачу, так и более консервативным проектам, где вероятность высоких доходов не так велика, но и риск потерь минимален, эксперты отмечают, что в нынешних условиях гостиничный бизнес представляется тем самым вариантом, который позволяет более или менее успешно сохранить активы. Особенно в том случае, если речь идет о таких «вечных» ценностях гостиничной индустрии, как, скажем, «Ritz-Carlton Москва». Работа на гостиничном рынке, в том числе и на зарубежном, считает г-н Исатаев, перспективна и с точки зрения того, что сегодня возможность найти интересные активы, которые могут быть выставлены на продажу, гораздо выше, чем в докризисный период.

«До наступления кризиса основными покупателями отелей топового класса были либо богатые шейхи, для которых такая покупка становилась вопросом престижа, либо фонды по управлению активами, руководствовавшиеся аналогичной политикой. И если сегодня шейхи-миллиардеры по-прежнему проявляют интерес к гостиничным объектам, то фонды столкнулись с большими проблемами, в том числе и с нехваткой наличности, и с удовольствием расстаются с такими низколиквидными и низкодоходными активами, чтобы покрыть свои сегодняшние обязательства. Таким образом, на рынке гостиничной недвижимости пришло время покупателей, причем не только в элитном сегменте, но и в сегменте 3-4-звездочных отелей бизнес-класса», - считает г-н Исатаев. Гостиничный бизнес не сулит быстрого обогащения, но дает возможность иметь хорошие долгосрочные инвестиции, налаживать сотрудничество с компаниями, которые будут пользоваться услугами гостиниц. Ну а «Верный Капитал», завершив приобретение отеля в Вене, обратил на себя внимание тех, кто заинтересован в продаже гостиничной недвижимости, что, безусловно, следует расценивать как шаг к признанию на высоком уровне.

Подробнее

«Верный капитал» и «Казцинк» приобретают золотодобывающую компанию «Орион Минералс»

22 Февраля 2013

Автор: Оксана Кононенко

Ссылка на источник: http://panoramakz.com/index.php?option=com_content&task=view&id=15442&Itemid=5

Казахстанская горно-металлургическая корпорация ТОО «Казцинк» и инвестиционная компания АО «Верный капитал» совместно приобретают у CAMMEX компанию «Орион Минералс», владеющую правами на недропользование на золотоносных месторождениях Райгородок и Комаровское на севере Казахстана за сумму около Т30 млрд, сообщил во вторник председатель совета директоров инвестиционной компании «Верный капитал» Тимур ИСАТАЕВ. По его прогнозам, сделка, уже одобренная правительством республики, будет закрыта не позднее 26 февраля этого года. По словам же генерального директора группы компаний «Верный» Ерлана ОСПАНОВА, переговоры по приобретению активов CAMMEX велись на протяжении почти двух лет, а соответствующее соглашение было подписано в августе прошлого года - все это время стороны ожидали исполнения его так называемых отлагательных условий.

По словам главы совета директоров инвесткомпании, в созданном совместном с «Казцинком» предприятии по работе с двумя месторождениями доли распределились следующим образом: «Верный капитал» - 10,5%, ТОО «Казцинк» - 89,5%. «В пятницу (15 февраля. - Прим. авт.) межведомственная комиссия Казахстана одобрила приобретение двух золотоносных месторождений, мы ожидаем, что сделка закроется после прохождения всех оставшихся юридических формальностей не позднее 26 февраля», - заявил Исатаев. По его оценке, эта сделка полностью вписывается в философию той бизнес-деятельности, которую проповедует «Верный капитал». «Компанию мы пытаемся выстроить как стандартного представителя того вида финансовой деятельности, которая называется прямым инвестированием, - напомнил он. - «Верный капитал» ищет возможности прямого инвестирования на разных сегментах рынка, в первую очередь нас, конечно, интересует домашний рынок. Мы ищем компании, которые представляют из себя интерес в том случае, если с ними поработать, поработать над их деятельностью. Кто-то даже пошутил, что мы, может быть, даже своего рода доктора, мы ищем компании, которые страдают разного рода недугами. Недуги бывают всякие: бывает отсутствие менеджмента, отсутствие финансирования, неправильная стратегия, бывает, компания просто не тем занимается, слишком разрослась, ее нужно сократить, все такого рода компании представляют интерес, если правильно к ним подойти и заниматься правильно реструктуризацией», - добавил Исатаев.

При этом, подчеркнул он, «Верный Капитал» всегда покупает компании на вторичном рынке, всегда платит за них справедливую рыночную цену и пытается создать из этих компаний «что-то новое, полезное, то, что будет работать, создавать рабочие места и, естественно, больше зарабатывать».

Как следует из пресс-релиза, распространенного АО «Верный капитал» перед пресс-конференцией, совокупные запасы месторождений Комаровское и Райгородок оцениваются примерно в 70 тонн, при этом на них имеется потенциал обнаружения новых геологических запасов после проведения в будущем дополнительных геологоразведочных работ. Новые собственники намерены реализовать инвестиционную программу, направленную на дальнейшее промышленное развитие месторождений. В частности, на месторождении Комаровское изучаются варианты переработки первичных руд на месте со строительством перерабатывающего комплекса. На месторождении Райгородок стартовым приоритетом будет доразведка месторождения вместе с расширением текущих производственных мощностей.

«По Комаровскому… перед нами задача стоит определиться с технологией, в зависимости от технологии мы будем выстраивать дальнейшую инвестиционную программу - строить фабрику или перерабатывать на других мощностях, - прокомментировал эту часть сообщения Оспанов. - Месторождение Райгородок находится на более ранней стадии развития, нам предстоит еще сделать на нем доразведку, в дальнейшем мы ожидаем рост запасов на нем. …После того, как мы проведем доразведку, будем изучать, что дальше делать с выбором технологии и объемом инвестиций». Он также добавил, что «Казцинк» больше будет уделять внимания Комаровскому, «Верный капитал» же сосредоточится на организации доразведки Райгородка.

Напомним, что месторождение Комаровское расположено в Житикаринском районе Костанайской области, его эксплуатационные запасы составляют около 40 тонн золота. Новоднепровская площадь (месторождение Райгородок) расположено в Щучинском районе Акмолинской области, его эксплуатационные запасы составляют около 30 тонн золота. По данным отчета государственной комиссии по запасам, среднее содержание золота варьирует от 1,2 до 2,5 грамма на тонну по всем видам руд месторождения Комаровское, на Райгородке содержание чуть пониже - от 1,3 до 1,9.

При этом приобретать аффинажные мощности под эти месторождения в компании не собираются: «Золото мы аффинируем на усть-каменогорском заводе, акции аффинажных компаний приобретать мы не планируем, поскольку «Казцинк» имеет свой собственный аффинажный завод», - заключил Оспанов. Исатаев же прокомментировал вопросы журналистов относительно продажи Фонду национального благосостояния «Самрук-Казына» 29,8% акций «Казцинка» за $1,650 млрд в то время как швейцарский сырьевой трейдер Glencore International plc, ранее купивший у «Верного капитала» 18,91% «Казцинка», увеличив свою долю в компании до 69,61%, предлагал за оставшийся пакет $2,2 млрд «$1,650 млрд, которые были получены от продажи этого пакета, по нашему мнению, являются справедливой ценой в сегодняшних рыночных условиях, - заявил Исатаев, предварительно подтвердив, что Glencore изначально предлагал почти на 600 миллионов больше. - Однако после того, как мы поняли, что у «Самрук-Казыны» есть интерес к приобретению активов в Казахстане и установлению контрольного пакета над данными активами, то, естественно, у нас появился второй покупатель. И после проведенных переговоров мы пришли к мнению, что такого рода сочетание, как Glencore плюс «Самрук-Казына», является наиболее оптимальным для развития этого актива, такого большого и важного актива для страны, как «Казцинк». Поэтому было принято решение продолжить переговоры с «Самрук-Казыной», - подчеркнул он. Позже, в кулуарах пресс-конференции, объясняя решение о продаже доли в «Казцинке» ФНБ за меньшую цену, чем предлагал Glencore, Исатаев предложил журналистам «встать на позицию Glencore».

«Вы встаньте на их позицию - что легче, развивать производство, стопроцентно им владея, или развивать, имея такого партнера, как «Самрук»? - задал он риторический вопрос. - И мы начали переговоры с «Самрук» - это не было отказом Glencore на самом деле, мы, в принципе, могли спокойно завершить сделку и получить эти $2,2 млрд, но посчитали, что лучше для проекта, лучше для страны, если уж совсем пафосно говорить, чтобы было вот такое сочетание. У «Самрук» были свои консультанты, которые делали оценочное исследование, которое несильно, в принципе, разбегалась с нашей оценкой. Вы же понимаете, что после того, как все оценки сделают, там плюс-минус трамвайная остановка. Естественно, дальше это предмет переговоров», - добавил он, имея в виду разницу в предложениях от ФНБ и от Glencore по второму пакету акций.

Одновременно Исатаев опроверг информацию инвестиционного банка «Халык финанс» о том, что у «Верного капитала» якобы осталась какая-то доля в «Казцинке». «Халык финанс», увы, ошибается, у нас нет и не осталось доли в «Казцинке», мы продали все. Откуда взялись еще полпроцента мне, честно говоря, непонятно», - сказал он в ответ на соответствующий вопрос журналистов. Помимо этого, председатель совета директоров «Верного капитала» прокомментировал возможность вхождения компании в активы, из которых собирается выйти «Самрук-Казына» (речь идет в первую очередь о банках БТА, Темир и Альянс).

«Мы ранее посчитали, что в посткризисной казахстанской банковской системе было бы сумасшествием двигаться по той же самой философии, по которой развивались все банки до кризиса, то есть по философии универсального банка: универсальный банк - большой, тяжелый, дорогой, малоприбыльный, в создавшихся условиях это практически смертный приговор. Поэтому мы выбрали сфокусированные нишевые банковские стратегии, - напомнил Исатаев. - В том, что было объявлено «Самрук», пока больше вопросов, чем ответов. Что такое сегодняшний БТА - мы пока не знаем, мы не видели отчетности, каким он стал после последней реструктуризации, что у него осталось в портфеле, в активах, что в нем вообще есть такого привлекательного, наверное, этот вопрос интересует всех. Второй вопрос - это «Темир» и «Альянс»: все уже вроде свыклись с идеей, что их сольют. Но что будет из себя представлять объединенный банк, не выплеснут ли с водой ребенка, не будут ли потеряны те конкурентные преимущества, которые имеются у каждого из этих банков по отдельности? Пока эти вопросы не будут решены для нас, потенциальных инвесторов, я думаю, вряд ли мы будем предпринимать какие-то серьезные шаги. Хотя на самом деле, посмотреть, что это из себя представляет, нам интересно», - заключил он.

Подробнее

Ерлан Оспанов, “Верный Капитал”: “Группам, имеющим девелоперский бизнес, необходимо начинать новые строительные проекты сразу при завершении предыдущих”

14 Марта 2013

Автор: Николай Дрозд

12 марта, на очередном заседании инвестиционного медиаклуба компании “Верный Капитал”, были обсуждены возможности, связанные с инвестированием в коммерческую недвижимость в Казахстане. Спикеры привели очень интересные аналитические выкладки относительно того, что происходит в различных сегментах отечественного рынка недвижимости.

Генеральный директор “Верного Капитала” Ерлан Оспанов, в частности, привел несколько цифр, согласно которым обеспеченность жильем на человека в Астане и Алматы немного превосходит среднеказахстанский уровень (25 и 24 квадратных метра на человека против 22 в среднем по стране). Это соотношение пока значительно ниже, чем в “старой” Европе, но инвесторам в сфере недвижимости, безусловно, разумней ориентироваться не просто на потребности, но на платежеспособный спрос. Г-н ОСПАНОВ пока не знает, как скажется на нем произошедшая недавно девальвация, но существуют обоснованные предположения, что платежеспособность может снизиться. Безусловно, наиболее перспективным рынком недвижимости в стране остается Астана, это относится как к сфере коммерческой недвижимости, но также в определенной степени справедливо и для жилой. По оценкам г-на Оспанова, цены на первичное и вторичное жилье в Астане восстановились на уровне 2006 и 2007 годов, в Алматы же они “замерли” на уровне 2009 года. В Астане в рамках отдельных проектов и после кризиса успешно реализуется достаточно дорогое жилье, правда, это происходит в очень узком премиум-классе. В Астане по-прежнему существует очень высокий спрос на офисную недвижимость, и на данный момент уровень свободных офисных площадей в Астане не превышает 10%. В Алматы по сравнению с пиком, когда пустовали до 40% офисных площадей, произошло определенное восстановление спроса до текущего уровня в 24-25%, но с оговоркой, что “свободных площадей становится больше”. Директор по маркетингу и продажам компании Astana Property Management, входящей в девелоперскую группу “Верного Капитала”, Светлана Михина, называет алматинский офисный сегмент понятным и стабильным, но “немного стагнирующим”. Зато в Алматы заявленная классность офисов более или менее совпадает с теми критериями, которым должны соответствовать офисы класса “А” или “В”. В Астане же, согласно довольно категоричным оценкам г-жи МИХИНОЙ, вообще нет полноценных офисов класса “А”.

В ходе обсуждения была продемонстрирована даже специальная таблица, отражающая оценки специалистов “Верного Капитала” относительно того, в какой степени имеющиеся астанинские бизнес-центры соответствует тому, что называется офисом класса “А”. Три лучших из них набирают не более 60% соответствия всем критериям этого класса. Зато офисный центр Talan Towers, который “Верный Капитал” планирует ввести в 2016 году, согласно существующим на сегодняшний день оценкам, будет соответствовать этим стандартам на 95%, а возможно, и на все 100%, по крайней мере, компания намерена приложить к этому все усилия. Среди критериев, перечисленных г-жой Михиной, - определенная планировка, дающая возможности арендаторам самим организовывать арендуемое пространство, и в то же время, определенные критерии, связанные с высотой потолков и возможностью открыть окна, без чего люди задыхаются в одном из элитных астанинских бизнес-центров, определенный уровень коммуникаций - как минимум, два альтернативных источника энергии и несколько поставщиков услуг связи, жесткие требования, связанные с парковочными местами, не менее чем одно парковочное место на 70 квадратных метров офисных площадей. В Talan Towers девелоперы пошли на значительные расходы, связанные со строительством подземного паркинга в двух уровнях. Такое решение было принято с учетом климатических условий Астаны и фактически шестимесячной зимы, в условиях которой возможность удобно припарковаться очень важна. Строящийся центр, возможно, также станет первым полноценно сертифицированным объектом с критериями “зеленого” строительства и соответствия определенным экологическим принципам. Еще одним важным критерием для офиса класса “А” является местоположение, и здесь проект “Верного Капитала” близок к идеалу, поскольку комплекс строится в “единственном оставшемся свободном углу” возле Байтерека. В чем-то Talan Towers будет похож на алматинский “Есентай”, хотя архитектурное решение выглядит совсем иным, будут построены две башни, в которых будут находиться офисный центр и гостиница “Ритц Карлтон Астана” и галерея, где будет расположен торговый центр. При этом “легенда”, обосновывающая инвестиции в строительство “Ритц Карлтон” в Астане, выглядит похожей на обоснование того, зачем необходим новый офисный центр. Если в случае с офисами нет полноценных офисов класса “А”, то в случае с отелем первый отель уровня 5 звезд с определенной премией в Казахстане появился только недавно, это алматинский “Ритц Карлтон”. При осуществлении астанинского проекта, конечно, в очень значительной степени учитывается специфика города, где появится отель, и обилие официальных встреч и визитов. В частности, планируется, что в “Ритц Карлтон Астана” будет сразу 4 президентских номера, что довольно редкое явление и не очень удобно с учетом того, что вокруг президентских номеров несколько помещений, где должна располагаться охрана и обслуживающий персонал. Спикер считает большой удачей, что контакт с управляющей компанией в лице “Ритц Карлтон” был найден еще на стадии предварительного проектирования. Это позволит досконально учесть требования, связанные даже не с помещениями для гостей, а внутригостиничной “кухней”. При строительстве элитных гостиничных и офисных комплексов требуется огромное количество консультантов, привлекаемых со стороны. Ничего подобного не наблюдается при строительстве жилья. По словам г-жи Михиной, в целом в над проектом Talan Towers работает 17 внешних консультантов, причем отдельной подготовки требуют, например, фасады зданий в связи с особенностями, связанными с астанинскими ветрами. Согласно одной из диаграмм, в презентации в создании такой коммерческой недвижимости доля затрат, не связанных со строительством, может достигать 25%, при строительстве жилой недвижимости административные расходы, расходы на маркетинг и консультантов обычно составляют не более 8%. В целом оценки “Верного Капитала” относительно казахстанского рынка гостиничной недвижимости состоят в том, что в Алматы он сокращается, а в Астане растет. Загрузка алматинских гостиниц достигла в 2012 году 40-42%, в Астане востребованность номеров в качественных гостиницах достигала 75-80%. К качественным объектам в Астане отнесены Rixos, Radisson Blu, Ramada Plaza и “Пекин Палас”.

Г-н Оспанов привел также очень интересные оценки, позволяющие понять философию инвестирования в гостиничный бизнес в мире (возможно, что-то из этой философии разделяется и “Верным Капиталом”, который очень полюбил инвестиционные проекты, связанные с высококачественными гостиницами). Сроки окупаемости таких проектов часто очень длительные. И в Лондоне, по оценкам спикера, рентабельность таких инвестиций составляет всего 3%, то есть ждать окупаемости вложений можно больше 30 лет. Тем не менее на такие проекты обычно находятся инвесторы, часто из арабских стран, которые видят преимущества, связанные с престижем, который получает владелец лондонской гостиницы. Кроме того, есть инвесторы, заинтересованные в том, чтобы у них в портфеле были такие дорогостоящие активы. Разумной нормой вложений в недвижимость для инвестиционных групп является, по мнению спикера, планка примерно в 20%. При этом доходность инвестиций в сегмент в целом обычно выше инфляции и в периоды низкой, и в периоды высокой инфляции. Долгосрочно доходность в недвижимости сопоставима с ростом рынков акций. В то же время волатильность значительно ниже, чем на фондовом рынке, и инвестиции в недвижимость дают “высокий показатель доходности на единицу риска”. (Очевидно, все же не везде и не всегда.) Для инвестора в недвижимость помимо возможностей инвестирования в фонды недвижимости существует несколько альтернативных стратегий - это привлечение партнера, так называемого Free development, возможность софинансирования проектов, либо создание собственных девелоперских дочек, по этому пути пошел “Верный Капитал”. Плюсами такого подхода называется возможное удешевление проектов и использование опыта и экспертных возможностей, накапливаемых собственной командой. Проблема же состоит в том, что постоянно необходим целый портфель перетекающих друг в друга проектов, поскольку, завершая один, группа, имеющая собственных девелоперов, должна начинать другой. Интересно, что г-жа Михина считает в Казахстане группами, исповедующими девелопмент, помимо “Верного Капитала” Capital Partners, Astana Group, BI Group и TS Development. Например, “Базис-А” невозможно считать, по ее мнению, полностью девелопером, поскольку в каких-то случаях компания выступает скорей в роли застройщика и подрядчика. 

Подробнее


Газета «Казахстанская правда»

«Пять звезд» на озере Щучьем

21 Декабря 2012

Автор: Серик Темиргалиев

Ссылка на источник: http://kazpravda.softdeco.net/c/1356050087

Сделан еще один шаг на пути превращения Щучинско-Боровской курортной зоны в туристский комплекс, отвечающий самым взыскательным требованиям. Сегодня на побережье озера Щучье благодаря группе компаний «Верный Капитал» открывается новый пятизвездочный отель, который призван обеспечить высочайший уровень сервиса и комфорта, что даст курорту полное право называться «казахстанской Швейцарией».

Туризм является одним из приоритетов развития экономики Казахстана. По своему мультипликативному эффекту туристический бизнес даст фору многим сферам предпринимательства: он стимулирует развитие строительства, торговли, сельского хозяйства, связи, производства товаров народного потребления, сервис и т. д. Кроме того, туризм обеспечивает значительные поступления в бюджет тех стран, где он развит. Как говорил Президент Нурсултан Назарбаев на совещании по развитию северных областей в августе нынешнего года, «туризм – это огромный источник доходов и часть экономики любой страны».

Не случайно поэтому развитию туризма уделяется так много внимания. И в первую очередь туристический клас­тер необходимо развивать в тех регионах, которые наиболее привлекательны для казах­станцев и гостей нашей страны. Одним из таких мест является курортная зона «Бурабай». 

В Послании народу «Социально-экономическая модернизация – главный вектор развития Казахстана» Президент республики поручил разработать системный план развития Бурабайской курорт­ной зоны в Акмолинской области. Такой план на 2012–2013 годы был утвержден постановлением Правительства в июле текущего года. На реализацию мероприятий, предусмотренных планом на 2012–2013 годы, из республиканского бюджета было выделено 17,8 млрд. тенге, а в октябре в план были внесены коррективы, потребовавшие ассигнования еще 4,1 млрд. тенге. 

Планом, в частности, предус­мотрены меры по улучшению инфраструктуры Щучинско-Боровской курортной зоны: ремонт дорог, очистка озер, благоустройство туристских маршрутов. Что же касается строительства новых объектов, таких как новые оте­ли, предполагается, что они будут возводиться силами частного бизнеса. Здесь подход Правительства прост и понятен: государство создает условия, а частный капитал инвестирует средства. Помимо кардинального обновления инфраструктуры государство создает льготные условия по налогообложению в рамках специальной экономической зоны «Бурабай».

И такой подход приносит свои плоды. Завершено строи­тельство на территории СЭЗ нового пятизвездочного оте­ля, который торжественно откроет свои двери сегодня, а уже с 22 декабря начнет принимать гостей, у которых есть возможность получить сервис высочайшего уровня, не выезжая за границу. Гарантией этого послужит то, что управлять отелем будет известная своим профессионализмом компания Rixos. Кстати, отель, расположенный на берегу одного из красивейших озер Бурабая – Щучьего, так и называется – Rixos Lake Borovoe.

В новом отеле 200 номеров. Даже обычные номера Deluxe отличает высокий уровень комфорта, что уж говорить про шикарные Presidential Suite и Penthouse Suite! Дизайн ин­терьеров номеров, как и всего отеля, выполнен известной немецкой компанией Peter Silling & Associates, которая специализируется на создании интерьеров для отелей высочайшего класса по всему миру. Даже мебель была изготовлена специально для нового отеля в соответствии с эскизами немецких дизайнеров.

Новый отель является оте­лем курортного типа, такие в международной практике называются resort-отелями. Здесь можно отдохнуть душой и телом, причем в любое время года. Летом, конечно, прежде всего отдых на современном оборудованном песчаном пляже, купание в водах озера, а также прогулки по зеленой территории отеля, окруженного хвойными и березовыми лесами. Но и зимой гостям отеля скучать не придется. Санные и лыжные трассы, горки, каток примут всех любителей активного образа жизни. Причем необходимый инвентарь можно будет взять напрокат как в самом отеле, так и в специально оборудованных пунктах проката. 

А еще рядом с отелем выстроен аналог «Деревни Санта-Клауса» с деревянным дворцом и гостевыми домиками, вокруг которых сооружен целый ледяной городок. Здесь же будет организовано катание на собачьих и оленьих упряжках – точь-в-точь как в Лапландии, на родине Санта-Клауса. И будет все это не когда-нибудь, а уже сейчас, уже этой зимой. Все те, кто решил встретить новый 2013 год в отеле Rixos Lake Borovoe, будут иметь возможность насладиться всеми этими развлечениями.

В отеле два ресторана, закрытый бассейн с подогреваемой водой, большая фитнес- и СПА-зона. Кстати, несмотря на декабрьские морозы, в отеле очень тепло, здесь автономная система отопления, причем температура воздуха в каждом номере настраивается индивидуально, а во всех ванных комнатах установлены полы с подогревом.

Отель предоставляет хорошие возможности для проведения конференций, презентаций и бизнес-встреч: здесь большой ballroom и четыре конференц-зала – «Астана», «Алматы», «Стамбул» и «Анкара». 

Но вернемся к развлечениям. На первом этаже одного из трех корпусов отеля расположится казино. Если до сих пор в Боровом гостиницы существовали при казино, и главной целью многих приезжающих была азартная игра, то в данном случае все обстоит наоборот. Главное – это отдых высочайшего класса, ну а если вы хотите пощекотать себе нервы – доб­ро пожаловать в казино. Это первое казино в Боровом, расположенное в новой игровой зоне, границы которой были определены распоряжением акима Акмолинской области. Таким образом, казино находится в удалении от населенных пунктов, образовательных учреждений, в том числе школ и детских садов. Владельцы казино, арендующие помещение у отеля, гарантируют строгий фейс-контроль и соблюдение дресс-кода. Иными словами, и в этом вопросе авторы концепции нового отеля поднимают планку, показывая пример остальным.

Строительство нового оте­ля было предусмотрено Государственной программой форсированного индустриально-инновационного развития, так как имеет огромное значение для развития туризма не только в регионе, но и в целом по стране. Новый отель – это совершенно новый стандарт отельного сервиса, пример уникального пока подхода к развитию туризма в Боровом, основанного на современных международных стандартах. Отеля такого уровня с таким уровнем сервиса здесь пока не было. Новый отель должен послужить примером для других инвесторов, он для того и был включен в ГП ФИИР, чтобы стать своего рода ориентиром, маяком. Один за другим на территории СЭЗ «Бурабай» будут возникать новые отели, другие туристические объекты высокого уровня, в результате чего здесь образуется целый курортный комплекс, который будет привлекать тысячи туристов ежегодно. А первый шаг к этому уже сделан.

Подробнее

Дом будущего по «зеленым» технологиям

20 Июня 2013

Ссылка на источник: www.¬kazpravda.¬kz/¬c/¬1371692015

В Астане торжественно заложен фундамент многофункционального комплекса класса А+ Talan Towers. Это уникальный объект, дом будущего, который отражает движение Казахстана к «зеленой» экономике и станет вкладом в подготовку столицы к предстоящей выставке «ЭКСПО-2017».

Talan Towers станет первым в Казахстане «зеленым» офисным зданием, построенным в соответствии с принципами охраны окружающей среды, применением энергосберегающих технологий, отвечающим стандартам LEED.

Заместитель Премьер-Министра – министр индустрии и новых технологий Асет Исекешев на церемонии отметил, что Астана – быстроразвивающийся город. Он притягивает туристов со всего мира. И поэтому облик столицы должен соответствовать самым высоким требованиям. Министр пожелал скорейшего завершения строительства.

Аким Астаны Имангали Тасмагамбетов подчеркнул важность торжественной церемонии, так как происходит она в преддверии пятнадцатилетия столицы, и назвал проект одним из знаковых. По словам акима, он практически завершает формирование архитектурного облика площади вокруг Байтерека и станет украшением города.

Реализацией архитектурного проекта занимается компания «Верный капитал». Как сообщалось, в новом здании разместятся бизнес-центр высочайшего класса и пятизвездочный отель The Ritz-Carlton. Talan Towers – один из объектов, который строится в контексте международной выставки EXPO 2017.

Как сказал присутствовавший на закладке фундамента поэт, писатель и дипломат Олжас Сулейменов, отрадно, что есть такие проекты. Он отметил, что название компании «Верный капитал» в точности отражает суть ее деятельности – это капитал, верный Казахстану. По словам выступавшего кто-то вкладывает средства в оффшоры, а наши бизнесмены – в отечественную экономику. Это хороший пример.

Следует отметить, что проект здания был разработан архитекторами компании SOM (Skidmore, Owings & Merrill LLP) – одной из ведущих мировых фирм в сферах архитектуры, градостроительства, инженерии и интерьерного дизайна. К настоящему времени фирма осуществила около 10 000 проектов в 50 странах мира и получила 800 наград, дважды став «Архитектурной фирмой года». Среди наиболее известных проектов – «Сирс Тауэр» и «Трамп Тауэр» в Чикаго, «Цзинь Мао» в Шанхае, «Бурдж Халифа» в Дубае, а также «Башня Свободы» в Нью-Йорке, которая возводится на месте разрушенного Всемирного торгового центра.

Комплекс Talan Towers будет состоять из двух башен разной высоты. В 26-этажной башне расположатся отель и жилые апартаменты. Во второй, 30-этажной, башне – бизнес-центр с офисами крупнейших казахстанских и иностранных компаний. Обе башни соединят трехэтажным подиумом, в котором разместятся торговая галерея мировых люкс-брендов, зал торжеств, СПА и фитнес-центр.

По замыслу архитекторов Talan Towers композиционно связан с символом Астаны – монументом «Байтерек» – и призван стать новой архитектурной достопримечательностью столицы.

В строительство многофункционального комплекса планируется инвестировать 300 млн. долларов. 

Подробнее

Стать лучшим вузом

12 Апреля 2016

Автор: Раиса НУРКАШЕВА

Ссылка на источник: http://www.kazpravda.kz/fresh/view/stat-luchshim-vuzom/

Новый экономический университет им. Т. Рыскулова объявил о смене своего названия. Теперь вуз называется НАРХОЗ Университетi. На русском языке название звучит как Университет НАРХОЗ, на английском – NARXOZ University. Эта информация прозвучала на пресс-конференции, организованной по случаю презентации концепции развития вуза как лидера экономического образования в Центральной Азии. Во встрече с журналистами приняли участие представители акцио­нера вуза – инвестиционной компании «Верный капитал» и выпускники разных лет, в том числе известный общественный деятель и бизнесмен Булат Утемуратов.

Новый экономический университет им. Т. Рыскулова объявил о смене своего названия.

Теперь вуз называется НАРХОЗ Университетi. На русском языке название звучит как Университет НАРХОЗ, на английском – NARXOZ University. Эта информация прозвучала на пресс-конференции, организованной по случаю презентации концепции развития вуза как лидера экономического образования в Центральной Азии. Во встрече с журналистами приняли участие представители акцио­нера вуза – инвестиционной компании «Верный капитал» и выпускники разных лет, в том числе известный общественный деятель и бизнесмен Булат Утемуратов.

Объясняя смену названия, менеджеры подчеркнули, что бренд «Нархоз» сформировался исторически и стал синонимом высоких стандартов экономического образования Казахстана. Именно так с первых дней основания в 1963 году стали неофициально называть Алматинский институт народного хозяйства. После обретения Казахстаном независимости вуз неоднократно переименовывали, но название Нархоз прочно закрепилось в памяти народной. Поэтому было решено его официально утвердить.

Продолжая разговор, ректор Кшиштоф Рыбиньски добавил, что Нархоз сейчас находится на этапе беспрецедентных реформ, влияющих на академические программы, методы преподавания, студенческую жизнь и инфраструктуру вуза. Так, разработан новый проект по внедрению лучших IT-технологий, которые еще не применялись в Центральной Азии.

– В следующем учебном году мы внедрим новую систему, первую в нашем регионе, и тогда у каждого студента и преподавателя появится доступ через мобильный телефон ко всем функциям Нархоза, – пояснил он.

Среди других новшеств привлекает внимание отмена привычного написания дипломных работ.

– Сегодня один дипломный проект реализуют сразу три-четыре студента, – продолжил ректор. – Они решают производственные задачи, поставленные бизнес-партнерами, то есть работодателями. Если смогут реализовать проект, значит будут трудоустроены. В этом есть прямая заинтересованность сделать дипломную работу на лучшем уровне.

Акционеры в свою очередь сообщили, что начиная с 2005 года в преобразование вуза они вложили около 40 млн долларов. Поскольку уверены: для развития экономики необходима достойная образовательная база, соответствующая международным стандартам. Кроме этого, было объявлено об открытии Эндаумент фонда. Булат Утемуратов в связи с этим добавил, что создание фонда – это вклад выпускников разных лет в развитие Нархоза и поддержку талантливых студентов из малообеспеченных семей. Акционер также сообщил, что учреждает пять именных стипендий Булата Утемуратова и 100 стипендий для бакалавриата.

Подробнее


ИА КазТАГ

Группа компаний "Верный Капитал" открывает 5-звездочный отель в курортной зоне Бурабай

21 Декабря 2012

Группа компаний "Верный Капитал" открывает 5-зведочный отель Rixos Lake Borovoe в Щучинско-Боровской курортной зоне, сообщают государственные СМИ.

"Сегодня на побережье озера Щучье благодаря группе компаний "Верный Капитал" открывается новый пятизвездочный отель, который призван обеспечить высочайший уровень сервиса и комфорта, что даст курорту полное право называться "казахстанской Швейцарией", - говорится в статье, опубликованной в официальной прессе в пятницу.

По информации издания, с 22 декабря отель Rixos Lake Borovoe начнет принимать гостей. В новом отеле имеется 200 номеров: обычные, номера Deluxe, PresidentialSuiteи PenthouseSuite.

"Дизайн интерьеров номеров, как и всего отеля, выполнен известной немецкой компанией Peter Silling & Associates, которая специализируется на создании интерьеров для отелей высочайшего класса по всему миру. Даже мебель была изготовлена специально для нового отеля в соответствии с эскизами немецких дизайнеров", - пишет газета.

На первом этаже одного из трех корпусов отеля расположено казино. Это первое казино в новой игровой зоне, границы которой определены распоряжением акима Акмолинской области. Новая игровая зона удалена от населенных пунктов, в которых находятся образовательные учреждения и детские сады.

Также в отеле 2 ресторана, закрытый бассейн с подогреваемой водой, большая фитнес- и SPA-зона, зал для приема гостей и 4 конференц-зала - "Астана", "Алматы", "Стамбул" и "Анкара".

Рядом с отелем выстроен аналог "Деревни Санта-Клауса" с деревянным дворцом и гостевыми домиками, вокруг которых сооружен ледяной городок.

В публикации сообщается, что строительство нового отеля было предусмотрено государственной программой форсированного индустриально-инновационного развития (ГП ФИИР).

"Новый отель должен послужить примером для других инвесторов, он для того и был включен в ГП ФИИР, чтобы стать своего рода ориентиром, маяком", - отмечает госСМИ.

Как ранее сообщалось, в послании народу РК "Социально-экономическая модернизация - главный вектор развития Казахстана" президент Нурсултан Назарбаев поручил разработать системный план развития Бурабайской курортной зоны в Акмолинской области. План на 2012-2013 годы был утвержден постановлением правительства в июле 2012 года. На эти цели из республиканского бюджета было выделено Т17,8 млрд, в октябре в план были внесены коррективы, потребовавшие ассигнования еще Т4,1 млрд.

Планом, в частности, предусмотрены меры по улучшению инфраструктуры Щучинско-Боровской курортной зоны: ремонт дорог, очистка озер, благоустройство туристских маршрутов. Предполагается, что отели будут возводиться усилиями частного бизнеса.

Напомним, в январе 2012 года владелец компании "Верный Капитал" Булат Утемуратов приобрел роскошный отель Ritz-Carlton в столице Австрии. 202-комнатный отель был построен на Schubertring в историческом месте, где также находятся Венская государственная опера и музей изобразительных искусств. Отель Ritz-Carlton расположен в двух дворцах постройки XIX века, которые охраняются как памятники культурного достояния Австрии.

АО "Верный Капитал" зарегистрировано 19 октября 2006 года. Единственным акционером компании является ТОО "Verny Investments Holding". "Верный Капитал" предоставляет услуги по индивидуальному доверительному управлению и управлению активами паевых инвестиционных фондов. На сегодня под управлением АО "Верный Капитал" находится 6 паевых инвестиционных фондов.

Подробнее


Телеканал «Хабар»

Инвесткомпания «Верный Капитал» совместно с «Казцинком» купили золотоносные месторождения

19 Февраля 2013

Речь идет о месторождениях «Райгородок» в Акмолинской и «Комаровское» в Костанайской областях.

Совокупные объемы запасов оцениваются примерно в 70 тонн. Новые собственники намерены реализовать инвестпрограмму, направленную на дальнейшее промышленное развитие залежей. В частности, на месторождении «Комаровское» изучаются варианты переработки первичных руд на месте со строительством перерабатывающего комплекса. На месторождении «Райгородок» планируется доразведка с расширением текущих производственных мощностей.

Ерлан ОСПАНОВ, ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР ГРУППЫ КОМПАНИЙ «ВЕРНЫЙ»:

- Наши намерения развивать этот актив, эти два месторождения, вдохнуть в них новую жизнь. И дать новый толчок в развитии самой компании «Казцинк». Безусловно, все это приведет к увеличению производства золота.

Подробнее

«Нархоз» откажется от написания дипломных работ

8 Апреля 2016

Ссылка на источник: http://khabar.kz/ru/news/obshchestvo/item/52197-narkhoz-otkazhetsya-ot-napisaniya-diplomnykh-rabot

В одном из крупнейших экономических ВУЗов страны - знаменитом «Нархозе» решили отказаться от практики написания дипломных работ. Уже в этом году выпускники будут разрабатывать собственные бизнес-проекты.

В одном из крупнейших экономических ВУЗов страны - знаменитом «Нархозе» решили отказаться от практики написания дипломных работ. Уже в этом году выпускники будут разрабатывать собственные бизнес-проекты. Об этом сегодня заявил ректор ВУЗа на традиционной встрече выпускников. По словам Кшиштофа Рыбиньски, сейчас студенты часто грешат плагиатом, скачивая в интернете готовые работы. По мнению ректора, выпускникам было бы куда полезнее объединиться в небольшие группы и поработать над созданием реального дипломного проекта, который потом можно было бы успешно реализовать в будущем. Кшиштоф Рыбиньски, ректор университета «Нархоз» - Это маленькая книжечка в 80-100 страниц. Она частично скачана с интернета - это плагиат, так часто бывает. Никому это не нужно и никто это не читает. Мы подумали, что потенциал студентов нужно по-другому использовать, поэтому теперь у нас команды 3-4-5 человек. Они пишут дипломные проекты. Мы берем от наших бизнес партнеров реальные проблемы из бизнеса, студенты командно решают эти проблемы. Вот это полезно нашим бизнес-партнерам.

Подробнее


ИА «Новости-Казахстан»

Глава совета директоров «Верный капитал» считает цену продажи пакета акций «Казцинка» ФНБ справедливой

19 Февраля 2013

Ссылка на источник: http://newskaz.ru/economy/20130219/4786960.html

Председатель совета директоров инвестиционной компании «Верный капитал» Тимур Исатаев считает цену продажи его компанией пакета акций горно-металлургической компании «Казцинк» Фонду национального благосостояния «Самрук-Казына» справедливой.

АО «Верный Капитал» недавно в два этапа вышло из состава акционеров горно-металлургической компании «Казцинк». В октябре 2012 года компания продала 18,91% «Казцинка» швейцарскому сырьевому трейдеру Glencore International plc, который благодаря этой сделке увеличил свою долю в меткомпании с 50,7% до 69,61%. Общая стоимость сделки соста-вила примерно 1,349 миллиарда долларов. Кроме того, в феврале 2013 года АО «Верный капитал» продало Фонду национального благосостояния «Самрук-Казына» 29,8% акций Казцинка за 1,650 миллиарда долларов.

«Один миллиард 650 миллионов долларов, которые были получены от продажи этого пакета, по нашему мнению, является справедливой ценой в сегодняшних рыночных условиях», - сказал Исатаев на пресс-конференции во вторник.

Он подтвердил, что по первоначальному соглашению с компанией Glencore цена за пакет 29 с небольшим процентов составляла порядка 2,2 миллиарда долларов. «Однако, после того как мы поняли, что у «Самрук-Казына» есть интерес к приобретению активов в Казахстане, а также есть интерес к приобретению не просто активов, а установлению контрольного пакета над данными активами, то естественно у нас появился второй покупатель», - сказал глава совета директоров. 

«После проведенных переговоров мы пришли к мнению, что такого рода сочетание как Glencore плюс «Самрук-Казына» является наиболее оптимальным для развития этого актива, такого большого и важного актива для страны как «Казцинк». Поэтому было принято решение продолжить переговоры с «Самрук-Казына», - подчеркнул он. 

Позже, в кулуарах пресс-конференции, объясняя решение о продаже доли в «Казцинке» ФНБ за меньшую цену, чем предлагал Glencore, Исатаев предложил журналистам «встать на позицию Glencore». «Вы встаньте на их позицию  развивать (производство), стопроцентно владея, или развивать, имея такого партнера, как «Самрук», и мы начали переговоры с «Самруком» - это не было отказом Glencore на самом деле, мы в принципе, могли спокойно завершить сделку и получить эти 2,2 миллиарда, но посчитали, что лучше для проекта, лучше для страны, если говорить уж совсем пафосно говорить, чтобы было вот такое сочетание», - сказал он. 

Комментируя разницу между предложением Glencore и ФНБ, глава совета директоров заметил, что «у «Самрука» были свои консультанты, которые делали оценочное исследование». «Не сильно, в принципе, разбегалась с нашей оценкой (оценка ФНБ), после того, как все оценки сделают, там плюс-минус трамвайная остановка, естественно, и дальше это предмет переговоров», - сказал он.

Одновременно Исатаев опроверг информацию компании «Халык финанс» о том, что у «Верного капитала» якобы осталась какая-то доля в «Казцинке». «Халык финанс», увы, ошибается, у нас нет и не осталось доли в «Казцинке», мы продали все. Откуда взялись еще полпроцента мне, честно говоря, непонятно», - прокомментировал он соответствующий вопрос журналистов.

Подробнее


Газета «Деловой Казахстан»

Верные инвестиции

22 Февраля 2013

Автор: Ольга Ланская

«Нам не интересны сделки «купи-продай», нам интересно взять потенциальный актив, который находится не в лучшем состоянии в настоящий момент, привести его в порядок, наладить новое производство, поставить новую технологию, отрегулировать управление и сделать из него предприятие мирового уровня».

Так прокомментиро­вал председатель сове­та директоров компании «Вер­ный Капитал» Тимур Исатаев самую громкую сделку последнего времени - при­обретение этой инвесткомпанией совместно с ТОО «Казцинк» компании «Ори­он Минерале», которая вла­деет правами на недрополь­зование на золотоносных месторождениях Райгородок (Акмолинская область) и Комаровское (Костанайская область). На этой неде­ле в ходе пресс-конференции участники сделки, которая была заключена с компанией Central Asia Minerals: Mining and Exploration company -CAMMEX, огласили ее дета­ли. Ее сумма составила око­ло 30 млрд тенге ($199млн). Доли между партнерами-покупателями были распре­делены следующим образом: «Верный Капитал» - 10,5%, ТОО «Казцинк» - 89,5%.

- Нам пришлось побороть­ся за то, чтобы доказать про­давцу, что именно мы и «Каз­цинк» являемся достойны­ми покупателями этого акти­ва, - признался господин Исатаев. - Претендентов было не­сколько, но выбрали нас, как лучших. Мы уже получили все необходимые разреше­ния государственных регули­рующих органов и, что самое главное, - одобрение сделки Межведомственной комис­сией. Таким обраюм, сделка полностью готова, находится на стадии завершения и будет закрыта, как мы ожидаем, не позднее 26 февраля.

Согласно озвученной ин­формации, совокупные запасы приобретенных место­рождений оцениваются при­мерно в 70 тонн. При этом имеется потенциал обна­ружения новых геологиче­ских запасов после прове­дения в будущем дополни­тельных геологоразведочных работ. Новые собственники намерены реализовать ин­вестиционную программу, направленную на дальней­шее промышленное разви­тие месторождений. В част­ности, поделились планами партнеры, на Комаровском изучаются варианты перера­ботки первичных руд на ме­сте со строительством пере­рабатывающего комплекса. На месторождении Рай горо­док стартовым приоритетом будет доразведка месторож­дения вместе с расширением текущих производственных мощностей.

- Эта сделка важна для всех ее участников, - считает Ти­мур Исатаев. - В частности, компания «Казцинк» заин­тересована в новых место­рождениях с большим по­тенциалом, которые позво­лят ей укрепить ресурсную базу золотодобывающего подразделения - АО Altyntau Resources. Золотоносные ме­сторождения обрели инве­стора, который профинанси­рует их развитие. В том чис­ле, создаст производствен­ные мощности по перера­ботке руд на месте. Кроме того, им необходим надеж­ный партнер с устойчиво ра­стущей потребностью в руде. Другой фактор - необходи­мость профессионального управления этими процесса­ми. Таким образом, это вза­имовыгодная сделка, кото­рая увеличит возможности и потенциал всех сторон, а также будет способствовать развитию регионов, на тер­ритории которых находятся приобретаемые месторожде­ния. Это инвестиция в раз­витие Казахстана.

В свою очередь гене­ральный директор компа­нии «Верный Капитал» Ерлан Оспанов более подроб­но остановился на приобре­тенных активах.

- Комаровское место­рождение можно отнести к числу средних по мощно­сти, оно достаточно разра­ботано, - поясняет господин Оспанов. - Оно меньше, чем Васильковское месторождение, но его плюс в том, что с минералогической точки зрения его руду проще перерабатывать. Наша первоочередная задача грамотно построить на этом ме­сторождении карьер и организовать цикл переработки руды на месте. Месторождение Райгородок более моло­дое. Здесь мы начнем со вто­рой стадии геологоразведоч­ных работ. Приоритетом бу­дет доразведка месторожде­ния вместе с расширением текущих производственных мощностей по кучному вы­щелачиванию окисленных золотых руд. После получе­ния полной геологической картины по объемам первич­ных руд будут разработаны планы на строительство пе­рерабатывающего комплек­са сульфидных золотых руд. При этом структура сделки такова, что в дальнейшем мы будем развивать месторож­дение Райгородок самосто­ятельно.

Ерлан Оспанов также под­черкнул, что компания со­вместно с «Казцинком» на­мерена реализовать инве­стиционную программу, на­правленную на дальнейшее промышленное развитие ме­сторождении. «Мы увидели бизнес-возможность, све­ли вместе потенциально за­интересованных друг в дру­ге участников рынка и обе­спечили заключение сделки на взаимовыгодных усло­вия», - резюмировал он за­вершенный процесс.

Это не единственный при­мер партнерства двух компа­ний. «Верный Капитал» и «Казцинк» сейчас совместно раз­вивают Васильковский ГОК.

- Когда мы пришли на Васильковское месторожде­ние, предприятие произ­водило около 500 кг золо­та в год, - приводит при­мер Ерлан Оспанов. - При этом максимальный объ­ем золота, который произ­водило предприятие в свои лучшие годы, не превышал 1 тонны. Благодаря прове­денной модернизации про­изводительность выросла в восемь-девять раз. Фактиче­ски было создано новое пред­приятие, включая абсолютно новый производственно-технологический цикл по пе­реработке руды.

Топ-менеджеры «Верного Капитала» также подчерки­вают в ведении бизнеса свою приверженность рыночным правилам игры. Созданная в 2006 году компания инвести­ровала ряд проектов. При­чем все активы приобрета­лись на вторичном рынке, за рыночную цену и в це­лях создания нового произ­водства или расширения дей­ствующего.

- Мы практически всегда привлекаем профессиональ­ных стратегических партне­ров в наши инвестиции. То есть те компании, которые являются одними из лучших в этих отраслях, - гово­ря о стратегии «Верного Ка­питала», подчеркивает Ер­лан Оспанов. - И когда мы развивали компанию, выво­дили ее на новый уровень, тем самым повысив ее капи­тализацию, мы ее продава­ли. Причем найдя надежно­го нового собственника на­шему детищу. Ныне успеш­ный Васильковский ГОК, о который «сломали зубы» до нас многие, это один при­мер. Другой пример - ком­пания «Картел», где нашим партнером является между­народная группа «Вымпел­ком». Еще пример - недавно открытый Rixos - отель ми­рового класса в Боровом. И один из недавних примеров - «Бургер Кинг». Мы откры­ли по международной фран­шизе уже 8 этих ресторанов в Алматы и готовимся к откры­тию в Астане. Сегодня - новая веха в созидательной истории нашей компании.

«Верный Капитал» пообе­щал, что это не последний проект: в скором времени состоится презентация но­вого инвестиционного про­екта в Астане.

Сделка не прошла неза­меченной для аналитиков и фондового рынка. В частно­сти, в комментарии компании Halyk Finance отмечается, что за последний год активность на рынке слияний и поглощений в золотодобывающем секторе Казахстана выросла значительно. В качестве при­мера приведены приобретение в ноябре 2012 года компа­нией, подконтрольной семье Ассаубаевых, контрольною пакета в Hambledon Mining. А также продажа россий­ским «Полюс Голдом» акти­вов «КазахГолда» за $310 млн консорциуму компаний. И продажа на прошлой неде­ле канадской Turquoise Hill Resources 50% в «Алтыналмас Голд» за $300млн компа­нии Sumeru BV. Тренд оче­виден - иностранные инве­сторы продают свои золо­тые активы в Казахстане и, по-видимому, местным ак­ционерам, резюмируют ана­литики Halyk Finance.

По крайней мере, два момента в этом комменте по­зитивны: сделки происхо­дят на рыночных принципах. И второй - выросшая инве­стиционная активность от­ечественного бизнеса, если предположение о местных акционерах верно. То, что казахстанский бизнес окреп настолько, что ему по пле­чу масштабные инвестиции в отечественный реальный сектор, позитивный факт. Местный бизнес развивает капиталоемкие и высокозатратные отрасли, поднимая регионы и в целом способ­ствуя своими инвестициями отечественной экономике.

По крайней мере, в слу­чае приобретения «Верным» столь важных активов уже 11С предположение - а факт. Со всеми вытекающими из него ожиданиями. Но - поживем, увидим...

Подробнее


Газета «Мегаполис»

Принципы «Верного»

8 Апреля 2013

Автор: Анна Выприцких

Ссылка на источник: http://www.megapolis.kz/art/Printsipi_Vernogo

Компании, которые занимаются прямыми инвестициями, можно сравнить с докторами или учителями. Они либо лечат, либо учат предприятия, в которые инвестируют. Инвестиционная компания «Верный Капитал» управляет в общей сложности инвестициями в полутора десятках компаний. Это более 4 млрд долларов. Как решать, куда вкладывать, как понять, когда актив пора продавать, и где ещё не ступала нога казахстанского инвестора, представители «Верного Капитала» рассказали на прошлой неделе журналистам.

 

За годы независимости в Казахстане сформировались компании, владеющие серьёзным капиталом и обширным опытом в правильной организации бизнес-процессов. Наиболее оптимальный вариант для таких компаний – вложение средств в перспективные, но, возможно, в данный момент проблемные предприятия. Такое вложение инвестиций, сопровождаемое «глубоким погружением» в приобретаемый актив, называется «прямыми инвестициями» – private equity.

– Компании private equity покупают предприятия, потенциал которых не раскрыт. Энергичными мерами по усилению менеджмента, реструктуризации кредитов, возможно, сокращению ненужной деятельности они выводят компании на новый виток развития, а потом, на пике процветания, продают, – объясняет принцип прямых инвестиций председатель совета директоров компании «Верный Капитал» Тимур Истатаев.

По такому принципу относительно недавно «Верный Капитал» реанимировал Васильковский ГОК, превратив его в процветающую золотодобывающую компанию «Алтынтау».

– Мы очень долго отрабатывали технологию работы, потратили много денег. В итоге сейчас на Васильковке построена новая обогатительная фабрика, извлекательная. Внедрена передовая технология обогащения золота. В 2012 году там было добыто 9 тонн золота, хотя в тот момент, когда мы купили Васильковский ГОК, добывалось не более 500 килограммов, а в лучшие годы – не более тонны. За это время было создано порядка двух тысяч новых рабочих мест, – рассказывает генеральный директор компании «Верный Капитал» Ерлан Оспанов.

На реорганизацию Васильковского ГОК ушло более 5 лет, но дело того стоило: на сегодняшний день это предприятие является едва ли не крупнейшим налогоплательщиком в Акмолинской области. Кстати, о налогах: общаясь с журналистами, представители «Верного Капитала» сообщили, что в 2012 году общий объём налоговых отчислений с учётом управляемых активов и доли владения в них в 2012 году составил 107 млн долларов.

Сейчас компания «Верный Капитал» развивает доли более десятка предприятий в сфере недвижимости, инфраструктуры, телекоммуникаций, а также добычи полезных ископаемых. При этом руководство инвестиционного фонда не исключает скорого появления новых интересных направлений. В разработке у сотрудников «Верного Капитала» регулярно очень много проектов, но реальный потенциал роста и развития имеют всегда в лучшем случае 2-3 компании из ста. Впрочем, как отмечает Ерлан Оспанов, это очень даже неплохие показатели.

Основным отличием своей компании от других инвестиционных фондов руководство «Верного Капитала» считает нацеленность на партнёрство и сотрудничество.

– Мы стараемся в каждом проекте найти компетентных партнёров. Так торговую марку Beeline мы развиваем совместно с российской компанией «Вимпелком». Эта компания когда-то создала бренд Beeline в России, а сейчас является одной из самых успешных компаний на рынке мобильной связи, – рассказывает Тимур Исатаев.

Впрочем, как отмечают в «Верном Капитале», желание сотрудничать сформировалось из-за постоянной нехватки компетентных кадров: лучше поделиться частью прибыли со стратегическим парт-нёром, который принесёт опыт и технологии, чем искать по всему свету специалистов и уговаривать их приехать в Казахстан. Но даже несмотря на это, «Верный Капитал» всегда нуждается в новых кадрах.

– Лучшие друзья инвестиционных компаний – рекрутёры. Для эффективной работы нам постоянно необходимы грамотные, честные, образованные люди, – рассказывает Тимур Исатаев. – В идеале – ещё и ищущие работу, и со знанием английского языка.

Кадры, которые решают всё, по логике вещей должны готовить вузы, которые зачастую нуждаются как в совершенствовании методик обучения, так и в обновлении материально-технической базы. На всё это нужны деньги. Когда-то «Верный Капитал» выкупил акции КазЭУ имени Турара Рыскулова, более известного как нархоз. Проект этот неприбыльный, точнее, сам университет приносит прибыль, но она вся остаётся на развитие вуза, инвестор не может её изымать. Здесь «Верный Капитал» видит свою социальную миссию и в то же время возможность в перспективе хотя бы частично утолить свой кадровый голод.

– Мы поняли, что необходимо готовить людей, которые будут востребованы на рынке. Это значит, что надо давать новые знания новыми методами. Лекции и семинары уже устарели, нужны новые преподаватели, которые смогут студентов увлечь. Разработкой новых методик мы сейчас и занимаемся, – говорит Тимур Исатаев.

Но, как отмечает руководитель компании «Верный Капитал», проще создать новый вуз, чем реформировать старый. Так что процесс идет, что называется, «со скрипом». Тем не менее лет через пять компания готова будет представить на суд общественности новые образовательные технологии, опробованные в нархозе.

– В этом году мы уже начали работу с группой студентов. Пригласили их на практику, платим им заработную плату, и по итогам этой практики 5-6 человек мы возьмём к себе в головной офис, – раскрывает детали подготовки новых квалифицированных кадров Ерлан Оспанов.

Перспективным направлением для прямых инвестиций представители «Верного Капитала» считают новые технологии и сельское хозяйство. Поиски подходящих компаний ведутся постоянно, специальная команда «просеивает» различные документы, финотчётность, сообщения СМИ, чтобы отыскать бриллиант. А бриллиант – это компания, которая пока не вышла на тот уровень, которого заслуживает, и вряд ли выйдет без хорошего инвестора. Вот тут-то и появляется «Верный Капитал».

А как понять, что актив пора продавать? На это Тимур Исатаев пошутил: «Вот если актив становится родным и жалко его продавать – значит пришла пора расставаться!»

Подробнее

Под брендом Talan Тоwers

24 Марта 2014

Автор: Назгуль Абжекенова

Ссылка на источник: http://www.megapolis.kz/art/Pod_brendom_Talan_Towers

Первый во всём. Так можно сказать о проекте Talan Тоwers в самом сердце Казахстана – Астане. Первооткрыватель «зелёного» строительства в республике, объект класса «А» № 1 в столице, первоклассная команда профессионалов – всё это слагаемые успеха проекта «Башни удачи» от группы компаний «Верный Капитал». На прошлой неделе состоялась презентация бизнес-центра Talan Тowers.

Напомним: закладка первого камня в фундамент будущего суперстроения состоялась в июне 2013 года. Как отметил на церемонии по этому поводу генеральный директор группы компаний «Верный Капитал» Ерлан Оспанов, во всех инвестиционных проектах «Верный Капитал» стремится задавать новую планку для развития той или иной индустрии и создавать образцы для рынка.

Проект «Башен удачи» – а именно так окрестили своё детище его создатели – должен стать новым брендом в строительной сфере благодаря применению «зелёных» технологий. Более того, это первое в Казахстане здание, которое будет соответствовать международному стандарту энергоэффективных и экологичных зданий LEED. Площадь комплекса – 120 000 кв. м.

Talan Тowers – это первый в Астане люксовый пятизвёздочный отель The Ritz Carlton и бизнес-центр премиум-класса. Связующим звеном двух башен станет первая люксовая торговая галерея. Также в комплексе расположатся зал торжеств, конференц-залы и meeting-rooms, SPA и фитнес-центр, рестораны и бары.

Традиции лидера «Верный Капитал» продемонстрировал и в реализации этого амбициозного проекта. Talan Towers спроектировала одна из ведущих мировых фирм – американское архитектурное бюро SOM. Девелопером проекта является компания Astana Property Management, входящая в группу компаний «Верный Капитал».

Открывая церемонию презентации бизнес-центра Talan Towers, генеральный директор группы компаний «Верный Капитал» Ерлан Оспанов подчеркнул, что компания поставила перед собой задачу построить здание, отвечающее современным требованиям к коммерческой недвижимости без каких бы то ни было скидок.

– Это будет настоящий бизнес-центр класса «А» – первый в Астане. Для «Верного Капитала» это очень важный проект. Это здание будет таким же, как аналогичные строения в Нью-Йорке, Лондоне, Сингапуре. Другая задача – «зелёное» строительство. Мы с самого начала выбрали строительную концепцию по стандартам LEED, – сказал Ерлан Оспанов, объявив о готовности вести переговоры с потенциальными арендаторами офисного центра.

Класс бизнес-центра будет мировым, а цена аренды в нём – астанинской, обещают его владельцы. Конечно же, с учётом уникальности класса центра, концепции и здания.

 – В портфеле «Верного Капитала» недвижимость занимает значительный объём – около 30%. Помимо офисов наша компания построила отели The Ritz Carlton в Москве, Вене, Rixos Borovoe. И Talan Towers – следующий трофей в нашем портфеле. По окончании строительства все компании нашей группы переезжают в новый бизнес-центр. Надеюсь, что нашему примеру последуют гости сегодняшней презентации. Работать в Talan Towers будет комфортно, эффективно и престижно, – заверил гендиректор «Верного Капитала».

Директор компании Astana Pro-perty Management Айдар Уткелов, в свою очередь, акцентировал внимание гостей на том, что сам факт создания проекта Talan Towers свидетельствует о выходе столичного рынка недвижимости на принципиально новый качественный уровень.

– Talan Towers – это настоящий бизнес-центр А-класса. Когда мы говорим «настоящий А-класс», мы не подразумеваем соответствие двум-трём размытым параметрам. В нашем случае это соответствие всем международным стандартам, которые предъявляются к зданиям такого класса. Статус и качество Talan Тоwers – большое вложение компаний-арендаторов в свой имидж. Компании также получат лучший вид на все достопримечательности столицы, какой только возможен, – отметил Айдар Уткелов.

Бизнес-центр, как сообщил глава Astana Property Management, будет состоять из 30 этажей общей площадью 35 тыс. квадратных метров. При разработке проекта здания учитывались современные конструктивные решения. Так высота потолков в чистовой отделке составит более 3 метров. Предусмотрена открытая планировка с шагом колонн 9 метров, а также панорамное остекление от пола до потолка, что даёт возможность проникновения солнечного света на всю глубину этажа. К услугам работников и посетителей делового центра будет восемь высокотехнологичных лифтов, VIP-лифт и сервисный лифт.

– По техническим параметрам и инфраструктуре Talan Towers отвечает всем стандартам класса «А» и «зелёного» строительства. Инжиниринговые решения – самые передовые, системы безопасности – самые суперсовременные. Энергообеспечение будет осуществляться из двух источников плюс генератор. Телекоммуникационные решения будут предлагаться, как минимум, тремя провайдерами. Здесь же расположится и высококлассный кафетерий для арендаторов с дружелюбными ценами, – поделился деталями проекта Айдар Уткелов.

Строительство первой «Башни удачи» – офисного центра – началось в сентябре 2013 года.

– На сегодняшний день мы находимся на отметке минус 10 в котловане. На днях закончили монтаж свайного поля. Это 24-метровые сваи, которые позволят всему объекту опираться на материнскую породу и выдерживать ветровые нагрузки Астаны. В июле 2014 года мы планируем заложить фундамент, и к декабрю 2015 года все работы по офисной башне Talan Towers будут завершены, – сообщил Айдар Уткелов, подчеркнув, что реализация проекта не была бы возможна без наличия суперкоманды.

– Я не говорю об инвесторе и нашей компании. Я говорю о партнёрах, подрядчиках и теперь уже друзьях. Среди них компания SОМ, два года подряд признаваемая лучшим архитектурным бюро в мире, компания Turner Consruction – компания номер 1 по управлению строительством, – выразил признательность коллегам руководитель Astana Property Management.

В команде, сплочённой единым духом лидерства, работает Ксения Агапова – консультант по «зелёному» строительству, заместитель директора по экологическим инновациям российской компании JLL.

– Astana Property Management – пионер «зелёного» строительства в Казахстане.  При упоминании термина «зелёное» строительство у нас появляются разные ассоциации. Энергоэффективность, солнечные панели, ветряки, комфортная здоровая среда, дома из дерева. Но важно понимать: для объединения всех этих понятий в единое целое необходимы общая система, общий подход. И именно этой системой и этим подходом является экологическая сертификация. То, что невозможно измерить, невозможно улучшить. Почему «зелёные» здания сегодня востребованы на рынке? Потому что они представляют собой абсолютно новую модель бизнес-недвижимости. При снижении операционных расходов «зелёные» здания предоставляют более комфортную среду для арендаторов, что ведёт к повышению доходности, – отметила эксперт в сфере «зелёных» технологий строительства.

Среди преимуществ «зелёного» здания именно для арендаторов Ксения Агапова назвала повышение продуктивности сотрудников и их лояльности.

– Вам легче будет удерживать сотрудников в таких зданиях. «Зелёные» строения работают на ваш корпоративный имидж и на вашу корпоративную социальную ответственность. И не стоит забывать, что в таких зданиях уменьшаются коммунальные платежи, – дополнила консультант.

Talan Towers, как прогнозируют эксперты, станет знаковым проектом в глобальном масштабе и будет поставлен в один ряд с такими проектами, как Shard, Empire State Вuilding, London Вridge и другими.

– Представьте, что летом вы решили доехать до работы на велосипеде. На подъезде к офису вас ожидает комфортная велопарковка. После вы принимаете душ и приступаете к ежедневным обязанностям. Неплохая утренняя разминка, которая позволит вам дольше оставаться здоровым, не так ли? – обрисовала картину недалёкого будущего Ксения Агапова.

Проект предусматривает и технологию «зелёная» кровля.

– Помимо того, что это модная архитектурная особенность объекта, такая кровля выполняет массу функций. Кровельное покрытие в здании будет служить гораздо дольше, меньше затрат на кондиционирование летом, не считая приятной светообразующей функции, – рассказала Ксения Агапова.

«Зелёное» строительство, как отметила консультант, начинается не с фантастических космических технологий, а с качественно продуманного проекта архитектуры.

– В этом плане Talan Towers выделяется в ряду других строений. При разработке комплекса максимально учитывались все местные особенности и максимально использовалось естественное освещение. Самым благоприятным для жизни и работы любого офиса является именно «зелёное» здание. Помимо того, что это приятный вклад в наше здоровье плюс экономия электроэнергии, здесь строгая детальная система учёта и мониторинга энергопотребления. В здании применяются инновационные идеи для экономной сантехники, организованы все возможности для раздельного сбора отходов, – сказала эксперт по экоинновациям.

На данный момент, по информации создателей и реализаторов проекта, в рамках экологической стратегии Talan Towers уже получил 16 баллов из целевых 55. Сертификат соответствия экостандартам здание получит после полного введения в эксплуатацию.

Открытие второй башни Talan Towers намечено на осень 2016 года. И хотя быть первым всегда сложно, проект «Верного Капитала» уже сегодня демонстрирует, что без первооткрывательства лидерство невозможно.

Подробнее


Журнал Forbes Kazakhstan

Верный выстрел. Как Тимур Исатаев превратился из рядового банкира в крупнейшего инвестиционного управляющего Центральной Азии

8 Апреля 2013

Автор: Александр Воротилов

Ссылка на источник: http://forbes.kz//finances/finance/vernyiy_vyistrel/?mark=%D0%B2%D0%B5%D1%80%D0%BD%D1%8B%D0%B9%20%D0%B2%D1%8B%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B5%D0%BB

В 1991 году Советский Союз разваливался на глазах – «путчисты» пытались захватить власть, а прос­той казахстанский студент Тимур Исатаев стоял в кассе «Аэрофлота», чтобы купить билет в Вашингтон на чеки Внешторгбанка. Он не бежал от режима, а во второй раз летел в США, чтобы продолжить обучение в американском вузе как первый студент независимого Казахстана, которому молодое государство дало денег на Йельский университет. Инвестиции в студента оправдали себя: сегодня Тимур Исатаев – успешно развил несколько знаковых банковских проектов и входит в состав управляющей команды компании АО «Верный капитал», которая инвестирует в различные сектора экономики Казахстана и других стран в общем объеме около $4,5 млрд. А государство в прошлом году отметило заслуги Исатаева орденом «Курмет».

Новые времена – новый Лондон

В 1989 году отношения между СССР и США заметно потеплели, оба государства шли навстречу не только в военном сотрудничестве, взаимное проникновение происходило и на «бытовом» уровне. Годом ранее Михаил Горбачев и Джордж Буш-старший подписали программу обмена студентами между университетами двух сверхдержав, и по 150 человек из 50 вузов с каждой стороны получили возможность отправиться за «железный занавес». Во вторую волну этих счастливчиков попал Тимур Исатаев, который учился в Казахском государственном университете на философско-экономическом факультете. «Я попал в Коннектикут-колледж, в город Нью-Лондон, который находится на реке Темзе. Моим куратором стала профессор Хелен Рив, возглавлявшая тогда факультет славистики, – вспоминает Исатаев. – Сразу после первого семестра она мне порекомендовала учиться дальше. Действительно, я удачно попал в Коннектикут-колледж, ведь всего лишь в полутора часах езды от этого места находятся величайшие университеты Америки – Колумбийский, Гарвардский, Йельский и другие.

Хелен Рив порекомендовала Тимуру не тратить зимние каникулы на отдых, а проехаться по окрестным университетам и подать в них документы на поступление, что он и сделал. В каждом из этих вузов ему был оказан радушный прием, ведь г-жа Рив организовала для него встречи с профессурой. По результатам каждого собеседования Исатаеву было рекомендовано подавать заявления на поступление в вуз. Всего он при помощи Хелен Рив подал пять заявлений. Однако этого было мало – ему еще предстояло доучиться в родном КазГУ, ведь высшее образование в США можно получить за четыре года, в вузах бывшего СССР – за пять лет. Правда, была одна лазейка: университеты США принимали так называемые отсроченные заявления, в которых указывался желаемый год поступления.

Толстый и тонкий

Тимур Исатаев вернулся в СССР из своего первого вояжа в США летом 1990 года. Как он рассказывает, неприятия со стороны студентов и преподавателей не было, скорее был дикий интерес – ведь он вернулся из Америки, что в то время было сродни полету на Луну. Окончив экстерном четвертый курс, он стал ждать ответ из американских вузов.

«Наступила весна 1991 года, и я стал ожидать писем из университетов, которые, по моим подсчетам, должны были уже приходить. В начале 1990-х почта работала железно – письма из Америки доходили за 10–12 дней, – рассказывает Тимур Исатаев. – Вскоре процесс сдвинулся: стали приходить ответы по результатам рассмотрения документов. Я тогда научился отличать положительный ответ от отрицательного, не открывая письма: тонкий конверт – отказ, толстый – положительный ответ. Из пяти университетов, куда я подал документы, я получил три тонких конверта и два толстых».

Молодым казахстанским ученым выдали по несколько сумок денег – чеками Внешторгбанка

Зеленый свет на учебу в своих стенах дали Йельский и Колумбийский университеты. Правда, Колумбия уточнила, что примет студента за $50 тыс. – такова была цена двухлетнего обучения. Разумеется, таких денег у Тимура Исатаева не было. Йель денег не требовал, но поставил условие, что нужно подтвердить наличие $20 тыс. на двухлетнее проживание в США. И таких денег ни у Тимура, ни у его семьи не было, поэтому он решил забыть про американские вузы и начал устраивать свою жизнь в Казахстане. «Была еще одна призрачная возможность найти деньги – попросить у государства. Моя мама как-то услышала по телевизору выступление Нурсултана Назарбаева, который говорил, что Казахстан будет помогать молодым дарованиям получать образование за рубежом, – говорит Исатаев. – Она предложила мне написать письмо президенту, объяснить ситуацию и попросить денег на учебу. Успех этой идеи выглядел настолько нереально, что я отправил письмо и забыл о нем».

Встреча с президентом

Тимур поступил в аспирантуру родного университета, практически забыв про Америку, которая, судя по всему, не хотела его отпускать. В конце лета 1991 года в его квартире раздался телефонный звонок. На другом конце провода поинтересовались, отправлял ли Тимур письмо на имя первого лица, и пригласили его на встречу в администрацию президента. Вместе с ним на встречу пришли еще несколько человек, знакомых Тимура, которые, как оказалось, тоже поступали в американские вузы: один – в Кембридж, другой – в Университет Огайо.

«Можете себе представить наше удивление, когда нас привели к президенту? Он нас подробно расспросил о наших планах. Пообещал, что поможет при условии, что мы вернемся в Казахстан после обучения и будем работать на родине, – восторженно рассказывает Тимур Исатаев. – После этого Нурсултан Назарбаев сказал нам напутственные слова, распорядился, чтобы нам выделили деньги, и отпустил. Все было как во сне».

В итоге молодым казахстанским ученым выдали по несколько сумок денег – чеками Внешторгбанка номиналом $20.

«Я не знал, что мои приключения только начинаются – возвращение в Америку оказалось трудным, – вздыхает Тимур Исатаев. – Когда я приехал в Москву, мне пришлось несколько дней стоять в очереди в кассу «Аэрофлота», а когда подошел мой черед, уставшая женщина по ту сторону стекла сообщила мне, что все билеты в Америку выкуплены на год вперед». 

Рушились планы, рушилась страна, Тимур сидел в Москве, смотрел телевизор, по которому вещали о внезапной болезни Горбачева члены Государственного комитета по чрезвычайному положению. Но он решил не сдаваться и действовать по линии Совета Министров СССР, показав соответствующим представителям Казахстана в Москве направление в Америку, подписанное Назарбаевым. Билеты в Америку были куплены по линии Совмина, и вечером того же дня Тимур улетел в Вашингтон.

Забытый PhD

Пройдя все мытарства, Тимур Исатаев все-таки поступил в Йель, став первым гражданином независимого Казахстана, который поступил в этот престижный вуз. Во время обучения в Йеле у него была летняя практика во Всемирном банке. Летом 1992 года Казахстан как раз становился членом Международного валютного фонда, Всемирного банка и многих других глобальных институтов. Там Исатаев познакомился с группой экономических реформистов, которые занимались «подключением» Казахстана ко всемирной экономической сети. «Заместитель премьер-министра, а позже председатель Нацбанка Даулет Сембаев взял меня под свое крыло, – рассказывает Тимур. – В это время я бесплатно поступил на доктора философии в мой любимый Университет Джона Хопкинса, в Школу передовых международных исследований Пола Нитше. Но мне не было суждено тогда получить степень PhD – позвонил заместитель председателя правления Нацбанка Ураз Джандосов и сказал, что я нужен в качестве представителя Казахстана в МВФ. Сейчас я не жалею об этом, ведь работа в МВФ стала для меня отличной школой».

Спустя некоторое время у Тимура появилось осознание того, что его однокашники уже достигли некоторых высот в Казахстане, а он так и работает чиновником, пусть даже в Америке. К тому же перед государством у него был своеобразный моральный долг – обещание, данное самому президенту, работать на родине. Более того, ситуация в экономике Казахстана менялась под каким-то немыслимым углом, многое было в новинку, и однозначно здесь было интереснее. Поэтому им было принято решение возвращаться в Казахстан, но не просто так, а попутно «захватить» с собой какой-нибудь иностранный банк.

Голландские высоты

Работа в МВФ дала Тимуру Исатаеву самое главное в работе банкира – связи. Он стал прикидывать, какой банк мог бы привести в Казахстан, и нашел такой – им оказался инвестиционный ING. Этот банк только открылся в России, на Украине и присматривался к остальным республикам бывшего СССР. Пара интервью с руководством банка в Амстердаме – и в 1996 году Исатаев едет в Алматы с одним телефоном, который некоторое время заменял ему офис. Так началась его «голландская история», которая продлилась три года.

«Интересное было время – мы запустили первый в Казахстане корпоративный евробонд Казкоммерцбанка, сделали ряд синдицированных кредитов, впервые выпустили депозитарные расписки и многое другое, – ностальгирует Тимур Исатаев. – Потом я почувствовал, что снова надо мной появился какой-то потолок в развитии. Никто никуда не гнал, но за мной постоянно охотился второй голландский банк – ABN Amro, который впоследствии меня «схантил». Мне предложили должность заместителя генерального менеджера в Казахстане, и я согласился. Мы долгое время были единственным крупным иностранным банком в Казахстане».

В 1999 году Тимур получил приглашение от владельцев Темiр банка и покинул ABN Amro Bank. В это время Темiр банк угасал, но благодаря новой команде, к которой присоединился Исатаев, он был восстановлен и почти продан Райффайзенбанку.

«Весной 2003 года мне позвонил один из менеджеров АТФБанка, который сообщил, что со мной хочет встретиться их главный акционер – Булат Утемуратов. Практически на первой встрече, которая состоялась ранней весной 2003 года, он предложил мне стать председателем правления АТФБанка. Я сразу же согласился», – вспоминает Исатаев.

Сделка века

В АТФБанк Тимур Исатаев пришел 30 апреля 2003 года. Тогда банк не входил даже в десятку ведущих кредитных учреждений страны – у него было 12 филиалов и активов меньше $500 млн. «Мы сразу разработали стратегию развития, создали рабочие органы, укрепили правление, совет директоров, начали активно развиваться, – рассказывает Исатаев. – В 2005–2007 годах экономика страны росла как на дрожжах, ВВП стремился вверх двузначным числом. Соответственно, банковская система показывала такие же темпы роста. Перед всеми банкирами стояла задача стать системно важным финансовым институтом для экономики Казахстана».

Эту фразу всегда упоминали иностранные рейтинговые агентства, но не поясняли, что она означает. Со временем местные банкиры нащупали для себя вывод: быть системным банком означает иметь от 5% и выше совокупных активов банковской системы страны. Поняв это, банки устроили гонку за заветными процентами: наращивали активы, кредитные портфели и так далее. Банкиры понимали, что системные банки переходят в разряд toobigtofail и, случись что, государство не даст им упасть.

Во время гонки за «системностью» банкам нужно было постоянно наращивать капитал. «Если твои активы растут по 60% в год, то собственный капитал должен стремиться вверх с такой же скоростью, – делится опытом Тимур Исатаев. – Понятно, что банки капитализировали свою прибыль, но даже этого не хватало. Что делать? Первыми выход нашли крупнейшие банки страны – Казкоммерцбанк и Халык Банк, они выпустили депозитарные расписки в Лондоне».

Вопрос с собственным капиталом стоял и у АТФБанка, который к тому времени поднялся на четвертую строчку национального рейтинга. Какие инструменты были тогда оптимальными? Идти по пути «большой тройки» Тимур Исатаев не видел смысла, так как стоял вопрос, чем они еще могли бы заманить инвесторов в свой капитал, ведь крупнейшие казахстанские банки уже котировались за рубежом. Другой вариант – можно было бы привлечь стратегического инвестора. «Если приглашать миноритария, то он запросит низкую цену и по большому счету серьезной роли для нас не сыграет, – говорит Исатаев. – Мы рассчитывали, что если темпы роста экономики и нашего банка сохранятся, то $100–200 млн капитала, которые мы получим в случае привлечения миноритария, быстро исчерпаются».

Тимур Исатаев вывел для себя «золотое правило десяти процентов» – когда $100 млн капитала дают возможность нарастить активы банка приблизительно на $1 млрд. Активы банка приближались к $7 млрд, поэтому дополнительный миллиард критической роли для банка не сыграл бы. «Поэтому мы стали думать о стратегическом инвесторе – коммерческом иностранном банке, которому не была бы интересна миноритарная доля. Так, к концу 2006 года мы пришли к мысли, что оптимальным вариантом станет продажа 100% банка. В этом случае потенциальный пул инвесторов становился большим, ведь в то время иностранные банки охотились за активами на территории Восточной Европы и СНГ», – поделился расчетами Тимур Исатаев.

Идею о полной продаже банка активно поддержал и тогдашний председатель правления АТФ Талгат Куанышев. «Помню, как вместе с Талгатом мы активно обсуждали все возможные варианты с нашим главным акционером, – рассказывает Исатаев. – В итоге остановились на двух возможных вариантах – IPO и 100-процентная продажа. И начали работу по обоим вариантам одновременно. Окончательное решение о продаже банка далось Булату Жамитовичу очень нелегко. Ведь важно было продать бизнес, не потеряв ключевых людей».

В начале января 2006 года топ-менеджмент АТФБанка пригласил в Алматы специалистов по слиянию и поглощениям JP Morgan. «То, что потом произошло, я помню до сих пор. Наши команды сели друг напротив друга за стол, каждая группа взяла по листу бумаги, и мы набросали ряд иностранных банков, кому, по нашему мнению, мы могли бы быть интересны. После этого мы обменялись списками и были поражены: список JP Morgan почти полностью совпадал с нашим – у нас было по 12 иностранных банков, в направлении которых мы приняли решение работать», – вспоминает Исатаев.

Предложения были разосланы, и в финал вышли два банка – UniCredit и BNP Paribas. С финалистами напрямую договаривался JP Morgan, который ожидаемо проявил себя в роли величайшего переговорщика. Во-первых, им удалось удержать в секрете детали переговоров между двумя «финалистами». Во-вторых, они смогли на интересе сторон повысить цену по сделке до $2,150 млрд, которая была закрыта 13 ноября 2007 года.

Сделка на тот момент оказалась выгодной для всех: итальянцы получили банк со 155 филиалами в Казахстане, России, Кыргызстане, Таджикистане. В группе АТФБанка была страховая, лизинговая компании, пенсионный фонд и privatebanking. Эта была полноценная компания по предоставлению финансовых услуг на всей территории Центральной Азии. 

Время прямых инвестиций

Вырученные от продажи АТФБанка деньги было решено пустить на развитие прямых инвестиций, создав АО «Верный капитал». Перед бывшими менеджерами АТФБанка была поставлена задача создать прозрачную и понятную для западных инвесторов структуру. «Вместе с моими коллегами-партнерами Ерланом Оспановым, Гариком Микаэляном и Федором Попандопуло мы получили две лицензии – на брокерско-дилерскую деятельность по ценным бумагам и на управление инвестиционными фондами. Начали изучать прямые инвестиции (private equity) и поняли, что в Казахстане это непаханое поле. Здесь мы ничего не изобретали, а посмотрели на лучшие западные компании этого сектора и переняли их модель. Благо в то время уже было принято и работало законодательство об инвестиционных фондах в Казахстане. Успешная продажа банка открыла перед нами большие перспективы и возможности. Нам предстояло обратить вырученные средства в крупные работающие инвестиции», – говорит Тимур Исатаев.

Практически все активы группы «Верный капитал» приобретены на вторичном рынке и оплачены по рыночной стоимости, то есть куплены у коммерческих собственников, а не на государственных приватизационных аукционах. «Нам не интересны просто сделки «купи-продай», нам интересно взять потенциальный актив, который находится не в лучшем состоянии в данный момент, привести его в порядок, наладить новое производство, поставить новую технологию, отрегулировать управление – сделать из него предприятие мирового уровня, – пояснил Исатаев. – Мы отличаемся от других компаний частных private equity тем, что мы всегда в наши инвестиции привлекаем профессиональных стратегических партнеров».

За несколько лет своего существования АО «Верный капитал» провело много громких сделок по приобретению крупнейших мировых активов. Например, компания купила и поставила на ноги Васильковский ГОК совместно с «Казцинком». Это был сложнейший проект, о который «сломали зубы» многие компании, но «Верному» удалось превратить Васильковский ГОК, а с ним и весь «Казцинк» во флагмана отрасли цветной металлургии Казахстана. Логика «найти актив – поставить на ноги – продать в надежные руки» идеально сработала в этом случае. После приобретения Васильковского ГОКа за дело взялась молодая менеджерская команда, возглавляемая Алидаром Утемуратовым. На месте старого Васильковского ГОКа было построено современное предприятие, оснащенное самыми передовыми технологиями по переработке очень сложной руды. Васильковский ГОК, а ныне – «Алтынтау», производит сегодня более тонны золота в месяц. Успех «Алтынтау» позволил «Верному» приобрести 50-процентную долю в АО «Казцинк» через обмен акциями.

19 февраля нынешнего года «Верный» выступил в роли организатора важной сделки по совместному с «Казцинком» приобретению компании «Орион Минералс», которая владеет правами на недропользование на золотоносных месторождениях Райгородок, расположенном в Акмолинской области, и Комаровское, расположенном в Костанайской области.

Помимо этого, с нуля был создан Кызыл-Кийский цементный завод в Кыргызстане, совместно с партнером Italcementi Group. О масштабах проекта можно судить по тому, что по экономической значимости в Кыргызстане Кызыл-Кийский цементный завод занимает 2-е место после Камбаратинской гидроэлектростанции. Предприятие сейчас выпускает более 700 тыс. тонн цемента в год.

 «Верный» не делает ставку на развитие ресурсных производств. Яркий пример – участие в компании «КаР-Тел», работающей под торговой маркой «Билайн». «КаР-Тел» входит в международную телекоммуникационную группу VimpelCom Ltd. Попутно АО «Верный капитал» совместно с VimpelCom Ltd развивает оператора «Скай-Мобайл» в Кыргызстане. В инвестиционном портфеле «Верного» есть и медиаактив – 31 канал, в котором он является мажоритарным акционером, в партнерстве с компанией «СТС медиа».

Весьма успешно «Верный» развивает гостиничное направление своего бизнеса, совместно с крупнейшими мировыми брендами. «В период кризиса можно приумножать деньги, инвестируя в «трофейные» активы – это всемирно известные адреса, которые в период жесточайшего кризиса будут сохранять свою престижность, ценность. Например, в сентябре прошлого года в самом центре Вены в Австрии мы открыли The Ritz-Carlton Vienna. Это уникальный проект: четыре исторических здания постройки XIX века были объединены в одно, была произведена реставрация, которая позволила сохранить исторический облик этих зданий, – говорит Тимур Исатаев. – Еще пример – недавно открытый Rixos, казахстанский пятизвездочный ресорт-отель мирового класса в Боровом. Попутно мы инвестировали деньги в покупку отеля The Ritz-Carlton в Москве, в настоящее время продолжается строительство отеля Hyatt в Минске».

Между тем «Верный» является также активным социальным инвестором. Например, участие в создании сети школ нового типа Haileybury. «Верный» владеет также 100% акций в АО «Казахский экономический университет им. Турара Рыскулова» и на данный момент продолжает внедрять программу преобразования и развития этого знакового для образовательной системы Казахстана вуза.

Выстрел в яблочко

Бить в цель – сильная сторона характера Тимура Исатаева, которую он укрепляет любимым хобби – стрельбой. Сейчас он является президентом Федерации стендовой и практической стрельбы Казахстана, хотя впервые взял в руки оружие в 30 лет, когда поехал на день рождения друга. «Как только я взял оружие, у меня сразу же стало получаться, и я понял, что испытываю от этого удовольствие, – рассказывает Тимур Исатаев. – Стрельба для меня – это не просто хобби, а канал выхода негативной энергии. Это один из немногих видов спорта, где ты не соревнуешься с людьми. Мне не нравятся единоборства. В стрельбе есть только мишень и ты. И если ты к ней подойдешь несобранный, с плохими мыслями, то ты однозначно промажешь, а мишень будет лететь и смеяться над тобой. Стендовую стрельбу я называю искусством позитивного мышления».

Стрельба позволяет позитивно мыслить и во время принятия важных деловых решений. Так, со слов Исатаева, у «Верного» есть список индустрий, куда он не войдет по этическим соображениям: производство оружия, игорный бизнес, массовое производство крепкого алкоголя, жилищное строительство и так далее. «Мы хотим созидать, хотим создавать проекты, которые будут приносить пользу многим поколениям казахстанцев. Мне нравится, как сказал Генри Форд: «Главная польза капитала не в том, чтобы сделать больше денег, но в том, чтобы делать деньги ради улучшения жизни».

Подробнее

В Астане построят первый "зеленый" комплекс с отелем Ritz Carlton

18 Июня 2013

Ссылка на источник: http://forbes.kz/process/economy/v_astane_postroyat_pervyiy_zelenyiy_kompleks_s_otelem_rits_carlton?utm_campaign=etabak.kz

Во вторник, 18 июня, в Астане был торжественно заложен фундамент многофункционального комплекса класса А+ Talan Towers с отелем The Ritz Carlton Astana. Проект осуществляет группа компаний «Верный Капитал», передает корреспондент Forbes.kz

Макет комплекса Talan Towers. Talan Towers станет первым в Казахстане «зеленым» офисным зданием, то есть будет построен в соответствии с принципами охраны окружающей среды, с применением энергосберегающих технологий, отвечающим стандартам LEED. В строительство столичного многофункционального комплекса Talan Towers будет инвестировано $300 млн.

Комплекс Talan Towers состоит из двух башен разной высоты. В 26-этажной башне (высота 119 м) будет расположен отель всемирно известной сети The Ritz Carlton и жилые апартаменты. Общая площадь отеля составит более 23 тыс. кв. метров. В отеле будет 160 номеров. Площадь номеров варьируется от 47 до 236 кв. метров. Площадь стандартных номеров будет на 25% больше, чем обычно предусмотрено в пятизвездочных гостиницах - такова особенность гостиниц, входящих в сеть The Ritz Carlton.

В The Ritz Carlton Astana также будут располагаться Club Lounge, Ballroom (площадью 1000 кв. метров и вместительностью до 1000 человек), SPA, Fitness Center, бассейн, несколько баров и ресторанов, включая sky-bar и конференц-центр.

Во второй, 30-этажной башне (высота 145 м), расположится бизнес-центр. Его общая площадь составит около 37 тыс. кв. метров. Площадь каждого административного этажа - около 1000 кв. метров.

Бизнес-центр спроектирован в соответствии с требованиями премиум-класса. В частности, здание расположено в центре Левобережья - престижном районе Астаны, куда можно добраться на любом виде транспорта. Здание имеет удобный подъезд с ул. Достык.

В новом бизнес-центре предусмотрено 1 парковочное место на 50 кв. м. Это больше принятых для офисов класса А+, который предусматривает не менее одного парковочного места на 70-100 кв. метров арендуемой площади.

Высота потолка в новом здании в «чистовой отделке» составит 3,2 метра. Предусмотрена открытая планировка с шагом колон 8,4 метра (open space). Инвесторы обещают, что в отделке будут использованы только самые высококачественные материалы.

Кроме того, проектом предусмотрено 8 высокоскоростных лифтов с периодом ожидания не более 30 секунд, а также один VIP-лифт и один сервисный лифт. У здания будут два независимых источников электроснабжения для бесперебойного обеспечения электроэнергией.

Внизу башни соединены трехуровневой торговой галереей. Она расположится на 5000 кв. метрах. Здесь будут представлены 20 люксовых магазинов одежды, обуви, аксессуары, а также кафе, ресторан и отделение банка.

Проект здания был разработан архитекторами компании SOM (Skidmore, Owings & Merrill LLP) - одной из ведущих мировых фирм в сферах архитектуры, градостроительства, инженерии и интерьерного дизайна. По замыслу архитекторов, Talan Towers композиционно связан с символом Астаны - монументом «Байтерек» и призван стать новой архитектурной достопримечательностью столицы Казахстана.

Подробнее

«Копирайтеров у нас хватает - криэйторов мало»

27 Ноября 2013

Автор: Иван Жуков

Ссылка на источник: http://forbes.kz/massmedia/kopirayterov_u_nas_hvataet_-_krieytorov_malo

В среду, 27 ноября, в Алматы прошел VI Медиакурултай – конференция по развитию рынка СМИ Казахстана. Участники обсуждали проблемы медиа в эпоху трансформаций, которые связаны с развитием новых технологий.

Пять глобальных медиатрендов

На открытии VI медиакурултая выступил генеральный директор группы компаний «Верный Капитал» Ерлан Оспанов. Казалось бы, где «Верный», а где журналистика. Тем не менее, г-н Оспанов сделал интересный доклад о глобальных медиатрендах.

Первый тренд – информация перестает быть массовой, она персонифицируется. Сейчас поисковые системы выдают результаты в зависимости от того, что уже ранее запрашивал пользователь и где он находится в данный момент.

- Еще одна тенденция называется SoLoMo, происходит от трех слов - social, local, mobile. Речь идет о том, что объединяются возможности социальных сетей, в сочетании с геолокацией и предоставлении данных в любое время и в любом месте с помощью мобильных устройств, -заявил спикер. - Третий тренд – усиление роли СМИ как посредника. Современный человек получает информацию, которая приблизительно равна объему 170 полноценных печатных газет. Увлечение объема информации влечет большую потребность в отборе и сортировке информации прежде, чем предоставить ее пользователю. В связи с этим компетенция журналиста, умеющего вычленять главное, становится все более востребованной. Другой вопрос - что функции журналистики изменяются. Уже давно так называемую гражданскую журналистику не воспринимают как альтернативу профессиональной. Никто, кроме профессиональных журналистов, не умеет добывать достоверную информацию и подавать ее в приемлемой для потребителя форме. Поэтому значение медиа как посредника между источником информации и потребителем будет только усиливаться.

С указанными тенденциями связан четвертый тренд – рост потребности в уникальном контенте. За эксклюзив, считает Оспанов, готовы платить как пользователи, так и рекламодатели. Пятая тенденция касается обратной связи с пользователем. Сейчас мнение читателей и зрителей можно узнавать почти мгновенно, можно легче и быстрее получить информацию, почему статью о банках не прочли банкиры, а прочли студенты, почему пользователь посмотрел лишь первую страницу ресурса, но не стал «углубляться».

- Мировые тренды в медиа, которые мы видим по всему миру,  уже скоро увидим здесь, в Казахстане, - заключил спикер.

Государство хочет платить в 20 раз больше за минуту эфира

На панельной дискуссии «Медиа в эпоху перемен» говорили о том, что делает государство для развития медиа, как менеджеры ведущих СМИ оценивают изменения, происходящие на рынке.

Политолог Досым Сатпаев высказал мнение, что государство теряет стратегическую инициативу на информационном поле, что СМИ сами не вырабатывают идеологию - этим должны заниматься госструктуры. Однако они, по наблюдениям политолога, сами деидеологизированы и неконкурентоспособны.

Председатель комитета информации и архивов Министерства культуры и информации Болат Кальянбеков заверил всех, что сейчас идет модернизация госСМИ, все телеканалы взяли на себя обязательство с 1 декабря соблюдать принцип 50/50, то есть половину эфирного времени будут занимать программы, фильмы и т.п. на казахском языке, вторую половину – на русском.

После этого, словно в укор Кальянбекову, прозвучала информация от модераторов сессии о том, что государственные телеканалы делают себе рейтинги за счет сериалов, в основном турецких. А что изменится после запрета покупать зарубежные сериалы и директивы делать свои «мыльные оперы»?

Генеральный директор АО «Коммерческий телевизионный канал» Арман Шураевнапомнил, что в Турции несколько десятилетий назад запретили покупать заморские сериалы и обязали производить свои.

- Сейчас весь мир смотрит турецкие сериалы, - рассказал о результатах такой запретительной политики Шураев. - Нам покупать в 10 раз дешевле, чем производить свой контент. Государство эту разницу должно возмещать.

Скорее всего, этот глас вопиющего на медиакурулате не останется незамеченным. Как пояснили модераторы сессии, министр культуры и информации Мухтар Кул-Мухаммед сообщил, что госзаказ значительно вырос, и предложил увеличить стоимость эфирного времени, оценив одну минуту в 40 тыс. тенге. До этого – внимание! – один час стоил 120 тыс. тенге, или 2 тыс. тенгеза минуту.

«Свобода слова - понятие относительное»

Тему средств, выделяемых на реализацию государственной информационной политики, продолжиладиректор общественного фонда «Правовой медиа-центр» Диана Окремова. Она сказала, что точные сведения найти очень тяжело, так как эта информация разбросана по разным источникам. Директор НПО показала график, на котором показано, как за 9 последних лет меняется финансирование СМИ из госбюджета. Впечатлил рост с 2012 по 2014 – сумма «скакнула» с 22,75 млрд тенге до 40 млрд (цифра за 2014 – предварительная).

Окремова обратила внимание на диаграмму, на которой видно, что Министерство культуры и информации 40,63% своего бюджета тратит на проведение информационной государственной политики, при этом лишь 0,69% идут на развитие государственного и других языков Казахстана (выделено нами. - F).

Главного редактора «Уральской недели» Лукпана Ахмедьярова ужаснули озвученные цифры:

- Огромное количество денег выделается, но результата я не вижу: свободнее мы не стали, свободы слова до сих пор нет.

Болат Кальянбеков на это ответил, что свобода слова - понятие относительное, а по поводу «затратного» госзаказа пояснил, что бюджет стал тратить деньги на переход к цифровому телевещанию, на открытие пяти новых телеканалов, которые будут выполнять значимые социальные функции.

Как развивать газету в век интернета?

В век сетевой журналистики участники медиакурултая, естественно, решили пожалеть так называемые традиционные СМИ. Но оказалось, что жалость здесь неуместна. О том, как можно развивать print-version, рассказал главный редактор печатной версии российской газеты «Московские новости» Александр Богомолов.

По его мнению, надо говорить не о носителе, а о медиабренде.

- Газета жить может. Мы получили на прошлой неделе результаты исследования: наша аудитория превысила отметку в 200 тыс. человек, год назад было 70 тыс. Исследования показывают, что финансовый успех достигается, когда имеет место синергия сайта и газеты. Газета уходит в минус (по тиражу), сайт растет (по количеству посетителей), но растет и бренд. Если закрывается бумажный носитель, то аудитория теряет интерес к этому бренду, - привел в качестве примера печальную судьбу журнала News Week Александр Богомолов.

Почему бумажной периодике остается место на рынке? Только потому, что у аудитории есть время на чтения бумажных газет. Как только исчезнет время и место, то бумага умрет, ее заменят другие носители, считает российский журналист.

- Полтора года назад «Московские новости» пошли на радикальные меры: мы практически отказались от платного распространения, - рассказал главный редактор. - В России распространять платно дороже, чем бесплатно. Стали доставлять газету людям туда, где они имею место и время ее прочесть: это кафе и рестораны, транспорт и бизнес-центры.

Кроме того, на основании серьезных исследований журналисты выяснили, что человек может в день тратить не больше 15 минут на чтение газеты. Поэтому газетчики сократили количество контента – стали фильтром информации для своей аудитории, которую очень четко для себя обозначили.

- Мы охраняем от лишнего контента свою аудиторию. На сайт даем гораздо больше информации, потому что он бесконечен, - обрисовал политику взаимодействия двух «носителей» спикер.

В приоритете – оригинальные тексты

Главный редактор zakon.kz Ержан Сулейменов отметил, что интернет-медиа - это самый динамично развивающийся рынок Казахстана:

- Рекламные бюджеты, которые приходят в интернет, увеличиваются. Но они пока не позволяют сайтам полностью перейти к генерации контента, оригинального на 100%.

На вопрос, что делать, чтобы быть в тренде, Сулейменов ответил так:

- Рецепт простой, он был написан еще в книге Пелевина «Generation П»: копирайтеров у нас хватает, а криэйторов очень мало. Вот самые оригинальные материалы и пользуются спросом. Если посмотреть за последний месяц топ публикаций на нашем сайте, то на первых местах все-таки редакционные материалы, - поделился своим наблюдениями главный редактор zakon.kz.

Ну, за диалог!

Политолог Досым Сатпаев в конце панельной дискуссии задался вопросом, должно ли государство участвовать в повышении конкурентоспособности СМИ? И сам же на него ответил: «Да, это функция государства». Она должна быть актуализирована, потому что сейчас Казахстан является спутником, который находится в сфере притяжения планеты Россия. А с переходом на латиницу республика может подпасть под влияние Турции.

- Уоррен Баффет говорил о том, что перспективными являются региональные СМИ. Полностью с ним согласен, - признался политолог.

По его мнению, невозможно построить сильное государство, если развивать только центральные города, оставляя в забвении периферию. То же самое и в медиасфере: невозможно создать сильные СМИ, если не развивать региональные структуры.

Кроме того, у Досыма Сатпаева ощущение, что государство потеряло русскоязычный сегмент аудитории: эти пользователи ушли под влияние российских СМИ.

- С другой стороны, русскоязычный сегмент будет сокращаться за счет естественного увеличения казахоязычного сегмента, поэтому сейчас государство должно поддержать казахоязычные медиа, - призвал политолог.

Однако без диалога с журналистами у чиновников ничего не получится, потому что именно сотрудники СМИ лучше знают, что хотят читать и смотреть казахстанцы.

Подробнее

Репутация – путь длиною в жизнь

27 Января 2014

Автор: Жанна Пархоменко, Управляющий директор по связям с общественностью и корпоративным коммуникациям ГК "Верный Капитал"

Ссылка на источник: http://forbes.kz/process/expertise/reputatsiya_put_dlinoyu_v_jizn

Рецепт позитивной репутации: четко обозначенные ценности, хороший продукт и практика работы компании, плюс внятный диалог со своей целевой аудиторией

Репутация есть у всех – даже у тех, кто о ней не задумывается. Ее формирование невозможно отменить или прекратить – ни декретом, ни добровольной изоляцией. Существуя и развиваясь в социуме, контактируя так или иначе с аудиторией, любая компания, персона, явление рождают определенное восприятие и сопряженные с ним эмоции. Причем парадокс заключается в том, что информационный вакуум, как правило, заполняется негативом, двусмысленными слухами и домыслами. 

Построение устойчивой репутации – долгий путь. Поначалу возникает простое знание о существовании компании и ее продукте. Без формирования достаточного уровня информированности в целевых аудиториях двигаться вверх по репутационной лестнице невозможно. Затем, при гармоничном развитии бизнеса, у целевой аудитории возникает первичная эмоция – симпатия. Можно констатировать, что у компании и ее продукта есть определенный имидж, который может достаточно быстро меняться под воздействием среды, обстоятельств и действий. Симпатия базируется прежде всего на потребительском опыте, полученном от качества и пользы продукта, а также оценке эффективности самого бизнеса. Если клиенту нравится продукт, он видит, что компания правильно ведет бизнес, открыта к диалогу с потребителями, придерживается принципов социальной ответственности, то формируется следующий уровень эмоций – доверие. Динамично развивающаяся, инновационная компания заслуживает уважение целевой аудитории. И только пройдя все эти стадии формирования репутации, она может претендовать на любовь общества – ее удостаиваются лучшие, являющиеся гордостью страны или индустрии.

Таким образом, рецепт позитивной репутации прост и сложен одновременно. Четко обозначенные ценности, руководствуясь которыми развивается бизнес, хороший продукт и практика работы компании плюс внятный диалог со своей целевой аудиторией.

Необходимо оговориться, что позитивную репутацию, в отличие от положительного имиджа, нельзя создать исключительно коммуникационными усилиями. Наличие ее можно констатировать, если то или иное восприятие компании наблюдается в течение длительного периода – не менее трех лет. Репутация – это результат всех действий и бездействий всех подразделений компании.

Легче всего это проиллюстрировать на собственном примере. Репутация группы «Верный Капитал» зависит прежде всего от того, насколько эффективно осуществляется управление средствами пайщиков, насколько успешны ее инвестиционные проекты. Это является фокусом нашей коммуникационной работы с другими ключевыми аудиториями – бизнес-сообществом, госорганами, СМИ и средним классом. Поэтому репутация компании зависит не только от работы PR-подразделения, но от действий всех сотрудников. PR-специалисты следят за репутацией, в том числе свое­временно доносят до менеджмента информацию о проблемах, для решения которых необходимо изменить что-то во внутренней структуре или процессах.

Главным лицом, отвечающим за репутацию компании, является ее первый руководитель. Он принимает на себя все репутационные риски, его репутация напрямую зависит от репутации компании. Топ-менеджер, который отвечает за организацию процесса управления репутацией – сhief reputation officer, ответствен за то, насколько ясно компания слышит и слушает свои аудитории, насколько своевременно и внятно поступают сигналы о необходимости улучшений. Его задача – быть профессиональным представителем бизнеса в обществе и общества в бизнесе, помогать компании улучшаться и быть понятой.

Исследование, подготовленное «Верным Капиталом» с помощью международного консалтингового Reputational Institute в лице Reputation Capital – его эксклюзивного партнера в России и на Украине – это подтверждает: самым значимым драйвером формирования репутации является фактор «Продукты и услуги» – во всем мире его доля составляет 17%, а в Казахстане – почти 22%. Соответственно, репутация казахстанских компаний напрямую зависит от профессионального управления ожиданиями их клиентов, качественного уровня продукта и ответственного отношения к нему со стороны бизнеса.

На что, с нашей точки зрения, как профессиональных инвестиционных управляющих, стоит обратить внимание?

Первое. Повышенный уровень доверия в Казахстане именно к иностранным компаниям и брендам. Обе компании с отличной репутацией, занявшие две самые верхние позиции рейтинга, иностранные – Nestle и Johnson & Johnson. Лучшая казахстанская – на третьем месте, ее репутация колеблется между сильной и отличной. Но даже она называется по-английски – FoodMaster. Это нетипично – как правило, своих любят больше, самыми уважаемыми являются именно местные компании.

Очевидно, что для казахстанского бизнеса есть открытая возможность в этом направлении, которая еще не до конца используется. Ведь слабая репутация – это потенциальная угроза: общество готово будет поддержать любые меры по отношению к бизнесу, включая те, которые могут негативно на него повлиять. Это прямое следствие ситуации, которая недавно обсуждалась на VI Медиа Курултае в Алматы: казахстанский бизнес не ведет диалог с обществом. Общество мало знает о нем, а информационный вакуум имеет свойство заполняться негативом.

Второе. Вес факторов репутации бизнеса в Казахстане, который определяет важность для аудитории, несколько отличается от средних показателей в мире. У нас доминирует значимость факторов «Продукты и услуги» (21,9%), «Результативность» (16%) и «Управление» (14,2%). Актуальность других значительно ниже. В мире же картина иная. Во-первых, вес всех факторов репутации распределен более или менее гармонично – от 16,8% максимально значимого фактора «Продукты и услуги» до 12,2% актуальности в наименее значимом факторе «Результативность». 

В странах развитых экономик общество предъявляет к компании комплексные требования и оценивает ее не только как ответственного производителя качественного продукта, но и по уровню качества управления (16,8%), открытости и этичности ведения бизнеса (16,5%), а также как сознательного корпоративного члена общества (15%). С другой стороны, бизнесу легче развиваться и существовать в обществе, которое может оценить его многофакторное значение – не только как производителя продукта, но и как работодателя, корпоративного гражданина, ответственного налогоплательщика, инноватора. Особенно это актуально для компаний, которые работают в высококонкурентных отраслях, производящих продукты и услуги на базе единой технологии, например телекоммуникационных или банков. Потому что в таком бизнесе главный ключ к любви потребителей – это позитивная эмоциональная дифференциация от конкурентов. Чтобы повысить понимание значения других факторов, необходим открытый, внятный диалог с потребителями, арсенал инструментов для ведения которого в цифровом мире стал значительно шире.

Что примечательно, для инвестиционной отрасли набор приоритетных репутационных драйверов немного иной: хотя на первом месте по важности также находится фактор «Продукты и услуги» (в данном случае – качество внедряемых инвестиционных проектов), а на третьем – «Управление», оба они имеют больший вес (26,6 и 15,6% соответственно). Но главное – на втором месте находится фактор «Ответственность» (18%). Таким образом, у общества есть ожидания по отношению к инвестиционному бизнесу. Инвесткомпания должна быть не только эффективным инвестором, но и ответственным корпоративным гражданином. Мы это прекрасно понимаем. В портфеле «Верного Капитала» есть Казахский экономический университет им. Рыскулова  – социально важная инвестиция. Это долгосрочный проект: если в среднем в private equity срок реализации составляет пять-семь лет, то в данном случае речь идет о гораздо большем временном отрезке. 

Третье. Получив такие результаты, мы решили несколько глубже погрузиться в вопросы корпоративного управления и корпоративной социальной ответственности (КСО). Несмотря на то что общество ожидает конкретных программ в области КСО от бизнеса, в ходе исследования не обнаружилось ни одной конкретной, знание о которой превышало бы уровень статистической погрешности исследования.

Очевидно, тому есть причины. Во-первых, реализуемые бизнесом программы КСО в большинстве своем, видимо, не являются резонансными, он не всегда имеет возможность рассказывать о них, так как фактически не может использовать для этого СМИ – редакции большинства считают подобные материалы рекламными и не публикуют без оплаты. Во-вторых, общество недостаточно ценит саму значимость социальной ответственности бизнеса, имея весомые социальные ожидания от государства. КСО-программы, которые внедряются бизнесом, не всегда напрямую отвечают потребностям общества.

Зачастую под КСО понимают лишь благотворительные программы. Между тем это далеко не только благотворительность и меценатство, а и ответственное корпоративное управление, и ответственность перед местными сообществами, и бизнес-этика, и ответственный маркетинг. Большое значение имеет развитие социально ответственного саморегулирования индустрий – когда компании, не дожидаясь введения регуляторных ограничений, договариваются о том, что какие-то вещи делать не будут.

Четвертое. В Казахстане уровень общественных ожиданий в отношении бизнеса достаточно высок – степень уважения и доверия к нему отличается в лучшую сторону по сравнению с другими государствами. Общество хочет знать о бизнесе больше, ощущать его активную позицию в рамках обсуждения и решения тех или иных социально важных вопросов. И это вселяет надежду на то, что диалог бизнеса и общества будет правильным образом выстроен. 

Подробнее

Какие компании наиболее уважаемы в Казахстане

28 Января 2014

Ссылка на источник: http://forbes.kz/leader/kakie_kompanii_naibolee_uvajaemyi_v_kazahstane

Во вторник, 28 января, в Алматы компания «Верный Капитал» провёл четвертое заседание «Инвестиционного медиаклуба». Его тема - «Репутация казахстанского бизнеса: результаты глобального исследования»

«Инвестиционный медиаклуб» создан в апреле 2012 как постоянно  действующая площадка для обмена информацией между экспертами группы «Верный Капитал», представителями компаний – инвестиционных активов группы и казахстанскими журналистами, освещающими финансово-экономическую тематику.

Спикерами четвертого заседания медиаклуба стали  Олег Кершис, директор компании  Reputation Capital (Украина) и Жанна Пархоменко, директор по корпоративным коммуникациям и связям с общественностью Группы компаний «Верный Капитал» (Казахстан).

Предлагаем вашему вниманию результаты исследования «Наиболее уважаемые компании Казахстана 2013», проведенного Reputation Institute, Reputation Capital Group по заказу группы компаний «Верный Капитал».

Репутация – реальный рыночный фактор

Чем вы руководствуетесь, выбирая оператора мобильной связи, компанию для управления активами, бронируя авиабилет или совершая покупки продуктов в магазине? При выборе товаров или услуг из множества существующих вариантов скорее всего на ваше решение влияет в большей мере репутация компании, чем конкретный товар или услуга, которую она предлагает.

До середины ХХ века определение «репутация компании» сводилось к понятию «честь» и означало «честность ее владельца». Реальным рыночным фактором репутация стала только в 50–70-х годах, когда появились новые технологии, увеличилось количество товара и потребители стали более избирательно подходить к его выбору. В это же время инвесторы начали оценивать деловые качества топ-менеджмента, участие компании в жизни общества. Так репутация превратилась в финансовое понятие и стала важным фактором успешности на рынке и важнейшей частью нематериальных активов.

Сегодня под репутацией компании понимается коллективное закрепившееся мнение о ней, которое формируется с течением времени в сознании целевых групп (стейкхолдеров) на основе экспертной оценки экономического, социального и других аспектов ее деятельности. Проще говоря, репутация компании – это создавшееся общее мнение о ее достоинствах и недостатках, основанное на определенных факторах, значимых для стейкхолдеров. Эксперты Reputation Institute выделяют такие ключевые факторы репутации компании, как качество продукции или услуг, инновации, условия труда (корпоративная культура), качество корпоративного управления, корпоративное социальное гражданство (CSR), лидерство, финансовые результаты работы. Компании с хорошей репутацией получают вполне ощутимые выгоды.

Во-первых, потребители удовлетворены их продуктами или услугами, а также рекомендуют ее другим. В частности, проведенное Reputation Capital Group – представителем Reputation Institute (мирового лидера в сфере репутационного аудита и консалтинга) на Украине и в России – исследование подтверждает сильную корреляцию между репутацией компании и готовностью потребителей купить ее товар или услугу и рекомендовать другим. В отношении компаний с сильной репутацией 55% потребителей отметили, что обязательно купят их продукцию, и 50% хотели бы рекомендовать эту продукцию другим. Для компаний со слабой репутацией эти цифры уменьшаютсядо 31% и 28%, соответственно.

Во-вторых, компания с сильной репутацией может устанавливать премиальные цены на свои товары или услуги. В-третьих, ее затраты на удержание клиентов ниже, чем у конкурентов, по причине эмоциональной лояльности первых. В-четвертых, партнеры и общество поддерживают такую компанию, государственные институции создают ей приемлемый регуляторный режим и дают право на ошибку, а СМИ интересуются ее точкой зрения. Высокорепутационной компании доступны лучшие кадры на рынке, а сотрудники лояльны к ней, и их лояльность эмоциональна, а не материальна.

Вместе с тем, согласно исследованию Reputation Leaders Study 2013, проведенному Reputation Institute, 60% опрошенных уверены, что репутация имеет большое финансовое влияние на их компанию. Так, 68% отметили, что репутация способствует удержанию клиентов, 53% полагают, что она влияет на увеличение продаж и дохода компании, и 40% убеждены, что таковая помогает увеличить долю рынка.

Очевидно, что доверие к бизнесу со стороны стейкхолдеров является основой формирования деловой репутации, которая очень сложно и долго зарабатывается, а потерять ее можно очень быстро. «Чтобы этого не произошло, компаниям необходимо системно управлять своей репутацией для обеспечения динамического развития, привлечения инвестиций, повышения конкурентоспособности и увеличения капитализации, – поясняет Олег Кершис, директор Reputation Capital Group. – Сильная репутация нередко играет роль «подушки безопасности» для компании в момент кризиса. Известны многие случаи, когда позитивная репутация в сочетании с правильно выбранной программой коммуникации спасали ее от краха». Помимо этого, в результате правильно организованного репутационного менеджмента стоимость компании может увеличиться на 40–60%. Поэтому системное управление репутацией – важнейшая основа благополучия.

Однако невозможно управлять тем, что нельзя измерить. Одним из наиболее авторитетных исследований корпоративной репутации в мире является проект Reputation Institute – Global Reputation Pulse (The World’s Most Reputable Companies), в котором ежегодно участвуют более 2000 компаний из 34 стран. Reputation Institute проводит сравнительное исследование и предоставляет лучшие репутационные инсайты в 24 отраслях бизнеса на пяти континентах.

Reputation Capital Group провела свое первое специализированное исследование репутации крупнейших украинских компаний в 2008 году. В 2013 году по инициативе группы компаний «Верный Капитал» исследование «Наиболее уважаемые компании Казахстана – 2013» проведено Reputation Capital впервые в Казахстане.

Методология

Изучение репутации компаний Казахстана было реализовано Reputation Capital в соответствии с общим методическим и методологическим подходом, который используется Reputation Institute при осуществлении проекта Global RepTrak™ Pulse. Единственным отличием от глобального исследования Reputation Institute, проводимого с помощью интернета, стало измерение репутации компаний в Казахстане посредством телефонного опроса (CATI). Использование идентичного инструментария предоставило возможность компаниям и целым отраслям Казахстана сравнить себя с мировыми, российскими и украинскими.

Задача, которая стояла перед исследовательской группой, – провести репутационный аудит существующего знания (awareness) и репутации (reputation) крупнейших компаний Казахстана, представляющих основные сферы экономики. Всего были изучены 54 компании в семи отраслях(пищевая промышленность, транспорт, телекоммуникации, банки, добывающая и металлургическая промышленность, распределение энергоресурсов, инвестиционный сектор), а также кластер мультинациональных компаний. География исследования была представлена городами с населением более 300 тыс. человек – Алматы, Астана, Шымкент, Караганда, Актобе, Тараз, Павлодар, Усть-Каменогорск, Семей. Размер выборки составил 1137 интервью.

Механика исследования выглядела следующим образом. Представителям общественности (обычное население в возрасте старше 18 лет) предлагался или зачитывался список компаний. Их просили по этому списку указать, какие компании они знают или могут оценить. Таким образом, измерялось «знание» компаний. После чего по тем компаниям, которые респонденты знали, их просили оценить репутацию по методике RepTrak™. Каждый участник опроса оценивал не более трех компаний.

Стоит отметить, что методика RepTrak™ Pulse отображает основу репутации компании и показывает, насколько сильна взаимосвязь между компанией и ее стейкхолдерами, что выражается в числовом значении от 0 до 100. Согласно индексу RepTrak™ Pulse: отличная репутация >80; сильная репутация 70–79; средняя репутация 60–69; слабая / уязвимая репутация 40–59 и плохая репутация <40. Данный индекс рассчитывается на основе ответов, полученных по четырем переменным, которые измеряют чувства, симпатию, уважение и доверие респондентов к названию корпоративного бренда. Структурное моделирование указывает, что эти четыре переменные являются надежными индикаторами построения репутации. Модель RepTrak™ Pulse также состоит из семи факторов – драйверов, которые в наибольшей степени влияют на репутацию компании.

Репутационный ландшафт: в Казахстане повышенный уровень доверия к иностранным компаниям и брендам

Как видно из таблицы, в топ-5 наиболее уважаемых компаний Казахстана входят две мультинациональные компании – Nestle и Johnson & Johnson и три казахстанские – «ФудМастер», «КазТрансОйл» и «Эйр Астана».

Согласно индексу RepTrak™ Pulse только первые две компании находятся в зоне «отличной репутации», компании под номерами с третьего по 17-й имеют «сильную репутацию», а компании под номерами с 18-го по 25-й – «среднюю репутацию».

Погрешность выборки в данной таблице составляет 4,9. Это означает, что разница между 1-м и 2-м местом в рейтинге находится в рамках статистической ошибки. Говорить о том, что репутация одной компании выше, а другой ниже, можно только в том случае, если разница между их уровнем (Pulse) составляет более пяти пунктов шкалы.

Стоит отметить, что репутация мультинациональных компаний, работающих в Казахстане (средний индекс репутации Pulse – 70,7), в целом превышает средний уровень репутации казахстанских (индекс Pulse – 66,3). Таким образом, потенциал использования в репутационном позиционировании национальных элементов является невысоким.

Репутация отраслей

Использование идентичного с глобальным инструментария исследования «Наиболее уважаемые компании Казахстана – 2013» предоставило возможность не только компаниям, но и целым отраслям Казахстана сравнить себя с мировыми.

В таблице показаны уровень репутации отраслей (средний показатель Pulse участвующих в исследовании компаний, которые принадлежат к одной из семи отраслей), а также данные о среднем уровне репутации указанных семи отраслей в мире, которые ежегодно рассчитывает Reputation Institute на базе проведенных исследований. На основании этих показателей мы можем оценить, насколько репутация той или иной отрасли в Казахстане соответствует мировым трендам.

Наиболее уважаемые отрасли Казахстана – это транспорт, пищевая промышленность и телекоммуникации. Если сравнивать с мировыми тенденциями, то две отрасли – телекоммуникационная и транспортная – существенно отличаются от мировых репутационных тенденций, их репутация в Казахстане значимо выше. Другие отрасли страны находятся в общемировых трендах.

Оценка компаний по факторам (драйверам) репутации

Говоря о факторах репутации, стоит отметить, что в основном структура репутации компаний Казахстана схожа с общемировыми тенденциями.

Наибольшим драйвером репутации для потребителей является высококачественная продукция и услуги компании (21,9% в Казахстане, 16,8% в мире). Другими значимыми драйверами для казахстанских потребителей выступают «результативность» (16%), «управление» (14,2%) и «инновации» (14%). Остальные факторы – «условия  труда» (13,7%), «ответственность» (10,7%) и «лидерство» (9,5%) – менее значимы.

Но есть два главных отличия от мировых тенденций. Вес фактора «результативность» (то, что компания является высокоэффективной и показывает хорошие финансовые результаты) значимо выше в Казахстане (16% по сравнению с мировыми 12,2%), а фактор «ответственность» (10,7%) у нас значимо ниже, чем в мире (15%).

По большинству рациональных факторов репутации в Казахстане лидирует мультинациональная компания Nestle (значения RepTrak™ Pulse – от 76,3 до 88,2). По фактору «условия труда» вместе с Nestle также лидирует компания «Эйр Астана» (значение RepTrak™ Pulse – 79), а по факторам «результативность» и «управление» – компания Procter & Gamble (82 и 74,5, соответственно).

Результаты исследования опубликованы в январском номере Forbes Kazakhstan.

Подробнее

«Верный Капитал» будет собирать дождевую воду

23 Марта 2014

Автор: Ардак Букеева

Ссылка на источник: http://forbes.kz/process/ecobusiness/vernyiy_kapital_budet_sobirat_dojdevuyu_vodu

В канун Наурыза «Верный Капитал» в Астане провел презентацию своего «зеленого» бизнес-центра Talan Towers для будущих арендаторов

Первый в Казахстане «зеленый» бизнес-центр по стандартам LEED стоимостью $300 млн только завершает нулевой цикл, но его хозяева уверены, что спрос на аренду будет: в столице Казахстана присутствует немало глобальных и западных компаний, которые очень трепетно относятся к своему экологическому имиджу. Если в стране есть «зеленый» бизнес-центр, то такие компании  размещают свой офис именно в нем, невзирая на цены. Как стало известно Forbes.kz, в Talan Towers, расположится, например, офис казахстанского представительства Glenсor (хотя в этом случае, возможно, более важную роль играют не принципы, а афиллированность трейдера сБулатом Утемуратовым, чьи средства в основном инвестирует «Верный Капитал»).

Цена аренды в Talan Towers, разумеется, будет выше средней по Астане, потому что это будет точно такой же класс «А», как в Нью-Йорке или Сингапуре, утверждает Ерлан Оспанов, генеральный директор Группы компаний «Верный Капитал».

- Мы поставили перед собой задачу – построить здание, которое бы полностью отвечало современным требованиям к коммерческой недвижимости, без каких бы то ни было скидок, -говорит он. - Это будет настоящий бизнес-центр класса «А».

К слову, место, где вырастут две башни Talan Towers (в одной из них расположится Ritz-Carlton, став третьим отелем этой сети, принадлежащим Булату Утемуратову), было последней незастроенной площадкой в непосредственной близости к Байтереку. Приобретено оно компанией, по словам Ерлана Оспанова, на вторичном рынке, стоимость сделки компания не разглашает. Срок окупаемости проекта - примерно 10 лет. Запустить первую очередь предполагается уже в 2015.

Проект здания был разработан архитекторами SOM (Skidmore, Owings & Merrill LLP), одной из ведущих мировых компаний в сферах архитектуры, градостроительства, инженерии и интерьерного дизайна. Девелопером же Astana Property Management, входящая в группу «Верный Капитал». С учетом финансовых возможностей его материнской компании можно считать, что у казахстанских Capital Partners, BI Group и Базис-А появился очень серьезный конкурент.

Айдар Уткелов, директор Astana Property Management, утверждает, что стандарты «зеленой» технологии строительства и проектирования удорожают проект на стадии строительства менее чем на 1%. При этом потом можно будет значительно сэкнономить на коммунальных расходах: проект предусматривает энергосбережение за счет максимального использования солнечного света, водосбережение за счет новейших технологий и сбора дождевой воды, а также большую велопарковку.

Что такое стандарт LEED?

* LEED был разработан в 2000 организацией USGBC (United States Green Building Standards).

* 16 168 108 кв. м сертифицированных коммерческих площадей.

* В некоторых штатах США стандарт является обязательным для муниципальных зданий (Калифорния).

* В Индии и Италии есть национальные версии стандарта.

Подробнее

Утемуратов: На каждый вложенный в Нархоз тенге отвечу такой же суммой

19 Апреля 2016

Автор: http://forbes.kz/photostory/utemuratov_na_kajdyiy_vlojennyiy_v_narhoz_tenge_otvechu_takoy_je_summoy

Ссылка на источник: Венера Гайфутдинова

Такое заявление известный казахстанский бизнесмен сделал на презентации новой концепции Университета Нархоз Выступая на презентации новой концепции, человек №1 в рейтинге Forbes Kazakhstan «50 самых богатых людей РК-2015» Булат Утемуратов поблагодарил команду вуза, которая, по его словам, за короткий срок сумела произвести поистине революционные преобразования, превратив Нархоз в современный инновационный университет.

Такое заявление известный казахстанский бизнесмен сделал на презентации новой концепции Университета Нархоз

Выступая на презентации новой концепции, человек №1 в рейтинге Forbes Kazakhstan «50 самых богатых людей РК-2015» Булат Утемуратов поблагодарил команду вуза, которая, по его словам, за короткий срок сумела произвести поистине революционные преобразования, превратив Нархоз в современный инновационный университет. Теперь вуз должен стать флагманом экономического и бизнес- образования Казахстана, куда стремится поступить самая талантливая молодежь страны.

- Многие из талантливых и достойных выпускников вуза заняли высокие посты в государственных органах, стали крупными предпринимателями и бизнесменами, трудясь на благо нашей страны. Я очень рад, что некоторых из них мы видим сегодня в этом зале. Однако в жизни университета были и трудные времена: годы тяжелого финансового положения, недостаток квалифицированных кадров, отсутствие доступа к новейшим международным практикам высшего образования, процветающая коррупция. Таким мы застали университет в тот момент, когда приняли решение инвестировать в него в 2005, - вспоминает бизнесмен.

Он подчеркнул, что проект по преобразованию университета был для его команды одним из важнейших социальных некоммерческих проектов.

За прошедшие 10 лет в развитие университета бизнесмен инвестировал около $40 млн. Это, по словам мецената, позволило привлечь международных экспертов, обновить материально-техническую базу, успешно провести необходимые реформы и вывести вуз на новый этап развития.

- Для развития экономики страны нет ничего важнее создания достойной образовательной базы, отвечающей последним международным требованиям. Многое было сделано за последние годы, и еще многое предстоит сделать. Сейчас Нархоз стоит на пороге новых инновационных изменений. Вне всякого сомнения, этот вуз станет лидером образования в области экономики не только в Казахстане, но и во всем регионе, - сказал он. - Это особенно важно в период глобального экономического и финансового кризиса, когда наша страна особенно нуждается в собственных высококвалифицированных кадрах. Для успешного преодоления глобальных вызовов и выхода из зоны экономической турбулентности республике нужны высококлассные молодые специалисты в различных областях экономики, чтобы Казахстан успешно продолжил реализацию стратегии главы государства по вхождению в 30 наиболее

В нынешние сложные времена, как заметил Булат Утемуратов, многие родители талантливых молодых казахстанцев не в состоянии оплатить качественное обучение. По этом причине он принял решение об учреждении 5 именных стипендий. Также в этом году группа компаний «Верный капитал» и Fortebank учреждают 100 стипендий для выпускников школ по всему Казахстану.

- Очень важным элементом качественного образования является профессорско-преподавательский состав. Нам нужны профессора высочайшего класса, и в этом году мы выделяем деньги на зарубежные стажировки преподавателей Нархоза. 20 преподавателей и ученых получат возможность пройти тренинги и изучить новые методики преподавания, а также принять участие в исследовательских проектах ведущих университетах мира. Это наш очередной вклад в развитие университета, - поведал Булат Утемуратов.

На эти цели предприниматель выделяет ежегодно $300 тыс.

Более того, бизнесмен рассказал об учреждении эндаумент-фонда, целью которого станет помощь выпускников Нархоза разных лет талантливым студентам из малообеспеченных семей, а также поддержка преподавателей и других проектов университета.

- Я уверен, что многие из выпускников Нархоза хотели бы оказать поддержку родной альма-матер и внести свой пассивный вклад. Поэтому мы решили создать новый инструмент, который сделает это возможным – эндаумент-фонд, - отметил он.

Булат Утемуратов также пообещал, что за каждый миллион тенге, пожертвованный выпускниками в эндаумент-фонд, он добавит еще один миллион из собственных средств.

После этого заявления один из выпускников Нархоза, казахстанский государственный деятель, дипломат Серик Примбетов объявил о своем желании сделать первый вклад в фонд в размере 1 млн тенге.

- Я хочу поддержать вашу идею. Думаю, многие выпускники поддержат это начинание, - сказал Серик Примбетов.

Ректор «Университета Нархоз» Кшиштоф Рыбиньски напомнил, что Нархоз – это университет с богатой историей и рассказал о будущем вуза.

- В нашей стратегии написано: «Нархоз стремится стать лучшим инновационным университетом Центральной Азии». Это уже не только слова, а конкретные действия. Мы уже внедряем инновации в процесс образования. Благодаря Булату Утемуратову у нас есть передовые технологии, которых еще нет в вузах ЦА, - сообщил он.

Ректор университета также рассказал, что работал во многих странах мира, но самая лучшая работа для него - это работа в Нархозе.

- Я рад, что могу участвовать в реформах, которые помогают стать Нархозу признаваемым вузом и могут повлиять на систему высшего образования в республике, - отметил он.

Практически все реформы в университете проводились по советам руководителя международного попечительского совета Нархоза Роберта Блэквилла. Он является профессором Гарварда, старшим научным сотрудником в Совете по внешним связям, специалистом по внешней политике и помощником Генри Киссинджера. Также Блэквилл служил послом США в Индии, был помощником советника по национальной безопасности, работал в администрации нескольких президентов США.

- Когда я впервые приехал сюда, у нас был очень длинный разговор с господином Утемуратовым, - вспоминает Роберт Блэквилл. - Я тогда задал ему фундаментальный вопрос: понимает ли он, что это не реформа, которую можно завершить за одну ночь, что это марафон, а не спринт? Оказалось, что понимает он это даже лучше, чем я.

Он также ответил на вопросы об англоязычном написании нового названия университета – Narxoz, которое вызвало недопонимание у казахстанцев.

- Это активно обсуждали в Facebook, притом, что ни один из комментаторов не являлся носителем языка. Я как человек, для которого английский – родной язык, заявляю: написание Narxoz - грамматически правильное, - заключил он.

После официальной части презентации все участники мероприятия ознакомились с модернизированной инфраструктурой Нархоза и посадили деревья перед главным входом в университет.

Подробнее


ИА «Интерфакс-Казахстан»

Генеральный директор компании "Верный капитал" Ерлан ОСПАНОВ: КАЗАХСТАНСКАЯ ЭКОНОМИКА НУЖДАЕТСЯ В ОПЕРЕЖАЮЩИХ ТЕХНОЛОГИЯХ

1 Июня 2013

Ссылка на источник: http://www.interfax.kz/?lang=rus&int_id=13&category=currently&news_id=190

Решающим конкурентным преимуществом Казахстана может стать использование в стране новых опережающих технологий. Именно это может позволить нам находиться на шаг впереди других развивающихся экономик, высказал мнение генеральный директор компании "Верный капитал" Ерлан ОСПАНОВ в интервью агентству "Интерфакс-Казахстан". Он также убежден, что в Казахстане очень много интересных возможностей для малого и среднего бизнеса, но инициатива предпринимателей отстает.

- Мировая экономика сбавила темпы восстановления, тенденция особенно заметна в еврозоне, а крупнейшие страны с развивающейся экономикой испытывают сложности в обеспечении роста инвестиций. Как эта ситуация может повлиять на инвестиционный климат Казахстана?

- Что касается мировой экономики, сказать, что однозначно кризис пройден, безусловно, нельзя. Еврозона испытывает трудности и будет еще испытывать, но уверен, что эти трудности пойдут еврозоне на пользу, это, если так можно выразиться, оздоравливающие трудности, и европейскими правительствами будут приняты оздоравливающие мероприятия. Я считаю, что будет рост в США, и они уже вошли в стадию роста, мы это видим даже по фондовым рынкам. По поводу Китая мое мнение сохраняется, это очень интересный, особняком стоящий рынок, и я бы, по большому счету, не говорил, что Китай будет испытывать какие-то трудности.

Инвестиционный климат Казахстана, конечно, благоприятный. Но всегда дело в деталях. Если разложить это все по пунктам: в Казахстане заложен прочный фундамент, созданы хорошие правила игры, задекларирован благоприятный налоговый режим, в частности, налоговые ставки, гарантии правительством стабильности – все это присутствует. Но когда мы уходим в исполнение всего того, что задекларировано, то здесь наблюдаются некоторые проблемы. И с этим бизнес сталкивается ежедневно. Например, нулевая ставка по НДС по реализации какого-то товара, описанная в Налоговом кодексе, - это закон, это должно быть исполнено. Но в реалии возмещения уплаченного НДС не происходит, или происходит, но с большим "скрипом". Почему? Потому что не описаны или неправильно прописаны механизмы такого возмещения. Я бы сказал так: налоговое администрирование находится не на должном уровне.

Сказывается также наличие коррупции. Да, государство с ней борется, но приходится констатировать, что это явление есть.

- Может Казахстан в этих условиях стать "тихой гаванью" для инвестиций?

- Потенциально, я думаю, да. Но когда это произойдет, не знаю. В настоящий момент Казахстан – это, скорее, не "тихая гавань", а бурно развивающийся регион. Со всеми вытекающими последствиями, со всеми своими "плюсами" и "минусами". Сегодня Казахстан – это регион с большими возможностями.

- Насколько законодательство республики благоприятно для привлечения иностранных инвестиций? Что, по-Вашему, возможно, требует корректировок или изменений?

- Одну из самых больших проблем с законодательством я назвал - это его администрирование, в частности, налоговое. И это только один пример. Бывает, что из-за недоплаченной 1 тыс. тенге или по ошибке налогового офицера блокируются все счета компании. Да, наши законы декларируют либеральные принципы, и законодательство у нас благоприятное по отношение к бизнесу. Но вот когда доходит до их исполнения, когда мы соприкасаемся с существующей бюрократической машиной, вот здесь явно требуются улучшения.

Еще один вопрос, над которым надо поработать - это инфраструктура, прежде всего, транспортная и энергетическая. Для иностранных инвесторов (вызывает трудности. – ИФ-К), скорее всего, это инфраструктура и наличие мелких проблем, которые нам нужно устранить. В частности, я имею в виду бюрократические препоны, сложность входа. Знаете, что, например, иностранцам сложно визу получить? А ведь бизнес-туристам в Казахстан въехать и остаться здесь на период более 3-х месяцев, тяжело. Потому что визу получить сложно. Вот такого рода мелкие нюансы накапливаются и создают определенный фон, который препятствует (приходу инвесторов. – ИФ-К). Это связано с недоработкой нашего законодательства. Оно в целом благоприятное, фундамент заложен очень хороший, но его нужно дорабатывать, законодательство нужно правильно администрировать.

- А как обстоят дела с реализацией отечественных инвестпроектов?

- Отечественным инвестициям мешает некая разбаланасированность. Пока высокие ставки по депозитам и кредитам будут сохраняться, будет сохраняться и определенный барьер для принятия решения об инвестировании в ту или иную сферу. Любой инвестор сравнивает риск и доходность. Если высокие ставки по депозитам, соответственно, у владельцев капитала меньше мотивации инвестировать в реальный сектор экономики.

- В какие отрасли в ближайшие годы будут активно вкладывать инвесторы, а какие менее интересны?

- Я буду говорить о том, что интересно нам. Нам интересно инвестировать в любые новые технологии. В Казахстане не хватает не только IT-технологий, но и других промышленных, химических, энергетических технологий, в которых мы нуждаемся. Казахстанская экономика нуждается в опережающих технологиях. Я имею в виду те технологии, которые позволят отечественным компаниям стать более конкурентоспособными.

Это то, что необходимо фундаментально для нашей страны, - привлечение в страну новых опережающих технологий. Вот это, я считаю, таким фундаментальным решающим конкурентным преимуществом, которым должны обладать новые инвесторы и которое должны приносить с собой. Казахстан находится в такой географической зоне, когда себестоимость производства продуктов выше, чем у конкурирующих соседних стран. Удаленность от рынка сбыта, маленькое население, доставка основных материалов и комплектующих тоже требуют затрат. Поэтому нам нужно использовать такие технологии, которые позволят идти нам на шаг впереди по сравнению с нашими конкурентами - те самые опережающие технологии. И в этом я вижу одну из наших задач.

- Согласны с тем, что Казахстан может стать крупным экспортером новых видов энергии?

- Я вижу, например, большой потенциал ветровой энергии в Астане. Безусловно, нужна инфраструктура, это дело не ближайшего будущего, но и не далекого, где-то в среднесрочной перспективе. Для того чтобы это реализовать, нужно решить несколько фундаментальных задач: одна из них упирается в технологии, другая – в деньги. Это капиталоемко, но с другой стороны требуются новые устройства с низкими капитальными и операционными затратами. Такие технологии уже есть. Задача – их сюда принести и здесь их использовать.

- В этом должно быть активное участие государства?

- С одной стороны, да. С другой стороны, может быть, потребуется поддержка какая-то (стимулирование, какой-то особый режим, поддерживающие меры). Может быть, будет так, что и денег особо и не потребуется (от государства. – ИФ-К), это можно будет сделать на деньги частников. Элементарно: Астана – это географическая зона, где почти постоянно дует сильный ветер, и это все можно использовать, это огромная энергия - кинетическая энергия пропорциональна квадрату скорости. Как только на 1 метр в секунду усиливается скорость ветра, у нас в квадрате увеличивается объем вырабатываемой энергии. И здесь весь вопрос только в технологиях – в так называемых преобразовательных устройствах и в хранении энергии.

- Предприниматели просят правительство создать самостоятельное министерство либо госагентство торговли, обосновывая тем, что сейчас система торговли в стране воспринимается как придаточный механизм экономики. Каково Ваше мнение по этому поводу?

- У нас экономика и так чрезмерно зарегулирована, поэтому я считаю, что не нужно такое министерство. Рынком должно руководить не министерство какое-то, а Ее Величество Конкуренция, это самый главный регулятор. Нужно создавать условия для того, чтобы торговля развивалась. Есть страны, в которых, например, нет НДС на импорт товаров, нет никаких ввозных пошлин, есть понятие "налог с продаж". Если говорить о торговле, то торговлю нужно каким-то образом стимулировать. Товар еще не продан, он только завезен в страну, но уже бизнесменов облагают разными налогами – и НДС, и еще какие-то сборы. О какой эффективности можно говорить, о каком стимулировании можно говорить?

Получается, что в тех отраслях, которые регулируются государством, конкуренция отсутствует или недостаточно высокая. Например, в такой инвестиционной отрасли, как аэропорты - около 80% тарифов на услуги аэропортов регулируются тем или иным образом государством. В телекоме тоже регулируются те или иные тарифы. Как можно говорить о развитии инфраструктуры, если государство все время ограничивает, регулирует, само принимает решение, какая должна быть маржа у той или иной компании? А ведь бизнесмены вкладывают деньги, они должны понимать, когда смогут их вернуть. Хорошо, это инфраструктура, это длинный проект, но, тем не менее, управляющие должны иметь какую-то свободу действий по установлению тех или иных тарифов. Я думаю, что эти тарифы должны регулироваться сами собой, в результате конкуренции, но никак не спускаться "сверху". Есть, конечно, желание правительства улучшить условия для потребителей, я с этим согласен абсолютно, но должен быть обеспечен какой-то баланс.

- Как Вы оцениваете в настоящее время развитие банковского сектора в стране? Какие тенденции можете отметить?

- Я думаю, банковский бизнес будет становиться более технологичным. Это, наверное, один из ключевых факторов успеха для развития банков в будущем – как можно больше применять информационные технологии, IT-технологии и мобильные технологии, и уходить от традиционной, экстенсивной, модели развития. Все больше и больше транзакций должно и будет проходить через интернет (мобильные платежи, мобильные пополнения, мобильные интерфейсы, электронные кассиры, платежные терминалы и так далее), многофункциональные банкоматы, которые выдают и принимают наличные и проводят разные транзакции по банковским операциям. Думаю, это основное будущее банков.

- Есть мнение, что экономика Казахстана сегодня очень сильно недофинансирована банками, что они лишь наполовину кредитуют реальный сектор экономики, и это тревожно... Вы согласны с этим? Нужно ли и можно ли изменить данную ситуацию? Каким образом?

- То, что экономика недофинансирована банками, наверное, это правда. И в этом виноваты не банки, скорее, сама экономика. У банков есть очень четкая кредитная политика, и они от этого отойти не могут. Банки – это финансовые институты, которые должны соблюдать строгие требования, которые прописаны еще Базельскими стандартами. Нет заемщиков, грубо говоря, таких, которых можно финансировать. И, как правило, банки финансируют компании уже на их высокой стадии развития, когда есть стабильное cash flow, когда есть залоги, тогда можно говорить о низких ставках процентных, каких-то стабильных условиях интересных. Я думаю, что недостаточна работа институтов развития, таких как государственные венчурные и private equity фонды, да и частных инвесторов, бизнесменов. Чтобы компания дошла до того состояния, когда она спокойно без проблем кредитуется банком, компания должна пройти определенную историю развития, когда в нее вкладывается инвестор на свой страх и риск, развивает, ставит на ноги, производство - на поток. Я думаю, проблема в этом. Во время кризиса очень много малого и среднего бизнеса, можно сказать, упало. Остались только "монстры", они и остались самыми лучшими заемщиками в банках.

- Возможно, государство слишком активное участие принимает, помогая реальному сектору?

- Нет, я думаю, что в данном случае государство выполняет роль спасателя, пытаясь развить какие-то новые отрасли. Но, я считаю, что наряду с государством должны все-таки и частные инвесторы этим заниматься. Государство в большей степени должно заниматься описанием каких-то правил игры и поддержкой. Только частный инвестор может оценить, насколько это эффективно или неэффективно. Он голосует своими личными деньгами.

- Каково Ваше мнение о проводимой государством пенсионной реформе и предстоящем едином управлении Нацбанком всеми пенсионными активами страны?

- Если государство решилось на такой шаг, я думаю, государственные мужи все очень правильно оценили. Наверное, государство преследовало цель сократить какие-то фиксированные затраты. Возможно, это правильно. Я считаю, что это положительный момент, то, что будут сокращаться, эти фиксированные затраты, и вместо нескольких управляющих компаний будет только одна.

Самое главное, чтобы в итоге не пострадали вкладчики. Но сокращение фиксированных затрат, я думаю, это именно им на пользу. И здесь нужно правильно придерживаться инвестиционной политики, которая была изначально прописана, или будет заново прописана в этом новом фонде (ЕНПФ. – ИФ-К) и в политике новой компании, управляющей пенсионными активами.

- Многие считают, что главная проблема в эффективности управления пенсионными активами в том, что недостаточно надежных инструментов инвестирования; что не те вопросы решаются изменением пенсионной системы таким образом…

- Определенная проблема здесь есть. Инвестиционная политика пенсионных фондов должна быть достаточно консервативной, соответственно, инструменты, в которые инвестируются деньги пенсионных фондов, тоже должны быть консервативными. А консервативные, надежные финансовые инструменты – это бумаги, выпущенные такими же мощными стабильными компаниями. Но это зависит от состояния экономики. Я думаю, что таких инструментов в Казахстане, конечно, недостаточно. В то же время ликвидность накапливается, и существуют запреты, по крайней мере, в нынешнем законодательстве для инвестирования в финансовые инструменты где-то за рубежом. Но для этого-то мы и говорим, что в первую очередь сама экономика должна расти, бизнес должен развиваться. Все начинается с самих бизнесменов.

- Слушая Вас, создается такое ощущение, что бизнес у нас в Казахстане какой-то ленивый, ждущий постоянно руку помощи…

- Нет, я не говорю, что все ленивые. Но очень много возможностей, возьмите просто Астану как город – очень много бизнес-возможностей для малого и среднего бизнеса, но почему-то вот инициатива бизнесменов немножко отстает. Я считаю, что нужно быть более активными, более позитивно настроенными, более смелыми. И не смотреть на ставки по депозитам в банках, когда легче просто положить на депозит деньги, и голова не болит, а нужно на себя брать риск, ответственность и идти в бизнес.

- Активная реализация программ по сокращению затрат во многих странах мира привела к резкому сокращению спроса на банковские продукты. Есть мнения о том, что это может привести к очередному финансовому кризису. Что Вы думаете по этому поводу?

- Совершенно верно. Как только мы начинаем сокращать потребление, соответственно, идет замедление какой-то экономики, одно с другим связано. Помните, как в итоге США решили свою проблему с рецессией? Они реализовали программу всеобщей занятости, они начали строить дороги и инфраструктуру и финансировать все это просто из денег государства. Просто всеобщая занятость. Люди начали тратить потихоньку деньги, и это заново запустило эту экономику.

- То есть, выход в том, чтобы в условиях замедления роста экономики государство больше трудоустраивало население?

- Я так понимаю, для этого и была создана "Дорожная карта" в Казахстане. Нужно стимулировать спрос для того, чтобы экономика росла. Тогда будет мультипликативный эффект.

- В последнее время активно обсуждает вопрос о возможном присоединении Казахстана к американскому закону о налоговом контроле иностранных счетов…

- Наверное, это оправдано. По тем данным, которые мы знаем из отрытых источников, большое количество денег уходит в теневую экономику.

- Представитель ООН недавно говорил о том, что для решения проблем с неограниченным перемещением капитала в мире потребуются более смелые реформы. Как это повлияет на развитие экономик и инвестиционного бизнеса?

- Я вот думаю про эффективность. Безусловно, это должно быть хорошо, теоретически. То есть, налоги нужно платить, но я не могу сказать, насколько эффективно это скажется на развитии экономик. Потому что есть страны, в которых очень высокие налоги, допустим, та же самая Франция ввела новые налоги, Канада. Это может быть неким ограничивающим фактором для дальнейшего развития (экономик. – ИФ-К). И все-таки, мы, допустим, Казахстан, для чего сделали такие низкие ставки налогов относительно других стран? Для того чтобы стимулировать активность здесь. И если тотальный контроль будет увеличиваться, с одной стороны – это, конечно, логично; но с другой стороны будет влиять на скорость развития в некоторой степени.

- Спасибо за интервью!

 

Подробнее


Интернет-газета Zona.kz

Ерлан Оспанов: «Только когда актив продан, можно с уверенностью сказать: проект реализован»

17 Июня 2013

Автор: Владислав Юрицын

Ссылка на источник: http://www.zonakz.net/articles/?artid=69499

Для города Кокшетау ТОО «Altyntau Kokshetau» крупнейший работодатель (около 2,5 тыс. рабочих мест), для Акмолинской области – седьмой налогоплательщик по объемам отчислений, а для группы компаний «Верный Капитал» - это визитная карточка отрасли прямых инвестиций (private equity) в Казахстане. Поэтому второе заседание Инвестиционного медиа-клуба прошло в Кокшетау, на предприятии «Altyntau Kokshetau», где принимающая сторона рассказывала о секретах успеха.

Когда инвестор приходит на новый актив, то принося с собой деньги, компетенцию и развитие, профессиональное управление, он создает новую стоимость – капитализацию. В схематичном виде этапы инвестиционного цикла выглядят так: поиск актива (анализ рынков, возможность получения добавленной стоимости) – приобретение (аудит, определение цены) – капитализация (улучшение операционной эффективности, кадровые изменения, внедрение новых технологий) – выход (полный или частичный). «Altyntau Kokshetau» – главное структурное подразделение АО «Altyntau Resources» – Ерлан Оспанов, генеральный директор группы компаний «Верный Капитал» назвал »самый большой проект, самый удачный, самый успешный» (для «Верного»).

Здесь реально есть чем гордиться. IRR (внутренняя норма доходности) выросла более чем на 800%, в 12 раз вырос объем производства, а производят здесь золото, создано 1679 новых рабочих мест. »Алтынтау, безусловно, наша гордость», – заявил г-н Оспанов.

Каждое месторождение уникально и требует собственной технологии, но Васильковское месторождение отвечает данному тезису в гипертрофированной форме. Открыли его еще в 1963 году, однако приступить к разработке смогли только в 80-ые годы прошлого века, когда на более высокий уровень вышли производственная наука и технологии. По сложности данное месторождение относится к третьей категории, то есть самое сложное. Метод кучного выщелачивания, применяемый здесь с 1991 года, стал первым для золота на территории СССР. Но показатель извлечения золота находился на уровне 30% и не удовлетворял требованиям должной эффективности.

До «Верного Капитала» четыре собственника фактически не справились с Васильковским месторождением. В 2007 году «Верный» приобрел 100% компании VasGold, которая владела предприятием. В 2010 году «Верный Капитал» продал 40% АО «Altyntau Resources» «Казцинку», а сам приобрел 29,5% «Казцинка». В том же году «Казцинку» продали еще 60% «Altyntau Resources», приобретя дополнительные 19,2% в Казцинке. Ну а 2013-ый год стал точкой выхода «Верного» из «Казцинка», завершив пятилетний проект прямого инвестирования. Инвестиций, кстати, за этот период было произведено более чем на $700 млн.

«Понимали, что золото находится на какой-то низкой исторической отметке», – отметил Ерлан Оспанов насчет выбора актива для прямых инвестиций. На момент покупки 100% VasGold цена на тройскую унцию золота составляла $841, а когда «Верный Капитал» выходил из «Казцинка» драгоценный металл на мировом рынке продавали за $1790.

Пока «Верный» владел «Altyntau Resources», была подобрана уникальная комбинаторика технологии и оборудования. Здесь работают крупнейшие в мире шаровые мельницы фирмы Outotec, автопарк насчитывает 27 самосвалов «Caterpillar» по $1,5 млн за каждый, внедрена автоматизированная система управления горным производством «Wenco». Притом, что 65% золота находится в классе «минус 6 микрон» (трудная руда) по 2 г на тонну породы, объем производства вырос с 0,5 тонны золота в 2006 году до 9 тонн в 2012-ом. Мировая нижняя граница рентабельности по отрасли составляет примерно $1300 за унцию. В «Altyntau Kokshetau» точка безубыточности при имеющихся производственных показателях составляет $504 за унцию.

Марлен Мирзабеков, президент компании «Altyntau Resources», главной проблемой на сегодняшний день назвал кадровый вопрос. Однако золотодобывающее предприятие использует сложные договора, согласно которым компании-производители оборудования отвечают за квалификацию рабочих, которые на нем работают. Сам же список поставщиков оборудования очень обширный: Канада, США, Россия, Австралия, ЮАР, Болгария, Швеция, Финляндия, Великобритания, Германия. Более 90% производимого золото сейчас закупает Нацбанк, который пользуется правом преимущественной покупки аффинированного золота, производимого в Казахстане. «Altyntau Kokshetau» товарными продуктами имеет сплав Доре (золото с серебром и другими примесями), гравитационный и селективный концентраты. Поскольку АО «Altyntau Resources» – это 100% «дочка» «Казцинка», то золото на аффинаж отправляется в головную компанию, где доводится до стандарта 99,99%.

Один из девизов компании «Altyntau» – безопасность, будь то люди, природа или оборудование. Для производства золота используется около 20 наименований реагентов, из которых подавляющее большинство являются ядовитыми веществами (цианид натрия, соляная кислота, едкий натрий и другие). Кроме того, в добываемой руде 1-1,5% составляет мышьяк, тоже вредный для окружающей среды компонент. Доля обезвреживания ядовитых веществ занимает около 17% от себестоимости обогащения руды. К моменту запуска новой золотоизвлекательной фабрики (ЗИФ) компания потратила на экологические мероприятия около $14 млн. Сами хвостохранилища герметичны, в основании выбранного места для утилизации хвостов лежит слой глины низкой проницаемости толщиной от 6 до 10 метров.

Технические решения, принятые в проекте строительства, направлены на обеспечение минимального уровня загрязнения атмосферного воздуха, создание благоприятных условия труда на предприятии и сохранение экологически безопасной обстановки в районе размещения комбината, соответствующей требованиям экологического законодательства. Склад площадью 111 тыс. кв. м, где хранятся все сильнодействующие ядовитые вещества, достаточно наглядно иллюстрирует такой подход.

Вопросы социальной ответственности также на должном уровне. Для работников предприятия построен 95-квартирный жилой дом. Как таковая средняя зарплата на ТОО «Altyntau Kokshetau» – это что-то из разряда средней температуры по больнице. В таком виде она превышает номинальную зарплату одного работника по Акмолинской области в 1,26 раза, по Казахстану – в 1,57 раза. У водителей самосвалов, например, базовый оклад 90 тыс. тенге в месяц, но в итоге со всеми сплюсованными показателями и бонусами зарплата может составить 180 тыс. Плавильщик золота имеет оклад 120 тыс. тенге, оператор диспетчерского пульта – 100 тыс. Для города Кокшетау такие зарплаты считаются значимыми и люди своими рабочими местами дорожат.

После того, как «Верный Капитал» вышел из «Казцинка», эта компания прямых инвестиций осталась в партнерских отношениях с «Altyntau Resources». »Мы работаем вместе с «Altyntau» и привлекаем их в качестве консультантов и управляющих на новых месторождениях», – объяснил механизм взаимодействия Ерлан Оспанов. Группа компаний «Altyntau» была определена как управляющая компания месторождениями Комаровское и Райгородок, недавно приобретенными группой «Верный Капитал» и ТОО «Казцинк».

Г-н Оспанов считает, что в Казахстане достаточно много свободных ниш, куда можно инвестировать. Здесь важно учитывать три фактора успешности выхода из инвестиции: как поработали (эффективность программы развития актива); как спрогнозировали рынок; как изменялась регуляторная среда. В случае с «Altyntau» все в конечном итоге сложилось благоприятно. Сейчас у «Верного» есть реализуемые крупные проекты прямых инвестиций, но о них еще рано судить, поскольку не было фазы «выход». Пока вершиной профессиональных достижений остается история с «Altyntau Resources».

Подробнее

Можно сменить имидж, но не репутацию

31 Января 2014

Автор: Владислав Юрицын

Ссылка на источник: http://www.zonakz.net/articles/76184

На четвертом заседании Инвестиционного медиа-клуба разбирались с репутационным капиталом и получаемой от него пользой

Люди, которые умеют измерять репутацию, рассказали об этом на Инвестиционном медиа-клубе. Сама тема заседания была определена как “Репутация казахстанского бизнеса: результаты глобального исследования”. В отличие от мировых тенденций, в Казахстане значимо больший вес имеет фактор “результативность” и гораздо меньше “ответственность”.

“Современная экономика – это экономика доверия, экономика репутации”, – подчеркнул Иван Соколовский, консультант компании Reputation Capital Group. Для того чтобы репутацией управлять нужна специальная система – система репутационного менеджмента. Дело в том, что какой-либо один отдел компании не в состоянии отвечать за репутацию – это дело коллективное. “Репутация не формируется работой одного подразделения”.

При построении системы репутационного менеджмента каждая компания проходит пять этапов. Сначала бизнес-обоснование и измерение, потом управление и создание единого подхода к измерению репутации. На третьем этапе происходит интеграция данного параметра в бизнес-планирование. Четвертая фаза – это кросс-функциональное внедрение и учет. И, наконец, вершина процесса: полная интеграция в долгосрочную стратегию и инвестиции.

По методике, разработанной Reputation Institute, на протяжении 7 лет исследуются 100 компаний из 15 стран. Там представлены Европа (туда относят и Россию), Северная Америка, Латинская Америка, Азия с Океанией. В 2013 году топ-10 возглавила компания “BMW”, но между нею и находящейся на десятой позиции Lego (производитель игрушек) разница в пределах технической погрешности. Г-н Соколовский обратил внимание на сложность экспорта репутации, поскольку на чужом рынке компании работать всегда сложнее, чем на своем. Для транснациональных фирм это постоянный вызов, поскольку те вещи, которые положительно влияют на репутацию в одной стране, могут не работать в другой.

“Цена акции – это та цена, которую рынок готов платить за акцию. Примерно 30% – это “добровольная сила”, то есть стоимость бренда”, – отметила Жанна Пархоменко, директор по связям с общественностью группы компаний “Верный Капитал”. Она дала что-то вроде “матрешки”, из которой складывается репутации. Верхний уровень – это репутация страны. Далее следует репутация индустрии, поскольку к производству табачных изделий или игрушек общественность относится по разному. Третьим блоком идет репутация конкурентов, ведь компании принято сопоставлять. Четвертый момент – это репутация руководителей и команды (“Бренд и компания всегда персонифицированы”).Заключительный блок – это репутация собственно компании, бренда.

“В результате правильно организованного репутационного менеджмента стоимость компании может увеличиться на 40-60%. Поэтому системное управление репутацией – важнейшая основа благополучия компании”, – заявил Олег Кершис, директор компании Reputation Capital Group. “Я не могу сменить репутацию, но могу сменить имидж”, – пояснила расклад вещей г-жа Пархоменко.

Репутационный капитал – это устойчивая репутация, которая позволяет зарабатывать премию на рынке. По заказу “Верный Капитал” было проведено репутационное исследование по компаниям в Казахстане. Журналистам так и не смогли внятно объяснить, почему в предложенном респондентам списке есть “Бахус” и “Казцинк”, но нет “Рахата” и “Казатомпрома”, однако свои лидеры и аутсайдеры в данном рейтинге все равно имеются. В топ-5 вошли Nestle, Johnson& Johnson, Фудмастер, Казтрансойл и “Эйр Астана”.

Появление в списке двух мультинациональных компаний Жанна Пархоменко назвала казахстанской спецификой (“Я вижу это впервые”), поскольку обычно всю первую десятку занимают местные фирмы. Наиболее уважаемыми в республике отраслями являются транспорт, пищевая промышленность и телекоммуникации. Г-жа Пархоменко заметила, что средние глобальные показатели транспорта и телекоммуникаций по репутации ниже, чем в Казахстане, тогда как у добывающей и металлургической промышленности в целом по миру они наоборот выше.

Структурно репутация строится по 7 ключевым факторам: качество продукции или услуг; инновации; условия труда (корпоративная культура); качество корпоративного управления; корпоративное социальное гражданство – CSR (ответственная социальная позиция со стороны бизнеса); лидерство; финансовые результаты работы. От того, что компания является лидером в каком-либо одном секторе, она не становится репутационным победителем в общем зачете. Для Казахстана на первом месте прочно находится фактор качества продуктов и услуг.

Подробнее

Недвижимость – доступный и всем понятный вид инвестиций

14 Марта 2014

Автор: Владислав Юрицын

Ссылка на источник: http://www.zonakz.net/view-nedvizhimost-dostupnyjj-i-vsem-ponjatnyjj-vid-investicijj.html

Прошел Инвестиционный медиа-клуб по теме “Частные инвестиции в коммерческую недвижимость и развитие этого рынка в Казахстане”

“Рынок Алматы по жилой недвижимости стабилизируется и где-то даже стагнирует”, – заметил Ерлан Оспанов, генеральный директор Группы компаний “Верный Капитал”. Прозвучало это в ходе Инвестиционного медиа-клуба по теме “Частные инвестиции в коммерческую недвижимость и развитие этого рынка в Казахстане”. Экспертами ситуация давалась по недвижимости в целом, включая жилую. Прошлый год отмечен ростом инвестиций в коммерческую недвижимость.

Светлана Михина, директор по маркетингу и продажам Astana Properti Management, рассказала о девелоперских проектах “Верный Капитал” в Астане. Проектов у группы компаний в столице много, все они капиталоемкие и амбициозные. В свете такой концентрации ресурсов, которые требуют длительной отдачи, у г-жи Михиной поинтресовались: не опасаются ли в компании, что в силу политических причин после смены персоналий в верховной власти Казахстана столицу из Астаны уберут. Готова компания работать в городе, от которого останутся только железнодорожный узел и пересыльная тюрьма? “Что бы ни случилось с руководством страны, я думаю – столица останется в Астане”, – ответила Светлана Михина.

Ерлан Оспанов в своей презентации выделил девелопмент и готовую недвижимость. Девелопмент – это предпринимательская деятельность, связанная с созданием объекта недвижимости, реконструкцией или изменением существующего здания или земельного участка, приводящая к увеличению их стоимости. Этот бизнес очень рискованный, но с большей доходностью, чем готовая недвижимость (покупка и эксплуатация).

Между доходностью недвижимости и других финансовых активов низкая статистическая связь. То есть они функционируют достаточно независимо друг от друга. Институциональные инвесторы и управляющие выделяют недвижимости в среднем до 20% портфеля. “Готовая недвижимость – это в первую очередь надежный доход, а не высокий”, – подчеркнул г-н Оспанов. Специфика данного вида бизнеса в том, что очень многое зависит от управляющего. Отель, например, в среднем 60% дохода получает от продажи номеров и 40% от системы питания.

Стоимость актива недвижимости складывается из дохода, который он приносит и степени капитализации. “Инвестиции в недвижимость дают высокий показатель доходности на единицу риска”, – особо выделил Ерлан Оспанов. Волатильность (показатель риска) активов в недвижимость значительно ниже, чем волатильность фондовых рынков.

Недвижимость – доступный и всем понятный вид инвестиций. Но для мелких инвесторов проекты достаточно капиталоемкие (то есть неподъемные). Плюсом для инвестора выступает и то, что рынок недвижимости практически никак не регулируется, в отличие от рынка ценных бумаг. С другой стороны – с технической точки зрения – у недвижимости низкая ликвидность по сравнению с ценными бумагами.

Недвижимость делится по сложности реализации. У жилой недвижимости и офисов она низкая. Сложность реализации у ритейла и складов умеренная, тогда как по отелям – высокая. У отелей в Лондоне доходность 3% в год (это означает окупаемость через 33 года), но инвесторы с Ближнего Востока готовы их покупать (престижно).

По Казахстану потребность в жилье высокая, но платежеспособный спрос низкий. “В Алматы цены замерли на уровне 2009 года. После девальвации тенге есть ожидание, что спрос на жилье несколько упадет в свете низкой платежеспособности”, – отметил г-н Оспанов. В Астане левый берег переполнен торговыми центрами. Что касается гостиничной недвижимости, то в Алматы рынок сокращается (в отелях понижается индекс заполняемости), а в Астане растет. В столице цены на первичное и вторичное жилье восстановились до уровня 2006-2007 годов.

Кроме собственно девелопмента существует редевелопмент – это реконструкция и улучшение существующего объекта. В Нью-Йорке сейчас покупают старые отели, переделывают в квартиры и продают апартаменты. Управление проектами недвижимости инвестором может осуществляться на разных уровнях. Управление активом – это управление недвижимостью с инвестиционной точки зрения. Управление недвижимостью в смысле управления зданиями как объектами недвижимости. Управление эксплуатацией – это управление технической эксплуатацией (ЖКХ) объектов недвижимости. Место и качество – два основных параметра стоимости актива.

У девелопмента и строительства разная логика и философия. Девелопер – это инвестор, который принимает на себя весь риск проекта. Строитель – это в чистом виде подрядчик с задачей построить и заработать.

Светлана Михина, обратила внимание на то, что в коммерческой недвижимости доля дополнительных (не относящихся к строительству) затрат может достигать 25%. В жилой недвижимости собственно строительство – это где-то 92% расходов. Проект “Верный Капитал” с отелем Ritz Carlton в Астане уже потребовал привлечения 17 компаний-консультантов. К тому же есть владельцы отелей, а есть их операторы – и путать здесь нельзя. “Очень важно иметь оператора отеля до начала строительства”, – подчеркнула г-жа Михина.

Одни виды коммерческой недвижимости ориентированы на операционный доход, другие на высокую стоимость актива. Предевелопмент состоит из анализа текущего состояния проекта, рынка, местоположения (технический, финансовый, юридический, маркетинговый), результатом чего выступает определение концепции. Девелопмент включает в себя формирование структуры и команды проекта, реализацию проекта (строительство), маркетинг, продвижение, продажи. Здесь результатом является реализация проекта.

“Половина бизнес-центров Астаны называет себя А-классом не дотягивая даже до половины критериев”, – заявила Светлана Михина. А критериев там много: место расположения (обязательна только престижная часть города), хороший вид, вентиляция воздуха, высота потолков, несколько поставщиков телекоммуникационных услуг, запасные источники энергоснабжения, парковочные места (в том числе гостевые)…“В Алматы рынок деловой недвижимости более-менее стабилен”, – считает г-жа Михина. Трепетное отношение солидных фирм к своим офисам связано с пониманием того факта, что чем комфортнее человеку в офисе – тем лучше он работает. Поэтому степень проникновения естественного освещения в помещение и транспортная доступность – это производственные факторы.

Что касается торговой недвижимости в виде торгово-развлекательных центров (ТРЦ), то она требует наличия“якорей”, которые генерируют поток посетителей. Чем больше таких якорей – тем лучше. В их качестве могут выступать супермаркет, кинотеатр, фуд-корт.

Светлану Михину коробит, когда она слышит высказывания вроде таких: “Опять торговый центр построили! Надо строить полезные вещи”. Г-жа Михина в этой связи напоминает, что “Верный Капитал” – это частный инвестор. Он через те же ТРЦ создает рабочие места и платит налоги. На налоги, которые будут получены государством от Talan Towers в Астане можно будет построить 15 средних школ или 10 медицинских центров.

Подробнее

Ерлан Оспанов: «Инвестиции требуются везде»

11 Сентября 2013

Автор: Владислав Юрицын

Ссылка на источник: http://zonakz.net/view-erlan-ospanov-investicii-trebujutsja-vezde.html

«Банкир, нефтяник – всем понятно, а инвестор – это как?» – с этим вопросом регулярно сталкивается Ерлан Оспанов, генеральный директор инвестиционной группы компаний «Верный Капитал». Ответ на него получается сборный, как конструктор, главные составные блоки которого следующие: инвестор - это созидатель, он развивает актив, давая ему новую жизнь, создавая новую стоимость и зарабатывая на этом.

ГК «Верный Капитал» осуществляет управление инвестиционными проектами в интересах фондов прямых инвестиций (не дословный, однако точный по смыслу перевод английского термина private equity). Это своего рода посредник между интересами людей и бизнесов, которые доверяют инвестору деньги и компаниями, которые он покупают с целью их развития и увеличения капитализации (чтобы потом продать за более высокую цену).

«Доходность прямо пропорциональна риску», – акцентирует Ерлан Оспанов. Инвестиционные компании не стоят на месте и меняются вместе со страной и ее инвестиционным климатом. «Мы сами выросли (в том числе в размерах) как инвесторы», – сообщает он об одном из итогов прошедших лет. Относительно Казахстана генеральный директор «Верный Капитал» выделяет три периода развития рынка для инвестора. На заре независимости и перехода к рыночным условиям хозяйствования действовала фаза гарантий возврата вложенных денег со стороны правительства. Потом инвестор делал заявку в банк и мог получить кредит на всю сумму инвестиций (под залог того, что он покупает). То есть по сути инвестором выступал банк. После кризиса 2007-2008 годов инвестиционные компании стали активнее вкладывать собственные деньги – изменилась пропорция своих денег и заемных. «Больше риска, но и норма прибыли выше», – резюмирует г-н Оспанов.

Инвесторы не могут быть специалистами во всех вопросах и областях, зато имеются оптимальные алгоритмы, которые позволяют объективно оценивать ситуацию и работать со специалистами. «На рынке большое количество экспертов, но не каждому мнению можно доверять», – подчеркнул генеральный директор инвестиционной группы компаний. «Верный Капитал» в своей партнерской стратегии ориентируется на лидеров в том или ином сегменте рынка, куда он собирается инвестировать. Данное обстоятельство также добавляет надежности и оптимальности в изучении общей ситуации, пусть и невозможно все предвидеть и предугадать, однако фактор случайности и неожиданности можно свести к приемлемым показателям.

«Сейчас такое время, когда сложнее найти хороший актив для инвестиций, нежели деньги, – обратил внимание Ерлан Оспанов. – Мы видим все более увеличивающуюся конкуренцию между инвесторами (институциональными, частными). Мы выходим на международные рынки – там конкуренция еще выше». «Верный Капитал» фокус своей деятельности держит на рынке Казахстана и территории СНГ, активы в так называемом «дальнем зарубежье» у группы компаний тоже имеются.

Инвесторы ориентированы на различные сегменты и ниши в своей деятельности, по философии и отношению к риску они тоже неодинаковы. Если венчурные фонды дают деньги – правда небольшие – под идею (или на начальной стадии плодотворной работы той или иной идеи), то private equity «Верный Капитал» интересуют «увесистые» активы. Как фонд рискового прямого инвестирования он «входит» в те предприятия, которые по какой-либо причине не могут расти, но у них есть для этого потенциал.

Компании, как и люди, переживают периоды кризиса (плохой менеджмент, стратегические ошибки, нехватка денег и другое). В такие моменты их покупает «Верный Капитал» (он может быть и миноритарием, однако тогда в союзе со стратегическим партнером). Под каждый конкретный проект создается своя команда, вкладываются деньги, компетенция, профессиональное управление, актив развивается, а через создание новой стоимости растет его капитализация. Потом здоровый объект продается, а управляющая инвестиционная компания получает свою прибыль. В идеале все довольны (включая государство, которое получает увеличенные линии жизни и налоги).

«Гарантии для инвесторов в развитых государствах – это то, что называется «инвестиционный климат страны», то есть набор условий, одинаковый для всех, в которых могут предсказуемо работать инвесторы», – объяснил г-н Оспанов. Это законы и то, как они исполняются на практике, этика ведения бизнеса плюс фактор коррупции - тоже объективный элемент  с точки зрения оценки инвестиционного климата страны. Например, как администрируется налоговая система, которая прописана в Налоговом кодексе? «В Казахстане любое предприятие могут остановить за небольшую задолженность – 10-20 тысяч тенге. Зачастую сама задолженность возникает из-за ошибки тех же налоговых органов», – заметил руководитель инвестиционной компании насчет местных практик.

Публично бизнес-идеями Ерлан Оспанов делится не охотно (оно и понятно, какой рыбак расскажет другим про рыбные места – нужны самому). К проводимой правительством легализации капитала он относится положительно: «Дополнительная ликвидность на рынке не помешает». ГК «Верный Капитал» в свете легализации не ожидает существенного увеличения конкуренции для себя. Дело в том, что амнистируемые деньги, если владелец не хочет платить с них налог в 10%, должны пять лет пролежать на специальном депозите в банке, после чего становятся «прощенными». Банковские депозиты и инвестиционная компания, для которой порог входа в $100 млн. рассматривается как рабочий стандарт – это все-таки разные ниши экономической жизни.

Казахстан остается страной без прямого выхода к открытому морю. С точки зрения внутриконтинентального расположения данное обстоятельство создает определенные возможности для транзита, но в целом является «конкурентным непреимуществом». «Море – самый дешевый вид транспорта, после трубопроводов», – заметил г-н Оспанов. «Вдали от моря нужны прорывные технологии. Мы ищем такие технологии, которые помогут нам снизить издержки», – сообщил инвестор о заботах текущего момента.

Подробнее

Стоящему на пороге инвестиций

17 Сентября 2013

Автор: Владислав Юрицын

Ссылка на источник: http://zonakz.net/view-stojashhemu-na-poroge-investicijj.html

Ерлан Оспанов, генеральный директор группы компаний “Верный Капитал”, о разнице в инвестиционных стратегиях и поведении инвестора

“В какой-то момент я для себя понял: мне нравится проектная работа”, – так объясняет выбор профессионального пути Ерлан Оспанов, генеральный директор инвестиционной группы компаний (ГК) “Верный Капитал”. Проект от стандартного управления компанией (например, горнорудной) отличается тем, что лимитирован по времени и, имея ясную конечную цель и набор ресурсов, с помощью которых она достигается, конечен. Когда цикл завершен (в инвестиционной сфере это обычно реализуется через продажу актива), начинается новый проект.

Инвестиции – понятие очень широкое. По сути, покупку лотерейного билета тоже можно рассматривать как инвестицию (капитализация веры в чудо). Покупка квартиры – однозначно инвестиция. “С машиной сложнее, может стать инвестицией, а может и затратой”, – заметил г-н Оспанов.

Для лучшего понимания инвестиционной сферы генеральный директор “Верный Капитал” привел такое сравнение. Любитель адреналина может прийти в парк развлечений и покататься на американской горке – это один уровень получения удовольствия. Развлечение стандартное и общедоступное, зато с гарантией безопасности, поскольку за подобным оборудованием существует специальный контроль. А есть такой экстремальный отдых: человека в лыжной экипировке на парашюте спускают с вертолета на снежную целину в Альпах, и он по девственному снегу скатывается вниз. Ощущения на порядок сильнее, но и гарантий безопасности как на американской горке нет – можно и под лавину угодить.

Покупку акций на фондовой бирже Ерлан Оспанов сравнивает с аттракционом в парке развлечений, поскольку данная сфера регулируется государством и права миноритариев защищаются законодательно. Сам же он работает в области прямых инвестиций (private equity), что ближе к катанию на горных лыжах в Альпах. “Чтобы спуститься по снежной целине вниз, нужно уметь кататься на горных лыжах и обладать знаниями, как себя при этом вести не спровоцировав лавину”, – подчеркнул инвестор. Риск у ГК “Верный Капитал” однозначно выше, чем для покупающих ценные бумаги на фондовой бирже, зато и норма прибыли гораздо больше.

Своеобразной точкой отсчета в инвестиционной карьере Ерлана Оспанова стал серьезный проект, связанный с аффинажем (получение золота высочайшей степени очистки) на швейцарском заводе. “Я знал чего нужно достичь и что для этого надо сделать”, – указал он. То есть все элементы проектной работы были в наличии и – главное – успех оказался достигнут.

В 2006 году  им и его двумя партнерами была создана инвестиционная компания “Верный Капитал”, г-н Оспанов работает в ней, уже в статусе генерального директора. Группа управляет средствами фондов прямых инвестиций, основным, но не единственным, пайщиком которых является Булат Утемуратов. Проекты при этом могут быть диаметрально противоположными по самым разнообразным параметрам. Предмет особой гордости инвесторов – Васильковский ГОК (горно-обогатительный комбинат), ныне  - компания “Altyntau” Эпоха россыпных месторождений золота вроде Клондайка почти закончилась и сейчас драгоценный металл добывается в так называемых коренных месторождениях. На Васильковском месторождении руда трудная и золота в ней всего 1 грамм на тонну. До “Верный Капитал” четыре собственника практически не справились с Васильковским ГОКом, а у этого инвестора все получилось. “Потребовались $800 млн. инвестиций, технология, которую пришлось вырабатывать на месте и специально под месторождение, наши знания по корпоративному управлению”, – отметил г-н Оспанов.

“Мы понимали, что золото находится на какой-то низкой исторической отметке, и далее последует рост цен на него”, – указал генеральный директор ГК “Верный Капитал” насчет выбора актива для прямых инвестиций. На момент входа в проект цена на тройскую унцию золота составляла $841, а на точке выхода драгоценный металл желтого цвета на мировом рынке продавали за $1790. Попутно было создано свыше 1,5 тыс. новых рабочих мест, объем производства вырос с 0,5 тонны до 9 в год.

Управленческие затраты на 2-3 менеджеров инвестиционного проекта в $10 и $100 млн. примерено одинаковые, похожая ситуация и с расходованием времени. Поэтому “Верный Капитал”, принимая во внимание объемы своих активов, использует “эффект масштаба” - с мелкими проектами группа не работает. Одновременно с этим в портфеле инвестора учитывают и такой аспект, как диверсификация активов.

Примером сравнительно скромных и специфичных по философии вложений инвестиционной компании может служить сеть ресторанов быстрого питания “Burger King”. При этом Ерлан Оспанов сообщил, что на переговоры по франчайзингу ушло два года. Американцы очень придирчиво рассматривали претендента на сотрудничество с ними. Как бы то ни было, но добро было получено и в Казахстане уже более 10 точек “Burger King”. “Проект находится в стадии роста”, – проинформировал генеральный директор “Верный Капитал”.

Г-н Оспанов признает, что не всякий инвестиционный проект обречен на успех. Несмотря на наличие хорошей идеи, можно проиграть в конкурентной борьбе за актив, а может затянуться процесс продажи уже реализованного проекта. На этот случай должен существовать “план Б” и чем больше у компании организационного, финансового и прочего опыта, тем выше вероятность, что в итоге все закончится хорошо.

“Инвестор голосует своим собственным кошельком”, – акцентировал Ерлан Оспанов. Поэтому он считает закономерным тот факт, что во всем мире внимательно прислушиваются к мнению инвесторов по вопросам экономической жизни. Наличие в недрах Казахстана большого количества минерального сырья генеральный директор ГК “Верный Капитал” рассматривает как позитивный момент (что бы ни говорили о “голландской болезни”). Однако пора заниматься более высокой степенью его переработки. “Продавать минеральное сырье много ума не нужно, а когда мы переходим на уровень что-то производить, то сталкиваемся с маркетингом. Как конкурировать с другими игроками? Здесь сложнее. По крайней мере многое из того, что нами импортируется, в Казахстане можно производить, – заявил инвестор. – Это могут быть не только товары народного потребления, но и продукция для бизнеса”.

Подробнее


ИА Reuters

Группа Верный капитал вложит $300 млн в комплекс с Ritz Carlton в Астане

18 Июня 2013

Ссылка на источник: http://ru.reuters.com/article/businessNews/idRUMSE95H02M20130618

АСТАНА (Рейтер) - Казахстанская инвестиционная группа Верный капитал за счет собственных средств начала строительство в Астане комплекса, включающего в себя отель Ritz Carlton и бизнес-центр стоимостью $300 миллионов, сообщил генеральный директор группы.

Строительство комплекса Talan Towers, состоящего из двух 26 и 30-этажных башен общей площадью 120.000 квадратных метров, планируется завершить в 2016 году, сказал журналистам генеральный директор группы Верный капитал Ерлан Оспанов.

"Собственный капитал, деньги казахстанских инвесторов", - сказал он, отвечая на вопрос об источниках финансирования Talan Towers.

Одним из крупных пайщиков инвестиционной компании Верный капитал является казахстанский бизнесмен и бывший советник главы государства Булат Утемуратов.

"Мы гордимся тем, что Верный Капитал выбрал именно Ritz-Carlton для этого нового проекта в Астане", - сказал вице-президент по Европе объединяющей люксовые бренды отелей и входящей в оператора отелей Marriott International Inc компании The Ritz-Carlton, Bvlgari and Edition Сандип Валия на церемонии закладки камня.

В богатом нефтью и металлами Казахстане работают отели под управлением таких международных сетей, как Marriott, Radisson и Rixos.

Инвесткомпания Верный капитал сотрудничает с Ritz Carlton в Москве и Вене.

Ранее компания, имеющая инвестиционные проекты и в горнодобывающей промышленности, сообщила, что вместе с подконтрольным крупнейшему в мире сырьевому трейдеру Glencore Xstrata plc Казцинком купила два золоторудных месторождения на севере Казахстана за 30 миллиардов тенге ($200 миллионов).

Подробнее


Телеканал «31 канал»

В Астане появится многофункциональный комплекс, отвечающий всем требованиям зеленого строительства

18 Июня 2013

Автор: Нурлан Кисыков, Санат Имангалиев, Арман Букеев

Ссылка на источник: http://31.kz/ru/video/71004/index.phtml

Впервые в Казахстане в самом сердце Астаны появится новый многофункциональный комплекс отвечающий всем современным требованиям, так называемого зеленого строительства. Группа Компаний «Верный Капитал» сообщила о начале строительства своего инвестиционного проекта. Весь комплекс по замыслу архитекторов композиционно связан с символом города Астана - монументом Байтерек.

НУРЛАН КИСЫКОВ, корреспондент:

- Этот участок в центре Астаны, расположенный около Байтерека, пожалуй, единственное место, где еще ничего не застроено. И что бы хоть как-то исправить эту ситуацию, группа компаний «Верный капитал» сообщила о строительстве первого в Казахстане многофункционального комплекса класса «А+» «Talan Towers». По задумке архитекторов, так называемые «башни удачи» будут разной высоты. В 26-этажном здании, будет расположен отель всемирно известной сети «The Ritz-Carlton», а во второй  30-ти этажной башне будет находиться бизнес центр с офисами крупнейших казахстанских и иностранных компаний.

Обе башни будут соединены 3-х этажным подиумом, в котором расположится торговая галерея мировых люкс брендов. По словам генерального директора группы компаний «Верный капитал» Ерлана Оспанова, для строительства этих зданий они задействуют лучших специалистов и переймут опыт всех мировых стран. Комплекс  станет  новой достопримечательностью столицы.

ЕРЛАН ОСПАНОВ, генеральный директор группы компаний «Верный Капитал»:

-  Мы хотим, что бы «Talan Towers» гармонично вписался уже в сформировавшийся архитектурный облик новой столицы. Нам удалось разработать проект, который являет собой образец порядка, стабильности, процветания и выгодно подчеркивает всю значимость комплекса «Байтерек».

Поздравить компанию с грандиозным начинанием приехал  министр индустрии и новых технологий Асет Исекешев. По его словам именно такие проекты сегодня необходимы для развития и улучшения качества жизни в Казахстане.

АСЕТ ИСЕКЕШЕВ, министр индустрии и новых технологий:

- Сегодня мы стали свидетелями начала строительства нового комплекса, который, во-первых, отвечает самым современным технологическим требованиям зеленого строительства, а во вторых, в нем будут находиться отели только премиум класса. Я уверен, что этот проект станет одной из жемчужин нашей столицы и хочу пожелать отечественным инвесторам успешного завершения строительства и быстрейшего ввода в эксплуатацию.

После официальной части и поздравлений перешли к главной цели мероприятия -возложению первого символического камня. Теперь  строительство пойдет  полным ходом.

 Как пояснили в компании «Верный путь» строительство комплекса планируют завершить уже в 2016 году.

Подробнее

«Верный Капитал» рассказал об эффективности своих инвестиций

18 Июня 2013

Автор: Ольга Пак, Арман Букеев

Ссылка на источник: http://31.kz/ru/video/70919/index.phtml

«Верный Капитал» рассказал об эффективности своих инвестиций. На примере золотодобывающего предприятия «Altyntau Kokshetau». Вложив пять лет назад в этот актив более 700 млн. долларов, на выходе инвесторы получили внушительные результаты.

О том, как добывается золото в "Верном Капитале" знают не понаслышке. Ведь именно в эту сырьевую отрасль инвесторы вложили более 700 млн.  долларов.  Золотодобывающее предприятие на месторождении "Васильковское" считается одним из самых сложных.  Однако, новейшие технологии и уникальная система добычи и переработки сделали свое дело. Сегодня предприятие «Altyntau Kokshetau»  входит в 20-ку крупнейших золотодобытчиков в мире.

АНАТОЛИЙ БАРИЛЮК, генеральный  директор « Altyntau Kokshetau»:

-  На сегодня по запасам данный карьер является одним из самых крупных  в Казахстане в золотодобывающей отрасли. Параметры таковы, порядка тонны в месяц мы выпускаем в сплаве доре и различных продуктах золотосодержащих.

За пять лет объем производства на предприятии "Altyntau Kokshetau" вырос в 12 раз, в прошлом году на месторождении было добыто 9 тонн золота. Казалось, такого успеха не ожидали даже инвесторы. Но теперь этот проект  "Верный капитал" по праву считает своей визитной карточкой.

ЕРЛАН ОСПАНОВ,  генеральный директор группы компаний «Верный Капитал»:

-  Компания «Altyntau» является примером успешности нашего инвестиционного бизнеса, в этом проекте мы продемонстрировали наши самые лучшие качества: знание рынка, умение его прогнозировать, это работа с персоналом, выбор партнера.  Сегодня вы убедились, что такой подход является верным. Это и увеличение производства в 12 раз и создание рабочих мест более 2-х тысяч.

Инвестиционная группа компаний "Верный Капитал" владеет сегодня несколькими крупными проектами: в горнодобывающей отрасли,  телекоммуникационной сфере,  инфраструктурных проектах и секторе недвижимости. К слову, одним из успешных активов  "Верного", также считается, сеть быстрого питания  "Burger King ". Извлечь прибыль можно практически в любой области, говорят инвесторы. Главное сделать верный прогноз рынка и правильно подобрать технологию развития.

Подробнее

У казахстанских абитуриентов появилась возможность получить бесплатное образование в одном из ведущих вузов страны

19 Апреля 2016

Автор: Жанна Рахимжанова

Ссылка на источник: http://www.31.kz/video/show/id/12418/

Группа компаний «Верный капитал», «Fortebank» и бизнесмен Булат Утемуратов объявили об учреждении больше 100 стипендий для будущих студентов «Университета Нархоз». Это учебное заведение воспитало не одно поколение выдающихся государственных деятелей. В том числе и нынешних главу Нацбанка и Премьер-министра Казахстана. Сегодня в Алматы руководство вуза презентовало концепцию развития и рассказало о том, кто и как сможет претендовать на гранты в Нархозе.

Группа компаний «Верный капитал», «Fortebank» и бизнесмен Булат Утемуратов объявили об учреждении больше 100 стипендий для будущих студентов «Университета Нархоз». Это учебное заведение воспитало не одно поколение выдающихся государственных деятелей. В том числе и нынешних главу Нацбанка и Премьер-министра Казахстана. Сегодня в Алматы руководство вуза презентовало концепцию развития и рассказало о том, кто и как сможет претендовать на гранты в Нархозе.
«Добро пожаловать домой!» - так университет Нархоз сегодня встречал своих выпускников. Известные бизнесмены, экономисты, политики и руководители банков оставили все свои дела и приехали в родную альма-матер, чтобы увидеть, каким стал Нархоз. Сегодня университету с полувековой историей вернули старое название.

Кшиштоф Рыбиньски, ректор «Университета Нархоз»: У нас 14000 выпускников. Среди них самые успешные предприниматели Казахстана, лидеры бизнеса, политики. Они все - выпускники Нархоза. Поэтому это правильно, что название Нархоз возвращается. И мы теперь будем воспитывать новых будущих лидеров Казахстана.
Основанный еще в 1963 году Нархоз переживал разные времена. Периоды процветания сменялись тяжелым финансовым положением, дефицитом кадров и коррупцией, которая изрядно подпортила имидж учебного заведения. Но в 2005 году выпускник Нархоза и бизнесмен Булат Утемуратов решил инвестировать в университет собственные деньги. 40 миллионов долларов за 10 лет. И Нархоз преобразился. Занятия проводятся по новым методикам, педагогов отправляют на обучение за рубеж, у студентов появилась возможность создавать собственные проекты на базе вуза.
Булат Утемуратов, бизнесмен, общественный деятель: Многое было сделано за последние годы, многое еще предстоит сделать. Сейчас Нархоз стоит на пороге новых инновационных изменений. Долгосрочные планы развития, вне всякого сомнения, позволят вузу стать лидером в области экономики и бизнеса не только Казахстана, но и всего региона.

Сегодня же Булат Утемуратов объявил о создании специального фонда, куда свой вклад могут внести все выпускники Нархоза. На собранные деньги будет оказана поддержка талантливым студентам из малообеспеченных семей. Помимо этого, бизнесмен ежегодно выделяет пять именных грантов. Они не просто обеспечивают бесплатное обучение в Нархозе, но и покрывают расходы на участие в летних школах при лучших мировых университетах. Учебу еще ста студентов в этом году готовы взять на себя группа компаний «Верный капитал» и «Fortebank».

Ерлан Оспанов, генеральный директор ГК «Верный капитал»: Отбор будет достаточно жесткий, серьезный. Для этого будет создана специальная комиссия из преподавателей, руководства вуза, из так называемых «наблюдателей», членов попечительского совета, членов совета директоров, которая будет рассматривать каждую в отдельности кандидатуру и принимать решение.

После официальной части все выпускники отправились на экскурсию по Нархозу и решили оставить свой след об этой памятной встрече - посадить деревья на центральной аллее. Одним из первых за лопату взялся экс-глава Счетного комитета - выпускник 1975 года Омархан Оксикбаев. С особой теплотой он вспоминает свои студенческие годы и уверен: диплом Нархоза открывает многие двери.

Омархан Оксикбаев, политический деятель Казахстана: Мы мечтали тогда, тогда всё это только строилось, я жил рядом в общежитии. И сегодня я смотрю на воодушевление студентов этого вуза, как они радуются этим реформам.

И эти реформы в ближайшем будущем, уверены выпускники, позволят Нархозу стать одним из ведущих инновационных университетов Центральной Азии.

Подробнее


BNews.kz

Строительство первого «зеленого» многофункционального комплекса в виде двух башен стартовало в Астане

18 Июня 2013

Ссылка на источник: http://www.bnews.kz/ru/news/post/144664/

Группа компаний «Верный Капитал» сообщила сегодня о начале реализации своего нового инвестиционного проекта – строительстве многофункционального комплекса класса A+.

«Talan Towers» будет первым в Казахстане «зеленым» офисным зданием, то есть зданием, построенным в соответствии с принципами охраны окружающей среды, с применением энергосберегающих технологий, отвечающим требованиям стандарта LEED. Стоимость проекта – 300 млн долларов», - говорится в сообщении.

Комплекс «Talan Towers» состоит из двух башен разной высоты. В 26-этажной башне будет расположен отель всемирно известной сети The Ritz-Carlton и жилые апартаменты. Во второй, 30-этажной башне, будет расположен бизнес-центр класса А+ с офисами крупнейших казахстанских и иностранных компаний. Обе башни соединят трехэтажным подиумом, в котором расположится торговая галерея мировых люкс-брендов, зал торжеств, СПА, фитнес-центр.

Проект здания был разработан архитекторами компании SOM (Skidmore, Owings & Merrill LLP) - одной из ведущих мировых фирм в сферах архитектуры, градостроительства, инженерии и интерьерного дизайна. К настоящему времени фирма осуществила около 10 000 проектов в 50 странах мира, и получила 800 наград, дважды став «Архитектурной фирмой года». Среди наиболее известных проектов фирмы – «Сирс Тауэр» и «Трамп Тауэр» в Чикаго, «Цзинь Мао» в Шанхае, «Бурдж Халифа» в Дубае, а также «Башня Свободы» в Нью-Йорке, который возводится на месте разрушенного Всемирного Торгового Центра.

По замыслу архитекторов, «Talan Towers» композиционно связан с символом г. Астаны – монументом «Байтерек», и призван стать новой архитектурной достопримечательностью столицы Казахстана.

Генеральный директор Группы компаний «Верный Капитал» Ерлан Оспанов сказал: «Верный Капитал» стремится во всех инвестиционных проектах задавать новую планку для развития той или иной индустрии и создавать образцы для рынка. Мы применяем наилучшие практики и привлекаем высокопрофессиональных партнеров со всего мира. В проекте «Talan Towers» наша цель - построить уникальное для Казахстана эко-здание, в котором разместится бизнес-центр высочайшего класса и пятизвездочный отель The Ritz-Carlton. Это вклад нашей группы компаний в развитие новой столицы Казахстана. Мы признательны акимату г. Астаны за возможность с помощью именно этого проекта завершить формирование центра левобережья, образованного вокруг Байтерека».

Аким г. Астаны Имангали Тасмагамбетов отметил: «Астана - динамично развивающийся город, один из красивейших городов мира. Здесь представлены работы многих известнейших архитекторов, реализованы многие архитектурные стили, и потому он по праву считается одним из интереснейших в архитектурном плане городов мира. Поэтому на левобережье по поручению Главы государства реализуются очень знаковые интересные объекты. К ним относится и данный комплекс, который практически завершает формирование площади вокруг Байтерека и станет украшением нашей столицы».

Вице-президент по Европе компании The Ritz-Carlton, Bvlgary and Edition Сандип Валиа сказал: «Перспектива открытия отеля The Ritz-Carlton в Астане – энергичной столице Казахстана – это волнующее событие для нас. Мы рады возможности добавить следующую жемчужину к нашему роскошному портфолио в этой стране».

Строительство комплекса планируется завершить в 2016 году.

Подробнее

НЭУ им. Турара Рыскулова вернул свое старое название Нархоз

19 Апреля 2016

Ссылка на источник: http://bnews.kz/ru/news/obshchestvo/obrazovanie/neu_im_turara_riskulova_vernul_svoe_staroe_nazvanie_narhoz-2016_04_08-1266116

Новый экономический Университет имени Турара Рыскулова вернул свое старое название Нархоз. О переименовании руководство вуза объявило сегодня на пресс-конференции в Алматы, передает корреспондент BNews.kz.

Новый экономический Университет имени Турара Рыскулова вернул свое старое название Нархоз. О переименовании руководство вуза объявило сегодня на пресс-конференции в Алматы, передает корреспондент BNews.kz.

Ректор экономического вуза рассказал на встрече с журналистами о реформах, проведенных командой международных экспертов, и объявило о новых инициативах. Кроме того, было объявлено о создании Эндаумент Фонда, целью которого является помощь выпускников Нархоза разных лет талантливым студентам из малообеспеченных семей, а также поддержка преподавателей и других проектов.

«Создание Фонда - это наш очередной вклад в дальнейшее развитие университета. Я уверен, что многие из его выпускников также хотели бы оказать поддержку родному alma-mater и внести свой посильный вклад. Поэтому сегодня мы объявляем о создании нового инструмента, который сделает это возможным». – рассказал акционер вуза Булат Утемуратов.
Кроме того, ректор Нархоза рассказал, что университет запускает новую стипендиальную программу, которую смогут получить самые талантливые студенты.

«Определив своей миссией поиск и воспитание талантов, стипендиальная программа группы компаний «Верный Капитал» предлагает пять именных стипендий Булата Утемуратова «Будущие бизнес-лидеры», а также 100 стипендий для программ бакалавриата», - отметил Кшиштофа Рыбиньски.

Напомним, свое название Нархоз менял несколько раз. В 1963 году, при открытии, вуз назывался Алма-Атинский институт народного хозяйства, и первое время состоял из трех факультетов. В 1991 году Алма-Атинский институт народного хозяйства был преобразован в Казахский государственный экономический университет. 25 февраля 1993 года Президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев издал указ «О преобразовании Казахского государственного экономического университета в Казахскую государственную академию управления» (КазГАУ).
23 мая 2000 года Постановлением Правительства Казахстана вузу было присвоено имя Турара Рыскулова. 2 апреля 2001 года Постановлением Правительства вуз был реорганизован в акционерное общество «Казахский экономический университет имени Т. Рыскулова» (КазЭУ имени Т. Рыскулова). 3 декабря 2014 г. университет перерегистрирован под новым именем — АО «Новый экономический университет имени Турара Рыскулова».

Подробнее


Газета «Литер»

"Зеленый" шедевр

21 Июня 2013

В Астане вскоре появится высокотехнологичный архитектурный ансамбль.
Современный облик столицы уже вызывает заслуженное восхищение у каждого, кто посещает ее впервые. Но говорить о том, что облик ее завершен, пока рано. Еще не закончено строительство многих сооружений и закладываются новые шедевры архитектуры XXI века.

Одним из таких произведений современного строительного искусства вскоре станет многофункциональный комплекс класса A+. Проект настолько грандиозный, что вполне может претендовать на звание очередной жемчужины в ожерелье архитектуры столичного левобережья. Уже известно его название – TalanTowers. Это уникальный объект – дом будущего, который отражает движение Казахстана к «зеленой экономике» и станет вкладом в подготовку столицы к предстоящей выставке «ЭКСПО-2017». При этом стоит отметить, что комплекс будет первым в Казахстане «зеленым» офисным зданием, то есть зданием, построенным в соответствии с принципами охраны окружающей среды, с применением энергосберегающих технологий, отвечающим требованиям стандарта LEED («Руководство в энергетическом и экологическом проектировании», которое было разработано в 1993 г. Американским советом по экологическому строительству). Стоимость проекта 300 млн долларов.

– Астана – динамично развивающийся город, один из красивейших городов мира, – отметил на церемонии закладки фундамента аким г. Астаны Имангали Тасмагамбетов. – Здесь представлены работы многих известнейших архитекторов, реализованы многие архитектурные стили, и потому город по праву считается одним из интереснейших в архитектурном плане городов мира. Поэтому на левобережье по поручению Главы государства реализуются очень знаковые, интересные объекты. К ним относится и данный комплекс, который практически завершает формирование площади вокруг «Байтерека» и станет украшением нашей столицы.

Присутствовавший на мероприятии поэт, писатель и дипломат Олжас Сулейменов в свою очередь заметил: «Отрадно, что есть такие проекты. Кто-то вкладывает средства в офшоры, а наши бизнесмены – в отечественную экономику. Это хороший пример».

Проект здания разработан архитекторами одной из ведущих мировых фирм в сфере архитектуры, градостроительства, инженерии и интерьерного дизайна. К настоящему времени фирма осуществила около 10 000 проектов в 50 странах мира и получила 800 наград, дважды став «Архитектурной фирмой года». Среди ее наиболее известных проектов – «Сирс Тауэр» и «Трамп Тауэр» в Чикаго, «Цзинь Мао» в Шанхае, «Бурдж Халифа» в Дубае, а также «Башня свободы» в Нью-Йорке, которая возводится на месте разрушенного Всемирного торгового центра.

Генеральный директор группы компаний «Верный капитал» – инвестора строительства первого «зеленого» многофункционального комплекса премиум-класса Ерлан Оспанов сказал:

«Верный капитал» стремится во всех инвестиционных проектах задавать новую планку для развития той или иной индустрии и создавать образцы для рынка. Мы применяем наилучшие практики и привлекаем высокопрофессиональных партнеров со всего мира. В проекте Talan Towers наша цель – построить уникальное для Казахстана экоздание, в котором разместится бизнес-центр высочайшего класса и пятизвездочный отель The Ritz-Carlton. Это вклад нашей группы компаний в развитие новой столицы Казахстана. Мы признательны акимату г. Астаны за возможность с помощью именно этого проекта завершить формирование центра левобережья, образованного вокруг Байтерека».

Комплекс состоит из двух башен. Высота башни, в которой расположится бизнес-центр, составляет 145 метров. Высота башни, в которой будет находиться пятизвездочный отель TheRitz-CarltonAstana – 119 метров. Внизу башни соединены трехуровневой торговой галереей. Интересно, что стандартные номера в отеле будут по площади на 25 процентов больше, чем обычно предусмотрено в пятизвездочных гостиницах – такова особенность отелей, входящих в сеть TheRitz-Carlton.

Первое в Казахстане «зеленое» здание предполагает, что уже на этапе проектирования предусмотрено эффективное и рациональное использование энергии, воды и других ресурсов. При этом минимизированы отходы, выбросы и другие виды воздействия на окружающую среду. Правильная организация систем жизнеобеспечения направлена на охрану здоровья и повышение продуктивности работы служащих. Комплекс будет оснащен двухуровневым подземным паркингом и наземными парковками. Общее количество парковочных мест – 860 (800 – в подземном паркинге и 60 – на наземной парковке). Здание будет снабжено четырьмя входами. На территорию комплекса можно будет заехать с двух сторон – с улиц Туркестан и Достык.

По замыслу архитекторов, TalanTowers композиционно связан с символом Астаны – монументом «Байтерек» и призван стать новой архитектурной достопримечательностью столицы Казахстана. Материалы, которые будут использованы при строительстве – камень, стекло и металл, – позволят создать грациозную контрастность фона, подчеркивая завершенность площади.

Подробнее


Газета «Время»

«Зелёная» жемчужина

22 Июня 2013

Автор: Лэйла Басарова

Во вторник компания «Верный капитал» в Астане возле монумента «Байтерек» заложила первый камень многофункционального комплекса премиум-класса Talan Towers. Это здание не только украсит столицу, но и станет первой ласточкой строительства по самым современным «зеленым» технологиям.

Комплекс построят в соответствии с принципами охраны окружающей среды, с применением энергосберегающих технологий, отвечающих требованиям стандарта LEED. Здание будет состоять из двух высотных башен. В 26-этажной расположится отель всемирно известной сети The Ritz-Carlton и жилые апартаменты. Вторую - 30-этажную - башню займет бизнес-центр класса «А+» с офисами крупнейших казахстанских и иностранных компаний. Обе башни соединят трехэтажным подиумом, в котором расположатся торговая галерея мировых люкс-брендов, зал торжеств, SPA-салоны и фитнес-центр.

Проект здания разработали архитекторы компании SOM (Skidmore, Owings & Merrill LLP) - одной из ведущих мировых фирм в сфере архитектуры, градостроительства, инженерии и интерьерного дизайна. По замыслу архитекторов Talan Towers композиционно связан с символом Астаны - монументом «Байтерек». При строительстве используют камень, стекло и металл, которые создадут композиционную завершенность площади.

На закладке первого камня присутствовал аким столицы Имангали ТАСМАГАМБЕТОВ.

- На левобережье столицы по поручению главы государства реализуются знаковые интересные объекты. К ним относится и данный комплекс, который практически завершает формирование площади вокруг «Байтерека» и станет украшением нашей столицы, - сказал он.

Генеральный директор группы компаний «Верный капитал» Ерлан ОСПАНОВ отметил, что «Верный капитал» стремится во всех инвестиционных проектах задавать новую планку для развития той или иной индустрии и создавать образцы для рынка. Он выразил признательность акиму за прекрасную возможность завершить формирование центра левобережья.

Вице-президент компании The Ritz-Carlton, Bvlgary and Edition по Европе Сандип ВАЛИА заявил:

- Перспектива открытия отеля The Ritz-Carlton в Астане - энергичной столице Казахстана - это волнующее событие. Мы рады возможности добавить следующую жемчужину к нашему роскошному портфолио в этой стране.

Одним из ключевых инвесторов проекта стал известный в Казахстане бизнесмен Булат УТЕМУРАТОВ.

- Наш проект получил одобрение главы государства, - сказал он. - Потому что это современное здание, простое, лаконичное и очень красивое одновременно. Эти башни как бы уравновешивают другие архитектурные сооружения вокруг «Байтерека». Talan Towers завершает формирование нового центра левобережья. Благодаря своей легкости и в то же время монументальности будущий комплекс станет новой достопримечательностью Астаны. Мы специально привлекли всемирно известную архитектурную компанию SOM, чтобы решить эту сложную задачу. И они справились.

В грандиозный проект компания «Верный капитал» инвестирует 300 миллионов долларов. Строительство комплекса планируется завершить в 2016 году.

Подробнее


Vlast.kz

Золотой запас

20 Июня 2013

Автор: Ирина Галат, Алматы-Кокшетау-Алматы,

Ссылка на источник: http://vlast.kz/?art=2102

Путешествие на самое в Казахстане крупное по запасам в золотодобывающей отрасли Васильевское месторождение далось нелегко. Началось все с задержки рейса авиакомпании «Скат», вылетавшим из Алматы в Кокшетау, который сначала откладывали на час, потом на шесть, а улетели все-таки часа через четыре. Уставшие, но сытые (задержки компенсировали обедом) мы все-таки приземлились в аэропорту пункта назначения, где нас уже ждал фирменный автобус от компании ТОО «Altyntau Kokshetau».

*На Васильковском месторождении за последние три года произвели практически в 2 раза больше золота, чем в целом, за предшествующие 29 лет

*Срок разработки рудника на Васильковском месторождении составляет не менее 19 лет

*Золотоизвлекательная фабрика Altyntau Kokshetau способна перерабатывать ежегодно до 8 млн. тонн руды

Путешествие на самое в Казахстане крупное по запасам в золотодобывающей отрасли Васильевское месторождение далось нелегко. Началось все с задержки рейса авиакомпании «Скат», вылетавшим из Алматы в Кокшетау, который сначала откладывали на час, потом на шесть, а улетели все-таки часа через четыре. Уставшие, но сытые (задержки компенсировали обедом) мы все-таки приземлились в аэропорту пункта назначения, где нас уже ждал фирменный автобус от компании ТОО «Altyntau Kokshetau».

В Кокшетау же задолго до нашего прилета прибыли алматинские коллеги-журналисты, которые, как оказалось позже, сделали правильный выбор, когда решили добраться до города не самолетом, а поездом. Они то и успели осмотреть местные достопримечательности и в целом познакомиться с городом. Там же нас ожидали и коллеги из Астаны.

И не так бы была страшна задержка, если бы от нее не зависела вся программа, продуманная до мелочей компаниями Верный Капитал и Altyntau Kokshetau, в том числе и   посещение  месторождения. Но в итоге  заседание Инвестиционного медиа клуба пришлось сократить, но спикеры все же успели поделиться некоторыми интересными данными.

Так, например,  на этом Васильковском месторождении в период с 1979 по 2008 годы было произведено 11,5 тонн золота, в то время, как компания Altyntau Kokshetau там же только за 2009-2012 годы произвела 21,2 тонны золота. То есть, за последние три года было произведено практически в 2 раза больше золота, чем в целом, за предшествующие 29 лет.

По информации представителей компании, запущенная в эксплуатацию в 2010 году золотоизвлекательная фабрика Altyntau Kokshetau, способна перерабатывать ежегодно до 8 млн. тонн руды и производить 550 – 650 тысяч унций (15-18 тонн) золота.

По итогам 2012 года на Васильевском месторождении было добыто 6,1 млн. тонн руды, из которой произведено 293 тысячи унций или 8,3 тонны золота. По прогнозам компании в 2013 году данные показатели должны были достичь уровня  в 6,7 млн. тонн руды и 347 тысяч унций (около 10 тонн) золота, однако, по словам генерального директора ТОО «Altyntau Kokshetau» Анатолия Барилюка этот план уже сейчас досрочно выполнен.

Отмечаемое в последнее время снижение цены на золото пока еще довольно далеко от точки безубыточности его производства, но беспокойство уже вызывает.

 «Даже при сегодняшней рыночной цене в 1400 (долларов за тройскую унцию – прим Vласти), мы конкурентоспособны.  Понятно, что рынок спекулятивен, но сегодня, если мы посмотрим аналитику основных компаний, производящих золото, то в цене ниже 1300 смысла нет, потому что будет ниже границы себестоимости. Это касательно  макроситуации с экономикой. И мы достаточно комфортны даже при этой цене, имея затраты в 504 доллара за унцию», - сказал Анатолий Барилюк.

По данным компании по состоянию на 1 января 2013 г на Васильковском месторождении сосредоточено 312,1 тонн золота или почти 60% всех запасов, расположенных на территории Акмолинской области. Данное месторождение отличается не только большими залежами золота, но и сложностью руды (3 категория – самая сложная). Срок разработки рудника составляет не менее 19 лет. Ежемесячно предприятие выпускает порядка одной тонны золота в месяц в сплаве Доре (золото-серебро).

Единственным клиентом компании в настоящий момент является Национальный банк Казахстана, который, по заверению представителей Altyntau Kokshetau, покупает у них золото исключительно по рыночной цене, так как данный продукт является биржевым товаром.

После того, как специалисты ответили на все вопросы журналистов, служба охраны предприятия провела нам инструкцию по технике безопасности, после чего пригласили в автобус, где нам выдали специальные каски и жилеты, без которых перемещаться по территории всего комплекса, было запрещено. 

Во время движения автобуса, который привез нас на смотровую площадку, журналисты продолжали расспрашивать представителей компании. Через минут пять – десять после остановки, мы услышали звук сирены. Это был предупредительный сигнал. Через минуты две - еще один. И вот на руднике произошел взрыв. Сила ударной волны была настолько сильной, что окна на смотровой площадке дребезжали.

После того как «страсти» улеглись, фотосъемки закончились, журналисты двинулись дальше. На этот раз  нашему брату показали два цеха, а также диспетчерскую, где на экранах можно было наблюдать за всем циклом производства. С краю стояла вооруженная охрана, которая как выяснилось позже, оберегала три слитка золота.

История предприятия насчитывает более 40 лет и уходит корнями в 1963 год, когда было открыто Васильковское золоторудное месторождение. В 1991 году на комбинате впервые среди золотодобывающих предприятий стран СНГ была внедрена технология кучного выщелачивания, и уже в июле того года были получены первые шесть слитков из катодного золота.

В 2010 году президент Казахстана на открытии вновь построенной золотоизвлекательной фабрики, входящей в состав Васильковского горно-обогатительного комбината, дал ей название «Алтынтау» – «Золотая гора».

Компания АО «Altyntau Resources», образованная в 2011 году,  является правопреемником АО «Васильковский ГОК», а также головной компанией группы «Altyntau», в которую и входит  ТОО «Altyntau Kokshetau». Группа Altyntau на 100% принадлежит компании «Казцинк». В 2012 году все предприятия группы в совокупности произвели в виде слитков 14,7 тонн аффинированного золота высшей пробы (99,99%).

За пять лет фонд «Верный Капитал» инвестировал в Altyntau Resources более 700 млн. долларов. Благодаря проведенной модернизации и строительству новой ЗИФ объем производства золота с 2006 года вырос  к 2012 году в 12 раз, а показатель IRR (внутренняя норма доходности) составил более 800%.

Обо всем этом журналисты смогли узнать во время всего тематического пресс-тура, впрочем  радость от апргейда эрудиции, подпортил обратный путь домой.  Пару лишних часов вновь пришлось  провести в аэропорту, из-за задержки рейса Астана-Алматы, на этот раз, уже  национального авиаперевозчика Эйр-Астана… 

Подробнее

Возможна ли в Казахстане очередная девальвация?

4 Июля 2014

Автор: Дмитрий Мазоренко

Ссылка на источник: http://vlast.kz/article/vozmozhna_li_v_kazahstane_ocherednaja_devalvacija_-6321.html

Даврон Рустамкулов, заместитель генерального директора по инвестициям группы компаний «Верный Капитал» указал Vласти на два наиболее крупных риска — падение цен на нефть и политическая и экономическая ситуация России. Давайте посмотрим, насколько они нам угрожают.

1 июля министр экономики и бюджетного планирования Ерболат Досаев в очередной раз уверил казахстанцев в том, что предпосылок для девальвации нет, как и прежде, ее возможность — лишь слухи.

Министр сказал, что все пять лет между 2009 и 2014 годом слухи возникают с периодичностью 13 раз в год, поскольку есть множество спекулянтов, которые пытаются искусственно раздуть проблему. Этот упрек был бы оправдан, если бы девальвация за этот период не произошла дважды.

Но в одном министр прав, слухи о девальвации регулярно дают о себе знать. И самая большая проблема здесь не в том, что финансовые ведомства не пытаются и не могут их подавить, а в том, что звучат недостаточно аргументированные ответы, почему она не может произойти в очередной раз. Давать их действительно важно, поскольку, несмотря на оптимистический настрой министра, риски новой девальвации все же есть.

Даврон Рустамкулов, заместитель генерального директора по инвестициям группы компаний «Верный Капитал» указал Vласти на два наиболее крупных риска — падение цен на нефть и политическая и экономическая ситуация России. Давайте посмотрим, насколько они нам угрожают.

Цены на нефть

По словам Рустамкулова, обвал цен в краткосрочной перспективе нам не грозит: «На фоне роста потребления и новых конфликтов на ближнем востоке, цена на нефть скорее будет расти, чем падать». К слову, о сохранении высоких цен на нефть сказал и Досаев. Действительно, за июнь цена за баррель нефти марки Brent выросла со среднего значения в 107,1 USD до 115,7. Однако c 22 июня цены начали медленно снижаться до 112,1 USD к 1 июля.

Однако, после недавнего захвата НПЗ Ирака боевиками, страна будет вынуждена импортировать нефтепродукты из соседних стран, что приведет к перераспределению нефтяных потоков в регионе и вызовет сокращение поставок нефти на мировой рынок. Сегодня мировое предложение доминирует над спросом, но если исключить из него поставки нефти из Ирака, то спрос будет превышать предложение. Чтобы это не привело к дефициту и резкому росту цен, мировое сообщество может начать распечатку стратегических запасов. Из-за этих событий динамику рынка трудно прогнозировать.

Впрочем, если не роста, то удержания цен до конца года ожидать можно. 26 аналитиков, которых 30 июня опросило агентство Reuters, прогнозируют, что цена за баррель нефти Brent в этом году составит 108 USD. Цена прежнего прогноза, сделанного в мае, составляла 105,9 USD.

В целом, если прогноз в 108 USD оправдает себя, это не создаст никаких рисков для Казахстана, поскольку это и был средний ценовой показатель до активного роста в начале июня.

Ситуация вокруг России

Если вывод Досаева по ценам на нефть был отчасти верным, то про укрепление российского рубля — не до конца. В последнее время действительно происходит укрепление рубля. Началось оно с 27 июня, когда после окончания торговой сессии стоимость рубля выросла с 33,55 до 33,70 за доллар. Укрепление рубля в это время было связано с повышением цен на нефть, налоговыми выплатами по НДПИ и акцизам, а также обращением президента России Владимира Путинка к Совету федерации об отмене разрешения на использование армии на территории Украины. Пиковый момент стоимости рубля мы могли наблюдать до начала торговой сессии 2 июля, когда цена за доллар составила 34,3 рублей. С началом этой торговой сессии активный рост прекратился и сейчас курс стабилизировался. Впрочем, на следующей неделе российские аналитики ожидают дальнейшего ослабления рубля на фоне окончания налогового периода и сохраняющихся геополитических рисков в Украине.

Более того, уже с полмесяца российские журналисты и аналитики говорят о переводе рубля в свободное плавание ближайшей осенью. Это решение необходимо для повышения гибкости курсообразования перед переходом к инфляционному таргетированию, которое поможет сдержать рост инфляции.

По словам Даврона Рустамкулова, если рубль по тем или иным причинам будет слабеть — это обязательно скажется и на тенге. А негативные тенденции сейчас значительно перевешивают положительные. Множество российских экономистов не ждет стабильного укрепления рубля в ближайшие три месяца. По их прогнозам, к началу сентября цена за доллар составит 35,2 рублей, при 34,3 рублях на 1 июля.

К концу года, согласно прогнозу главного экономиста HSBC по России и СНГ Александра Морозова интернет-журналу Slon.ru, цена за доллар составит 37,50 рублей. По его словам, прогноз исходит из того, что усиление чистого оттока капитала из России, который лишь за I квартал 2014 года составил почти 50 млрд USD, и замедление притока носит устойчивый характер и будет перевешивать рост положительного сальдо торгового баланса и счета текущих операций.

Воздействие на рубль и экономику России в частности, будет по-прежнему оказывать украинский конфликт, который после небольшого затишья возобновился 30 июня. По прогнозам МВФ, к концу года украинский конфликт обернется для России оттоком капитала более чем в 100 млрд USD, председатель Цетробанка России прогнозируют несколько меньший отток — в 85-90 млрд USD.

Тем не менее, есть и более позитивный прогноз. Главный экономист по России и СНГ Bank of America Merrill Lynch Владимир Осаковский в одной из своих статей утверждает, что при низкой безработице, 4-5% росте зарплат, росте экспорта на 1%, возможном снижении инфляции до 6,3% и открытии доступа к внешним рынкам капитала, российская экономика может вырасти на 0,9% к концу года, а валютный курс держаться на уровне 35,5 рублей за доллар.

Внутренние факторы

Согласно экономической теории, к девальвации обычно приводят два макроэкономических фактора — увеличение инфляции и дефицит платежного баланса. Есть еще и третий, самый очевидный — нестабильность валютного курса.

На графике статагентства мы видим, что резкий рост инфляции был вызван девальвацией 11 февраля, после этого она начала снижаться, а сейчас стабилизировалась. Это означает, что к девальвации может привести только ее устойчивый рост, который пока не наблюдается.

Говоря о сальдо платежного баланса, рассмотрим следующие цифры: за первый квартал 2014 года сальдо торгового баланса (соотношение импорта с экспортом) сложилось положительным и составило более 14 млрд. USD. Экспорт составил более 22,7 млрд USD, а импорт не превысил 8,7 млрд USD. Кроме того, сальдо платежного баланса первого квартала 2014 года значительно выше показателей всех четырех кварталов 2013 года. Однако его рост связан с 16% девальвацией и во втором квартале будет снижен, поскольку эффект от девальвации всегда краткосрочен.

Здесь важно будет посмотреть на статистику второго квартала. Если сальдо снизится, то можно говорить о еще одной причине ослабления тенге. Во всяком случае, аналитики Halyk Finance не ожидают его увеличения, поскольку производственная мощность вряд ли увеличится из-за низких инвестиций частного сектора. Кроме того, ситуацию осложнит и повышение зарплат бюджетникам в 2014-2015 годах.

Однако, в Halyk Finance утверждают, что существует и возможность того, что платежный баланс получит дополнительную поддержку в краткосрочной и среднесрочной перспективе от притока иностранного капитала в активы, деноминированные в тенге: «Перед девальвацией среди внутренних участников рынка аппетит к тенге значительно улучшился. Мы не видим причин,

почему иностранные инвесторы могут не заинтересоваться все еще высокими ставками по гособлигациям. Но более долгосрочный фактор, который ослабит влияние слабого тенге на платежный баланс — слабый инвестиционный климат».

Ситуация с валютным курсом пока не представляет особой опасности. За последние три месяца цена тенге за доллар выросла лишь однажды, аналитики связывали этот рост с ожиданиями перед валютными свопами на 10 млрд тенге, которые должны были начаться 1 июля. В это время регулятор собирается фондировать банки в тенге под залог валюты сроком на 12 месяцев под 3% годовых. По заявлению Нацбанка, это поможет решить проблемы долгосрочного фондирования и высокого уровня долларизации.

Запас прочности тенге

По словам Даврона Рустамкулова, сейчас у рынка есть ожидание запаса прочности тенге и потраченного центробанком кредита доверия после девальвации ранее в этом году: «Тем не менее, фундаментальные факторы не изменились — мы продолжаем представлять интерес как рынки с потенциалом роста. Конечно, сворачивание политики количественного смягчения в США ударило по развивающимся рынкам, и мы это чувствуем до сих пор. Но инвестиции обратно на эти рынки придут».

Аналитические обзоры Halyk Finance также свидетельствуют, что курсовые ожидания на финансовом рынке стабилизируются, кроме того наблюдается снижение давления на тенге

Итак, ждать ли девальвации?

Салтанат Джарасова, директор Международного центра финансовой грамотности в ближайшее время не ожидает девальвации: «Как правило, летний период относительно спокойный. И что характерно, экономические катаклизмы обычно происходят в начале нового года. На мой взгляд, в этом также есть множество политических, экономических и психологических моментов.

Во-первых, властям „нынешний год“ нужно закрывать с хорошими экономическими показателями, а девальвация в конце года может нивелировать экономический рост. Для кабинета министров это опасное решение, и мало, кто захочет его принять, чтобы сохранить свое кресло.

Во-вторых, с точки зрения социального климата, после новогодних праздников девальвацию воспринимают спокойнее, но если провести её накануне — можно ожидать взрыв социального недовольства. Не исключаю, что очередная корректировка курса тенге может произойти после нового года. В ближайшее время, особенно в осенний период, когда происходит сбор урожая, девальвация маловероятна».

Даврон Рустамкулов заключил, что очередная девальвация в ближайшее время может произойти, только в случае, если «выстрелят» ключевые риски: значительное замедление роста развитых рынков и новые, более жесткие санкции против России.

Результаты анализа показывают, что серьезных внутренних причин для девальвации пока нет. Основной внешний риск — неопределенность экономического роста и валютного курса России, который, к слову, стал одной из основных причин прошлой девальвации. Впрочем, в этой ситуации Казахстан может избежать последствий благодаря имеющемуся запасу прочности. Сейчас вероятность девальвации нельзя назвать высокой, особенно учитывая, что роста реальных зарплат в Казахстане почти не происходит, а еще один рост инфляции может спровоцировать всплеск социальной напряженности.

Тем не менее, по словам Салтанат Джарасовой, будущие события, такие как EXPO и Универсиада 2017 и возможное проведение Олимпиады в 2022 году, приведут к значительному росту расходов и увеличат девальвационные риски из-за ограниченности средств: «Сегодня реальный сектор отечественной экономики практически „на боку“. МСБ, на который сейчас делают ставки, стагнирует. А крупные компании серьезно связаны с мировой экономикой — с ценами на нефть, на металлы, на золото и зерно. А цены на продукцию предприятий добывающей, промышленной и сельскохозяйственной отраслей на мировых рынках волатильны. И будут ли эти предприятия стабильными точками экономического роста?

Если говорить о ценах на ГСМ, то ожидается рост цен на топливо, а это в свою очередь приведет к росту инфляции. Недавно было подписано соглашение на 5 лет с Россией, что поставки нашей нефти будут производиться по низким тарифам. Хотя на мировых рынках цены другие, более высокие. Из-за этого госказна не дополучит значительную часть средств. Все это создает серьезные риски».

 

Подробнее


Журнал «Эксперт Казахстан»

Верный вход

1 Июля 2013

Автор: Татьяна Батищева

Ссылка на источник: http://expertonline.kz/a11246/

Инвестиционная компания «Верный Капитал» позвала журналистов на крупнейшее золоторудное месторождение Казахстана — Васильковское, любовно именуемое местными жителями «Васильковкой» и даже «Васильками».

Васильковское месторождение — флагман активов группы Altyntau., непосредственно управляемой компанией «Altyntau Кокшетау». Помимо него, группа разрабатывает Риддер-Сокольное и Старое хвостохранилище, а также определена управляющей компанией месторождений Комаровское и Райгородок, приобретенных группой «Верный Капитал» и «Казцинк» в феврале этого года.

Интерес к золоторудным активам обусловлен перспективностью этих проектов. Сырье по-прежнему остается в цене, особенно золото, спрос на которое все больше формируют не столько промышленные производства, сколько разные категории инвесторов: от центробанков, пополняющих золотовалютные резервы, до инвестиционных фондов и частных лиц, скупающих золотые слитки.

Принимая решение вкладывать деньги в месторождение, инвесторы опираются на три базовых показателя: его высокий ресурсный потенциал, наличие полного производственного цикла — от добычи до конечного производства, а также правильная оценка рынка, когда цена на конечный продукт в дальнейшем будет расти. Васильковское месторождение полностью соответствовало требованиям инвесторов, за небольшим исключением.

«Васильковка» — абсолютно уникальное месторождение: самое крупное в золотодобывающей отрасли Казахстана и, наверное, наиболее технологически сложное, из-за чего оно долго оставалось неразвитым. Особенность его руды в том, что мелкие фракции золотых частичек находятся в сульфидной «рубашке» — упорных сульфидных рудах. Чтобы растворяющий реагент достиг золота, сульфидную рубашку надо разбить. Дополнительную сложность переработке добавляли побочные продукты — мышьяк и цианиды, которые необходимо было грамотно отделять и утилизировать.

Все предыдущие владельцы «Васильковки» «поломали зубы» на этом активе. Кто-то не смог подобрать нужную технологию, у кого-то не хватило денег, а инвестиции требовались очень большие, кто-то не смог привлечь нужные кадры. Как следствие — предыдущие владельцы Васильковского месторождения за весь предшествующий период произвели лишь 360 тыс. унций золота.

В  2006 году на месторождение обратил внимание «Верный Капитал», оценив его потенциал: большие запасы, с одной стороны, но технологические сложности обработки руды — с другой. «Когда мы входили в актив, то отдавали себе отчет, с чем нам придется столкнуться,— вспоминает генеральный директор группы «Верный Капитал» Ерлан Оспанов. — Сама по себе руда достаточно сложная, однако нужная технология была разработана совместно с »Казцинком». Второй момент, - насколько мы правильно выбрали фазу для входа на золотой рынок. Тогда, если вы помните, цена на золото находилась на низком уровне, не всякий решался входить в этот рынок, тем более делать большие инвестиции и капитальные затраты. Ведь себестоимость добычи и переработки была выше, чем конечная цена реализации. Но мы понимали, что золото находится на очередной исторически низкой отметке. И в будущем скорее будет расти, чем падать».

Это не удачливость, это бизнес

Генеральный директор «Altyntau Кокшетау» Анатолий Барилюкувлеченно рассказывает о том, как с приходом нового инвестора полностью изменилось лицо производства и выросли показатели. К моменту вхождения в проект здесь ежегодно извлекали 2,5 млн тонн руды. Сегодня производительность составляет почти 8 млн тонн благодаря использованию циклично-поточной технологии, пока наиболее передовой, с применением горной техники мировых брендов. Инвестиции в новую технику составили порядка 50 млн долларов. В 2010 году инвестор запустил золотоизвлекательную фабрику по переработке сульфидных руд. Технология переработки руды включает в себя процессы рудоподготовки, обогащения, разделения, а также ультратонкое измельчение, окисление сульфидного концентрата и цианирование.

За пять лет инвестиции в модернизацию рудника, в строительство новой обогатительной фабрики и в оборотный капитал для развития компании составили более 700 млн долларов. В итоге объем производства золота на Васильковском вырос с 500 кг в 2006 году до 9 тонн в 2012 году. Коэффициент IRR (внутренняя норма доходности) вырос более чем на 800%.На 2013–2015 годы планы по добыче руды и получению конечного продукта увеличены. Ожидается, что в текущем году будет добыто 6,7 млн тонн руды и получено 347 тыс. унций (почти 11 тонн) золота, в 2014 году — переработано 7,3 млн тонн руды для получения 404 тыс. унций (около 12 тонн) золота, в 2015 году — переработано 8 млн тонн руды и получено 443 тыс. унций (почти 13 тонн) золота.

Наиболее актуальная задача инвестора — развитие ресурсной базы. В компании прекрасно понимают, что у них не самые лучшие проекты ни по технологиям, ни по обеспеченности, и бизнес как раз заключается в том, чтобы развить этот ресурс. По словам специалистов, запасов руды на «Васильках» хватит на 19 лет. Уже планируется доразведка нижних горизонтов, ожидается прирост запасов. В планах также — выход на перспективные площадки для разведки в радиусе 300 метров.

Кроме того, с целью расширения сырьевой базы приобретен контроль над месторождениями Комаровское и Райгородок, где совокупные запасы золота оцениваются примерно в 70 тонн. Инвестиционная программа по этим активам предусматривает дальнейшее промышленное развитие месторождений. В частности, на Комаровском изучаются варианты переработки первичных руд на месте со строительством перерабатывающего комплекса, а на месторождении Райгородок стартовым станет доразведка месторождения вместе с расширением имеющихся производственных мощностей.

Однако настоящее ноу-хау заключается в организации комплексной работы по всей группе компаний. Например, по тем рудам, где извлечение выше, используются технологи пирометаллургии и гидрометаллургии, и руда с большим содержанием пирита перевозится туда, где ее смогут максимально переработать. В частности, руда с Риддер-Сокольного рудника по договоренности отправляется на медеплавильный завод партнерского «Казцинка». В итоге по всей группе компаний Altyntau добыча золота выросла с 3,9 тыс  тонн в 2006 году до 14,7 тыс. тонн в 2012 году.

Мы на проектах не женимся

По словам Ерлана Оспанова, оценивать успех инвестиций «Верного Капитала» в нынешние проекты еще рано. В качестве критерия успеха нужно анализировать выполнение инвестиционной программы — увидеть, как изначально, входя в актив, грамотно спрогнозировали реакцию рынка, как изменилась регуляторная среда за период владения активом. Выходом из проекта является продажа актива. Покупателями, например, сырьевых активов, как правило, являются более крупные игроки рынка, нуждающиеся в работающих активах, чтобы быстро расширить ресурсную базу и производство. Выгода такой покупки в том, что компания выстроена, что называется, под ключ, в ней реализована инвестиционная программа, решены узкие производственные места. Стратегическому инвестору остается только получение прибыли.

Для «Верного Капитала» золоторудные активы — лишь часть проектов в инвестиционной колоде. Группа управляет активами в Казахстане, СНГ и в дальнем зарубежье, диверсифицируя вложения по разным направлениям: связь, коммерческая недвижимость, рестораны фастфуда, медиапроекты. Это позволяет держать норму доходности по группе на определенном уровне даже в случае изменения конъюнктуры по одному из направлений. «Верный» готов рассматривать новые перспективы и надеется, что со временем удастся стать компаний, обладающей в Казахстане рядом интересных франшиз. «Мы не женимся на проектах, все проекты идут в конечном итоге на продажу. Наш мандат — деньги превращать в деньги,— шутят в »Верном Капитале». — Как инвестор, мы вкладываем в проект деньги, экспертизу, профессиональное управление, создавая новую стоимость и капитализацию».

За время общения с руководством компании «Altyntau Кокшетау» и «Верный Капитал» мы не раз слышали, что горное производство — эмпирическая наука и каждое месторождение уникально собственной технологией, адаптированной к этому месторождению. И что для успешной технологии нет готовых рецептов. Наверное, готовый рецепт все же есть: вера в проект и профессионализм.

Подробнее

Зеленый дом. Новый бизнес-центр будет сертифицирован по американскому стандарту LEED

31 Марта 2014

Автор: Игорь Переверзев

Ссылка на источник: http://expertonline.kz/a12566/

«Верный Капитал» и его «дочка», девелоперская компания AstanaProperty Management, сообщили о том, что начинают строительство (точнее, выходят из стадии котлована) нового бизнес-центра класса «А» в Астане в непосредственной близости от монумента «Байтерек». В этой новости не было бы ничего особенного, если б не уточнение, что новый бизнес-центр будет сертифицирован по американскому стандарту LEED, который подтверждает, что здание соответствует нормам зеленого строительства. То есть речь идет о первом здании в республике, которое будет построено изначально с расчетом на максимальное ресурсосбережение: станет по минимуму потреблять извне воду, электричество и тепло.

Определенные требования предъявляются к девелоперу и при строительстве. Проект здания был разработан архитекторами компании SOM — это та же фирма, которая проектировала Tokyo Midtown — комплекс сооружений, включающий высочайший в японской столице небоскреб, и Карлтон Центр в Йоханнесбурге — высочайший небоскреб Африки.

Напомним, не так давно президент Казахстана Нурсултан Назарбаевупрекнул отечественных строителей за то, что при проектировании зданий новой столицы они не использовали энергосберегающие технологии. Очевидно, новое здание будет соответствовать новым требованиям президента к столичным сооружениям.

Впрочем, дело не только в соответствии запросам президента, но и в выгоде. Как сообщают в компании, строительство здания обойдется всего на 1% дороже, чем если бы энергосберегающие технологии не применялись, поскольку здание бизнес-центра класса «А» в любом случае обходится дорого. При этом компания сможет выставить арендную ставку минимум на 3% выше рыночной благодаря тому, что в здании будут поддерживать комфортный микроклимат и вместе с тем экономить на коммунальных платежах за счет зеленых технологий.

Здание будет представлять из себя две башни, в одной из которых расположатся офисы, а в другой — гостиница Ritz-Carlton. Как известно, владелец «Верного Капитала» Булат Утемуратов имеет тесные связи с этой гостиничной сетью. Он является владельцем зданий Ritz в Москве и Вене.

Подробнее


Журнал «Exclusive»

Золотые инвестиции

4 Ноября 2013

Автор: Дмитрий Слинько

Ссылка на источник: http://exclusive.kz/biznes/2178

Согласно «Стратегии «Казахстан-2050″ к 2050 году Казахстан должен полностью обновить свои производственные активы, в соответствии с самыми новейшими технологическими стандартами. В самых конкурентоспособных отраслях нам нужно активно разрабатывать стратегии формирования новых рыночных ниш для отечественных производителей. Но некоторые казахстанские компании взялись за технологическое перевооружение уже сегодня. О получили очень впечатляющие результаты.

Очередное заседание инвестиционного пресс-клуба, иницатором создания которого стала инвестиционная группа компаний «Верный Капитал», прошло неподалеку от Кокшетау, на крупнейшем в стране золотодобывающем предприятии «Altyntau Resources». «Алтынтау», в переводе с казахского, означает «золотая гора» и названо оно было так с легкой руки Президента Н. Назарбаева, еще в самом начале одобрившего этот проект казахстанских бизнесменов. Основой его является Васильковское золоторудное месторождение – одно из самых крупных по запасам в Казахстане в золотодобывающей отрасли, а на мировом уровне оно входит в «двадцатку» крупнейших золотодобытчиков по всем параметрам.

Но добыть эту «гору золота» не так-то просто, природа крепко хранит свои богатства и не спешит отдавать их людям. Васильковское месторождение отличается особой сложностью руды. Специалисты называют это «тонкой вкрапленностью золота в сульфиды». Мельчайшие – примерно 0,6 -0,4 микрона частички золота окружены очень твердой сульфидной «рубашкой» и распределены по очень большой территории. Причем и распределены – то весьма неравномерно: в одном месте содержание золота в породе меньше, в другом – больше. Все эти моменты пришлось учитывать, когда разрабатывали уникальную комплексную технологию добычи золота на Васильковке.

Именно эта сложность руд «Васильковки» и стала основной причиной, по которой прежние владельцы месторождения, как образно выразился Ерлан Оспанов, генеральный директор группы компаний «Верный Капитал», «обломали об него зубы». Именно приход «Верного Капитала» на месторождение в давнем уже 2006 году и продуманная программа инвестиций способствовали возрождению компании и стремительному росту производства.

Ерлан Оспанов подробно остановился на инвестиционном процессе, на всех его этапах.

- Надо сразу понимать, что эффективность прямых инвестиций в любой проект определяется прежде всего успешностью выхода из него – сказал он. — Все начинается с поиска активов. Мы ищем компании, которые, по каким-то причинам, недооценены, либо у них есть еще потенциал развития. Мы их тщательно анализируем, изучаем состояние рынков, подбираем актив под наши критерии. Важнейшими критериями здесь становится перспектива получения добавленной стоимости и максимальный уровень отдачи на вложенный капитал.

Мы очень придирчиво изучаем объект. Зачастую внешне все благополучно, но, как известно, все «скелеты прячутся в шкафу». Поэтому мы в стадии приобретения проводим тщательнейший аудит, оценку всех активов. И это все дает нам информацию, на основе которой мы принимаем решения.

После приобретения наступает процесс капитализации актива. И здесь мы обязательно должны модернизировать свои первоначальные планы, вырабатывать стратегию практических действий. Причем это касается разных сторон – кадров, технологии, финансового плана и других. Приходит новая команда, которая разрабатывает и реализует уточненную бизнес-стратегию. Проходят годы, прежде чем команда может воплотить в жизнь планы, которые намечены.

И третий, завершающий этап: капитализация объекта выросла, вопрос: как ее реализовать? Здесь уже идет активный поиск покупателя, очень непростые переговоры. И только тогда, когда возросший актив продан – только тогда мы считаем, что проект успешно завершен.

- Входя в актив важно правильно спрогнозировать и состояние рынка. – подчеркнул Ерлан Оспанов.- В случае с «Алтынтау» нам это удалось, как мы считаем, сделать очень точно. Мы предполагали, что цена на золото будет расти. Высокий потенциал месторождения, наличие полного цикла, от добычи до конечного производства золота – все это тоже прибавляло нам уверенности, что инвестиции будут выгодными.

Но были и «минусы», которые нас, безусловно, тревожили. «Трудная» руда, для которой требовалось не только изобрести, но и быстро внедрить новые технологии; себестоимость переработки в момент покупки была выше, чем конечная цена реализации; низкие цены на мировом рынке золота – вот сложнейшие проблемы, с которыми нам пришлось столкнуться. В конечном счете, успех этого проекта решили два главных обстоятельства: правильно подобранная технология, созданная система реализации продукции и точный прогноз развития рынка золота.

Действительно, последнее обстоятельство можно назвать решающим в успехе выбранной стратегии инвесторов. Цена на золото в последние годы росла стремительно. Очевидно, повлиял мировой экономический кризис и перманентная нестабильность на финансовых рынках. В 2005 году цена золота на бирже была 528 долларов за тройскую унцию. В 2011 году она достигла пика – 1900 долларов за унцию, а в прошлом году, хоть немного и снизилась, но осталась на весьма «вкусном» для золотодобытчиков уровне: 1790 долларов. Понятно, что все огромные инвестиции в «Васильковку» — более 700 миллионов долларов, о судьбе которых, при всех благоприятных расчетах, инвесторы не могли не тревожится, в этой ситуации быстро окупились.

- Когда мы говорим о компании «Алтынтау» – это, безусловно, наша гордость.- говорит Ерлан Оспанов. – Это, прежде всего, масштабный проект. Компания выросла по всем показателям, уровень производства сегодня несопоставим с тем периодом, когда мы сюда пришли. Объем производства вырос в 12 раз, выход золота вырос с 500 килограммов в 2006 году, до 9 тонн в 2012 году. Важнейший показатель , IRR (внутренняя норма доходности) составила 800%. Стояла очень сложная задача, трудности были большие с технической стороны, а также в сфере управления, инвестиций. Мы создали новый завод, новый рудник, полностью обновили оборудование. И сегодня можно констатировать: это успех и для нас, и для Казахстана.

Производство желтого металла начинается с карьера, где открытым способом добывают руду.

Это циклопическое сооружение, глубиной 140 метров, напоминает марсианский кратер желто –серым цветом породы и занимает огромную площадь примерно в 1220 квадратных метров.

Круглосуточно огромные 96-тонные карьерные самосвалы Каты (Cat – от «Caterpillar») загружаются такими же гигантскими экскаваторами золотоносной рудой. С края огромного котлована Каты кажутся маленькими букашками, упорно снующими по узким лентам проложенных в карьере дорог.

Добытая руда поступает в дробилку. Вначале — в приемный бункер крупного дробления. Там ее дробят до размера (фракции) 350 мм, откуда она вначале уходит в ролл-прессы, а затем на шаровые мельницы. Измельчение проводится в две стадии. Первая стадия проходит в мельнице полусамоизмельчения, после чего руда направляется на грохочение. Более крупные камни отправляются на додрабливание, а мелкая руда уходит в шаровые мельницы второй стадии.

Затем, по специальному конвейеру — на фабрику, где и происходит процесс извлечения золота.

О золотоизвлекательной фабрике следует сказать особо. Активное строительство новой ЗИФ началось в феврале 2008 года и было завершено практически за два года. Такого в мировой практике еще не было, потому что обычный срок сдачи таких объектов в среднем доходит до пяти лет. Форсирование сроков достигнуто за счет параллельного строительства и разработки проектно-сметной документации, а также за счет мобилизации лучших проектных и подрядных организаций со всей страны.

Из-за тонкой вкрапленности золота в сульфидах Васильковского месторождения для переработки такой сложной золотосодержащей руды используется новейшая уникальная комбинированная технология, с применением традиционных операций извлечения золота из руд: гравитации, флотации и цианирования. В этих целях на ЗИФ поставлено уникальное современное высокотехнологичное оборудование, в некоторых наименованиях являющееся лучшим в мире по своим характеристикам и показателям. Всего список оборудования включает более 600 наименований оборудования из Канады, Австралии, ЮАР, США, Болгарии, Швеции, Финляндии, Англии, Германии и России.

Например, измельчение дробленой руды осуществляется в самых крупных в мире шаровых мельницах сливного типа «Outotec» (Финляндия). Имея объем порядка 400м3, такие мельницы перерабатывают свыше 500 т. руды в час, руда в них измельчается до 74 микрон.

Уникальны по своим характеристикам и другие механизмы, такие, например, как сепаратор «Knelson» КС-XD 70 (Канада). Его зарубежные специалисты называют «Годзилой» из-за размеров, а центробежные сепараторы от этого же производителя являются лучшими из серийно выпускаемых. Они показывают высокие показатели производительности и эффективности, в противовес низкому энергопотреблению и малым габаритам.

Сложный физико-химический процесс на фабрике завершается получением так называемого сплав Доре – слитков золото-серебряного сплава, содержащего около 80 процентов золота и 20 процентов серебра. Его отправляют на аффинажную фабрику, где превращают в уже готовые слитки драгоценного металла.

Для производства золота в технологическом процессе используются 18 наименований реагентов, из которых подавляющее большинство являются ядовитыми веществами (цианид натрия, соляная кислота, едкий натрий и прочие). К примеру, цианид натрия с концентрацией 88% используется в технологическом процессе в объеме примерно 23,6 тонн в сутки – что составляет более 100 м3 раствора. Кроме того, в добываемой руде присутствует вредный для окружающей среды компонент – мышьяк. Приблизительное содержание мышьяка в руде в пределах 1-1,5%.

Учитывая это, в компании очень серьезно подошли к обеспечению экологически безопасного производства. В частности, обезвреживание цианида и мышьяка в хвостах сорбции производится в специально оборудованном цехе обезвреживания гидрометаллургического отделения ЗИФ. Для этого из Реагентного отделения фабрики в контактные резервуары обезвреживания подаются растворы метабисульфита натрия, железного купороса и известковое молочко. Хранение хвостов сорбции и флотации осуществляется в специально сооруженных хвостохранилищах сорбции и флотации, где и завершается процесс химического обезвреживаются. Доля обезвреживания ядовитых веществ занимает около 17% от себестоимости обогащения руды. Сами хвостохранилища герметичны, в основании выбранного места для утилизации хвостов лежит слой глины низкой проницаемости толщиной от 6 до 10 метров.

К моменту запуска ЗИФ природоохранных мероприятий было затрачено почти 13,559 млн. долларов. И сегодня на предприятии не жалеют средств, чтобы обеспечить полную безопасность персонала и защиту окружающей среды.

Можно много рассказывать об удивительной чистоте, которая царит на предприятии, о новых бесшумных лифтах в зданиях, о центре управления, оснащенном мощными компьютерами и экранами, показывающими в режиме реального времени все технологические операции. Но меня больше всего поразило то, что политика по отношению к персоналу, к работникам предприятия в Алтынтау направлена прежде всего на создание единого производственного коллектива, где каждый заинтересован в общем успехе и получает от него достойное вознаграждение. По итогам 2012 года общая численность персонала составила 2 468 человек, то есть с 2005 года было создано около 1 679 новых рабочих мест.

В связи с необходимостью привлечения специалистов из различных регионов, возникла потребность в обеспечении их жильем, И руководством компании было принято решение о строительстве жилого дома для сотрудников. В 2009-2010 годах на строительство 95-квартирного жилого дома для работников было выделено 4,5 млн. долларов. Дом сегодня полностью заселен, в данное время в нем проживают 95 семей. Созданы все условия, за счет средств Компании приобретена мебель и бытовая техника на сумму 204 тысячи долларов.

Средняя заработная плата с 2006 по 2012 год выросла на 90%. При этом средняя заработная плата рабочих составляет 7474 долларов. Средняя заработная плата, сложившаяся за 2012 год в ТОО «Altyntau Kokshetau», превышает номинальную зарплату одного работника по Акмолинской области – в 1,26 раза, по Казахстану – в 1,57 раза.

А что же инвесторы? После того, как «Верный Капитал» вышел из «Казцинка», эта компания прямых инвестиций осталась в партнерских отношениях с «Altyntau Resources».

- Мы продолжаем работать с « Алтынтау» и прибегаем к их помощи х в качестве консультантов и управляющих на новых месторождениях, – говорит Ерлан Оспанов. Группа компаний « Алтынтау» была определена как управляющая компания месторождениями Комаровское и Райгородок, недавно приобретенными группой «Верный Капитал» и ТОО «Казцинк».

Видно, что опыт «Васильковки» в компании хотят теперь расширить.

Ерлан Оспанов уверен, что в Казахстане есть много возможностей для выгодного инвестирования. Важнейшим, по его мнению, в этом процессе является этап выхода из актива и точный анализ: какова эффективность программы развития актива; точным ли был прогноз рынка; как изменялась регуляторная среда. Пример «Алтынтау» свидетельствуют, что такие принципы, на которых основана стратегия инвесторов, вполне себя оправдали.

Подробнее

Ерлан Оспанов, «Верный капитал»: Теперь у нас чиновнику легче сказать незаконное нет, чем законное да

4 Ноября 2013

Автор: Карлыгаш Еженова

Ссылка на источник: http://exclusive.kz/table-talk2/22427

Казахстанский бизнес встает с колен или это временный успех? У нас в гостях глава одной из самых динамично развивающихся казахстанских инвестиционных компаний «Верный Капитал» Ерлан Оспанов. Это они вовремя и очень удачно продали АТФ банк и вернулись к жизни одно из уникальных месторождений золота – Васильковку, о которую «сломали зубы» многие крупные международные компании.

- Почему вы остаетесь верны инвестиционным проектам, несмотря на непопулярность? По каким критериям вы их отбираете?

- Начнем с того,  что когда-то давно я решил, что мне нравятся именно инвестиционные проекты. И постепенно от одной работы к другой я все больше приближался вот именно к этой философии управления проектами. Инвестиционный бизнес сам по себе основан на проектной работе, когда ты начинаешь определенное мероприятие – в данном случае инвестиции, а потом его завершаешь. Как мы отбираем проекты? Здесь нужно сказать, что  это чистом виде философия прямых инвестиций. Во-первых, это определенный срок, для нас это от 3 до 7 лет, второе — мы должны понимать, как мы будем выходить из этой инвестиции, третье – мы закладываем определенные параметры по доходности.  Наверное, это должно быть не ниже чем увеличение капитала в два раза течение пяти лет. Размер инвестиций имеет значение. Мы не можем работать с очень маленькими инвестициями, поскольку время, которые мы затрачиваем на работу,  на анализ и проведение сделок одинаков как для миллионной сделки, так и для стомиллионной. Вдаваясь вглубь,  мы анализируем, насколько инвестиция рискованна, управляема, можем ли мы создать добавленную стоимость этого проекта? Вот таковы основные критерии, по которым мы выбираем.

- То есть основная задача – создать добавочную стоимость —  то чего так сильно не хватает нашей экономике и нашим предприятиям?

- Да, как правило, мы покупаем активы, которые недооценены по тем или иным причинам или находятся в стрессовом состоянии. После покупки мы начинаем работать с такими компаниями. В первую очередь, улучшаем менеджмент, финансовые показатели, через увеличение продаж, через расширение доли рынка, через активную работу с структурой затрат. Вот это те стандартные инструменты, которые мы используем при создании добавочной стоимости наших компаний.

- Скажите, пожалуйста, может ли инвестиционный капитал стать некой альтернативой, создать конкуренцию банковскому бизнесу? Поскольку сейчас на банковском рынке высокая стоимость денег, плохой портфель со всеми вытекающими отсюда последствиями, можно ли предположить, что инвестиционные компании могут стать некой альтернативой для крупного и среднего бизнеса?

- Я бы не говорил о конкуренции. У банков свой сектор, у инвестиционных компаний своя ниша. Деньги дорогие потому, что высока стоимость заимствования для самих банков. И этому есть объективные причины: начиная от странового риска и заканчивая рисками каждого конкретного  банка. Инвестиционные фонды, будь то венчурные фонды или фонды прямых инвестиций, занимают свою нишу – они инвестируют компании, которые бы банки не стали бы кредитовать. Банки должны четко соблюдать свои стандарты и принципы, кредитовать только стабильные компании, имеющие стабильный доход под твердые залоги. Это основа банковского бизнеса и если делать наоборот, то появится угроза всему банковскому сектору. Так вот для того, чтобы инвестировать в компании на той стадии, когда банки еще не готовы давать деньги, существуют фонды – венчурные или прямых инвестиций. Правда, каждый из них работает на какой-то определенной  стадии развития компании. Самые ранние стадии – это венчурные фонды, начиная от посевных инвестиций, когда деньги даются только на идею – 10-20-30 тысяч долларов и предприниматель доказывает, насколько данная бизнес-идея имеет право на жизнь. К сожалению, большинство из них не могут доказать это.  Но если компания проходит первую стадию инвестирования от бизнес-идеи до ее воплощения, когда она приносит стабильный доход, тогда уже приходит очередь инвестировать private equity. И доходность сильно отличается. Если венчурные капиталисты зарабатывают  сотни и тысячи годовых, то private equity  – 15-25% годовых.

- Насколько мне известно, подобной сделку, если не по структуре, то по характеру можно назвать продажу АТФ Банка  Юникредиту.   Это была блестящая сделка по времени и по сумме. И, насколько мне известно, итальянцы уволили тех топ-менеджеров, которые были к ней причастны. Есть миф, что казахи продали плохой банк бедным итальянцам.  Какова Ваша профессиональная оценка?

- Сделка была великолепная. Ее проводил мой партнер Тимур Исатаев. Сделка была реально уникальная. Но нужно смотреть на подобные сделки на момент заключения. Конечно,  постфактум, когда мы видим тренды, говорить, что- кто-то кого-то обманул легко. Но это было бы неправильно. Сделка была выгодна обеим сторонам. Ведь никто никого не заставлял под дулом пистолета платить эти деньги. Другое дело, что кому-то не удалось поддержать эту стоимость и ее улучшить. Это другой вопрос. Большой вопрос, в какие руки передали эти активы и как они ими управляли. Скорее всего, проблема здесь заключается…

- Говорят,  вы пытались вернуть АТФ?

- Было предложение со стороны прошлых владельцев приобрести обратно, но мы не договорились.

- Как Вы считаете, это был все- таки актив хороший актив?

- Когда мы продавали, это был великолепный актив.

- Вторая подобная сделка, может быть более сложная, поскольку связана с горнодобывающим сектором и с присутствием государства – это Васильковка. Вы не могли бы рассказать о параметрах этой сделки? Как вы дальше собираетесь развивать этот проект?

- Вы знаете, Васильсковское месторождение очень сложное само по себе. И по морфологии рудного тела, и  залегает глубоко, руда очень сложная и для переработки этой руды пришлось разрабатывать уникальную технологию и производить уникальное  оборудование, на  котором в итоге это золото сейчас  производится. Не скажу, что этот проект очень легкий, и что нам легко дался этот успех. Примером может служить то, что многие международные крупные компании, образно говоря, поломали себе зубы на этом проекте по тем или иным причинам. Кто-то не готов был инвестировать такие большие деньги, кто-то не смог отработать технологии, кто-то  подходил к этому непрофессионально. Если посмотреть  историю самого месторождения, то  до того, как мы его приобрели, владельцев было очень много. И никто с этой задачей не справился. Но я думаю, что нам удалось это сделать потому,  что мы предприняли все, что можно и сделали все правильно, без ошибок. И здесь большую помощь нам оказал наш партнер Гленкор. Мы отработали технологию, привлекли достаточно большое финансирование — больше 700 млн. долларов на строительство новой фабрики, всего производственного комплекса. Сейчас компания работает практически на своей проектной мощности. Сама Васильковка производит чуть больше 9  тонн чистого золота. В прошлом году мы продали нашу долю в Казцинке  компании «Алтын Тау», которой принадлежит Васильковское месторождение.

- Можно ли говорить о том, что пришло время казахстанского бизнес? Несмотря на застарелый скепсис чиновников и общества нашим менеджерам удаются проекты мирового масштаба…

- У нас замечательные бизнесмены и менеджеры. Другое дело, что история бизнеса очень маленькая – всего 20 лет. Но то, что мы сейчас имеем — уже очень хороший результат. Другое дело, что нужно продолжать учиться. Запад имеет историю бизнеса гораздо большую, и опыта экспертизы у них тоже наработано больше. Нужно перенимать опыт, потому что они тоже не стоят на месте, развиваются…

- Я очень часто несколько лет назад слышала от чиновников вот такую фразу: «ну вот видишь, нам все-таки удалось замочить банкиров»… Причем, это говорили люди интеллигентные, получившие западное образование…  Как вы думаете, в чем истоки такого отношения к бизнесу со стороны государства?

- Безусловно, такое потребительское отношение к бизнесу — это однозначно плохо. Корни такого отношения в советском прошлом, когда чуть ли не полстраны сидело в лагерях и тюрьмах, когда с тех времен мы вольно или невольно используем термины из уголовного жаргона. Наша задача сломать такое отношение к бизнесу. Потому что можно сказать — воруют, а можно сказать — создают благо, услуги, сервис, создают стоимость, ценность. Наше молодое поколение сейчас учится за пределами Казахстана. Нам нужно  брать самое лучшее у развитых экономик и приносить нас сюда и искоренять наследие старого советского прошлого.

- Сейчас общество захлестнула борьба с коррупцией. Очень много чиновников оказываются с тюрьмах. Можно ли так бороться с коррупцией? Нужно ли вообще с ней бороться. Коль уж вы живете в Астане, то, видимо,  так или иначе общаетесь с нашими чиновниками. Я вижу, что воля очень многих  мыслящих прогрессивно  людей скована страхом. Потому что их всегда можно упрекнуть в лоббировании чьих-то интересов, каких-то проектов. Поэтому они либо предпочитают вообще ничего не делать, либо делать ровно столько, чтобы их не трогали. Либо другая категория чиновников подняла плату за риск…

- Во-первых, я считаю, что с коррупцией бороться запретительными мерами просто бесполезно. В первую очередь нужно создавать условия, при которых коррупция будет невозможна. Безусловно, наказания за коррупцию должны быть. И здесь нужно начинать с политической воли. Что касается, чиновников, то, к сожалению вы правы: чиновнику легче сказать незаконное нет, чем законное да. То есть настолько перегнули планку в  наказании за коррупцию, что чиновники уже просто боятся что-нибудь делать. Они просто ничего не делают. И поскольку у нас очень много чего завязано на чиновниках – разрешениях,  лицензиях, то это огромное препятствие для развития малого и среднего бизнеса, и экономики в целом.

- Сейчас подписан закон о национальной палате Атамекен. Ожидается, что  она наконец-то решит многие проблемы бизнесменов. Вы верите в это?

- Всегда хочется верить в лучшее безусловно, но, как бы эта Национальная палата не превратилась в тех же чиновников…

- Как государство могло бы стимулировать наших инвесторов вкладывать деньги в собственную экономику?

- Вы знаете, совокупность всех этих мотиваций это и есть инвестиционный климат. По сути это то, что государство должно делать. В первую очередь,  действия правительства и государства должны быть очень последовательны и предсказуемы. Бизнес, инвесторы очень боятся, когда откуда-то  вдруг появляется то, чего мы не ожидали. Правила игры, которые задекларированы, должны соблюдаться государством. Когда мы говорим, что у нас низкие ставки налогов, они на самом деле привлекательны. Когда мы говорим, что подоходный налог 10%, корпоративный 20 и еще бы неплохо отменить НДС, как это сделали США, то с одной стороны, это все есть. Но как это осуществляется на практике– вот тут большая проблема. В какой стране мира корпоративный налог платится авансом? Как можно платить  налог, когда ты еще ничего не заработал? Импортеры платят НДС при импорте товаров, когда еще ничего не продали. Ну и так далее. Как за несколько тенге по ошибке налогового администратора можно заблокировать счета огромного предприятия, парализовав его работу? О каком инвестиционном климате и мотивациях можно говорить?

Далее – обязанность государства создавать инфраструктуру. Это в первую очередь. Посмотрите на нашего соседа – там, где проводится  электричество, строятся дороги — развивается бизнес. Инфраструктура — это самое важное. Именно она создает бизнес-активность, которая в свою очередь загружает эту инфраструктуру и создает условия для расширения инфраструктуры. В итоге  развивается вся экономика.

- Все направления, о которых Вы говорите, связаны с государственно-частным партнерством. И коль мы уж заговорили о власти, то многие понимают, что присутствие государства в экономике становится, мягко говоря, не сбалансированным. Как вы думаете, государство сейчас способно выйти из экономики? В каких проектах и отраслях?

- Я считаю, что государство плохой управляющий. Роль государства — создавать условия и поддерживать их. Да, во время кризиса государство помогло, но по прошествии времени, когда эта ситуация разрешается, государство должно уступить место частным управляющим. В каких отраслях государство должно присутствовать? Безусловно, это инфраструктура. Это самое капиталоемкое, самое долгоокупаемое…

- На фоне больших сделок у вас появились небольшие сделки. Бургер-Кинг – не совсем типичный проект для Вашей компании…

- Мы решили попробовать себя в этом сегменте. У нас есть подразделение, которое как раз занимается инвестициями в малый и средний бизнес. Это их история и они управляют этим проектом. В общем-то достаточно интересная инвестиция для нас… Мы получаем опыт.

- Почему компания называется «Верный капитал»?

- Название пришло спонтанно, интуитивно…  Ну во-первых, «Верный» — это старое название Алматы. Но это еще и – правильный, корректный,  преданный…

- Какова стратегия вашей компании, ее миссия?

- Наша стратегия — увеличивать тот капитал, который находится в управлении. Наша миссия приносить стоимость в экономику, объединять капиталы, привлекать профессионалов и в итоге развивать экономику. Мы нашими деньгами поддерживаем те бизнесы, которые нуждаются в этом, в нашем опыте, деньгах, идеях. Очень важно приносить для нашей страны опережающие прорывные технологии…

Подробнее


Газета «Курсивъ»

Может ли Казахстан стать альтернативной инвестиционной площадкой

3 Октября 2013

Автор: Ерлан Оспанов, Генеральный директор ГК «Верный Капитал»

Ссылка на источник: http://www.kursiv.kz/news/details/finansy/Mozhet-li-Kazahstan-stat-alternativnoj-investitcionnoj/

Для начала расскажу «экономический» анекдот. К отцу приходит сын и задает простой вопрос: «Папа, что такое альтернатива?» В ответ папа начинает рассказывать: «Предположим, решили мы заняться бизнесом, пошли в магазин, купили десяток яиц. Шесть съели, четыре оставили. Несъеденные яйца положили под лампу, и из них вылупились цыплята, они выросли. Двух мы съели, двух оставили. Из двух оставшихся одна была курочка, она стала нести яйца. Часть мы съедаем, а часть продаем». Сын периодически перебивает отца вопросом: «Это и есть альтернатива?»

Но вот кульминация истории:

– На вырученные деньги мы покупаем еще кур, бизнес раскручивается, у нас больше кур, больше яиц, больше дохода... И вдруг – потоп! Все заливает, куры тонут, и мы разоряемся!

– И что же такое альтернатива?!

– Утки, сынок, утки!

Любой инвестор стремится учесть риски и возможности. Может ли Казахстан в этом смысле стать альтернативной площадкой для инвестиций?

Главным образом, за внимание инвесторов Казахстан борется с российским рынком. Макроэкономически Казахстан отличается от России тем, что у нас населения в десять раз меньше, а значит, и потребительский рынок в десять раз меньше. Российский рынок очень привлекательный, издавна глобальные компании хотели войти туда, расширяя свой бизнес. Казахстан ими долгое время не рассматривался в качестве привлекательного рынка. На него не смотрели просто потому, что тут написано «Казахстан», а совсем рядом – «Россия». Однако это рынок, и рынок довольно большой – всего в десять раз меньше, чем России.

Не нужно думать, что в Казахстане возможны только инвестиции в сырьевой сектор. Конечно, сырьевой сектор привлекателен. Но, принимая во внимание, что в Казахстане большие запасы минеральных ресурсов, надо признать, что все-таки выгоднее экспортировать готовые товары, продукты переработки, нежели сырье. Поэтому в долгосрочной и даже среднесрочной перспективе будет выгоднее организовать переработку сырья здесь – хорошая возможность для привлечения инвестиций.

Кроме того, в силу названных обстоятельств в Казахстане остается много незанятых секторов. В частности, большие возможности таит франчайзинг: много брендов, глобальных сетей, международных компаний к нам пока не пришли. Раньше они опасались, что нет перспектив, но теперь, после того как некоторые крупные бренды продали франшизу на Казахстан, они начали оценивать его всерьез.

Когда «Верный Капитал» пытался заполучить в Казахстан «Бургер Кинг», представители компании вообще не хотели с нами разговаривать. Они просто не понимали, откуда мы, что за компания, можно ли нам доверять, даже элементарно, есть ли у нас деньги («Разве могут быть такие деньги у компании из Казахстана?»). Только настойчивость и факты, доказывающие нашу репутацию, позволили нам убедить их поначалу просто сесть за стол переговоров, а затем и заключить контракт. Зато теперь владельцы крупных франшиз со всего мира сами обращаются к нам с предложениями о сотрудничестве.

Очевидно, крупные компании не так охотно идут к нам с инвестиционными проектами, потому что у нас нет такого потенциала, какой есть у России. И их можно понять. Но дело тут, мне кажется, не в макроэкономике, а в другом. У нас много говорится про инвестиционный климат. Но он все еще оставляет желать лучшего. Да, мы декларируем инвестиционную привлекательность. Да, мы установили нормальные правила игры – например, довольно привлекательные налоговые ставки. Но вопрос в том, как все выглядит на деле: как осуществляется то же самое налоговое администрирование, как ведут себя проверяющие, контролирующие, правоохранительные органы? Здесь большой вопрос. И в своих оценках, стоит ли инвестировать в долгосрочные проекты в Казахстане, компании принимают это во внимание и решают не рисковать.

Вопрос, насколько меняет ситуацию создание Таможенного союза и движение к Единому экономическому пространству. Некоторые считают, что Казахстан становится этаким «черным ходом» на российский рынок – как в прямом, так и в переносном смысле. Сегодня ты приходишь не в Казахстан, а на территорию ТС: ты можешь организовать производство в Казахстане, но фактически получаешь доступ ко всем трем рынкам – Казахстана, Беларуси и России. Здесь уже должны работать общие принципы отношения к инвестору. Чтобы он принимал решение вне политики – в зависимости от того, в какой стране выгоднее экономически, географически, логистически разместить то или иное производство.

Таможенный союз де-юре существует, однако де-факто работает с большими пробуксовками: урегулированы не все вопросы внутри, подписаны не все межгосударственные соглашения. Возьмем тот же НДС: методика расчета и оплаты налога при пересечении границы внутри ТС является усложненной из-за разницы в ставках в России и в Казахстане.

Простой пример, доказывающий, что мы все еще мыслим только рамками казахстанского рынка. Мы до сих пор не можем ввести в действие более либеральные принципы регулирования пассажирских авиаперевозок в рамках ТС. Сегодня по-прежнему существует система, при которой мы ограничиваем полеты к нам, скажем, российских компаний, пытаясь защитить интересы своего национального авиаперевозчика. Но реалии требуют защищать не локальные рынки, а рынок Таможенного союза. Кстати, это приведет к снижению стоимости билетов на международные авиаперелеты, росту объемов грузоперевозок, росту товарооборота, то есть наконец простые граждане почувствуют на себе выгоды Таможенного союза.

Но если сравнивать два рынка – России и Казахстана, то я считаю, что выгоднее вкладывать в те отрасли в Казахстане, которые недоинвестированы, недоразвиты: рынок услуг, ретейл, разного рода производство.

В прямых инвестициях в Казахстан, наверное, самая большая проблема – это кадры, в отличие от той же России. Там, насколько я вижу, ситуация попроще. Она, конечно, не идеальная, не такая хорошая, как в тех же Штатах, но все же лучше, чем у нас. Сейчас в Казахстане все больше ощущается нехватка даже не топ-менеджеров, а именно среднего, технического персонала.

Проблема в том, что система профтехобразования у нас так и не ожила. Любой вуз готовит юристов, экономистов, банкиров, бухгалтеров. А, допустим, качественных специалистов для гостиничного бизнеса – нет, управляющих недвижимостью – нет, техников по обслуживанию различных систем специально тоже никто не готовит. Электрики, операторы станков, механизаторы и прочие – все это очень дефицитные кадры. Каждое отдельное предприятие пытается решить эту проблему самостоятельно, организовывая какие-то школы или учебные центры при себе. Но в целом не видно, чтобы система профтехобразования работала эффективно, даже несмотря на программу господдержки.

Один знакомый рассказал мне, что выпускников профессионально-технических учебных заведений отслеживают через СИК или ИНН. Но они, получив диплом, нигде не «всплывают». Готовят механизатора, он не появляется потом как работник сельхозкомпании, токарь – не становится рабочим какого-то завода... А потребность в таких специалистах огромная! Это говорит о том, что качество образования такое: выпускают «специалистов», которые ничего не умеют. И либо они работают неофициально, либо работают не по специальности, либо вообще не работают.

Так что в целом Казахстан вполне привлекательный для инвестиций рынок, и число инвесторов, которые смотрят в нашу сторону, начинают какие-то проекты, растет. Однако, заманивая сюда инвестиции, мы должны подготовить почву – госаппарат должен работать четко, как швейцарский банк, все законы должны быть просты и соблюдаться беспрекословно, система образования должна выпускать реальных специалистов, необходимых экономике. Вот тогда Казахстан сможет стать реальной альтернативой соседним рынкам.

А вы говорите – «утки»!

Подробнее

«Зеленая энергетика»: взгляд инвестора

8 Ноября 2013

Автор: Ерлан ОСПАНОВ, генеральный директор инвестиционной ГК «Верный Капитал»

Ссылка на источник: http://www.kursiv.kz/news/details/kompanii/Zelenaya-energetika-vzglyad-investora/

«Зеленая энергетика» сегодня, как говорится, у всех на устах. Человечество всерьез задумалось о своем будущем и озаботилось проблемой загрязнения окружающей среды. И различные варианты неопасного для окружающей среды получения энергии из возобновляемых источников, которые еще вчера представлялись чем-то фантастическим, сегодня становятся вполне реальными. Многим кажется, что мы в шаге от экологического рая, еще чуть-чуть - и начнется повсеместное использование энергии солнца, ветра, воды. Наверное, такое же чувство было в средние века у тех, кто посвятил жизнь поискам философского камня: им тоже казалось, что они вот-вот найдут секретную формулу, которая поможет превращать любые металлы в золото. Но - увы!

Мы внимательно изучали этот вопрос. Я изучал теорию, технологии, смотрел, как работают в этом направлении венчурные инвесторы. Мы рассматривали конкретные проекты, связанные со строительством ветро- и солнечной электростанции в южных регионах Казахстана. «Зеленая энергетика» для нас -  это уже не теория, а вполне понятный предмет, причем понятный с инвестиционной точки зрения.

Что такое «зеленая энергетика»? Если под этим подразумевать выработку электроэнергии с помощью ветроэлектростанций, с помощью солнечных батарей, то надо иметь в виду, что преобразовательных устройств, которые бы позволяли вырабатывать электроэнергию стоимостью ниже, чем сейчас существует - угольные электростанции, гидроэлектростанции -  пока нет. Это объясняется тем, что максимальная эффективность этих устройств весьма низкая. Например, КПД солнечной батареи -  10-12%. Теоретический максимум -  30%. А значит, с точки зрения инвестора, «зеленая энергетика» пока не представляет интереса. Специалисты прогнозируют технологический прорыв в производстве «ветровой» энергии  в 2015-2017 гг., в производстве солнечной энергии  в 2018 году. Насколько обоснованы эти прогнозы, я не знаю. Но твердо знаю: чтобы у частного инвестора появился интерес к «зеленой энергетике», нужно пройти этот своеобразный Рубикон, когда инженеры изобретут устройства, которые будут эффективны экономически.

Во что это выливается сейчас: да, можно поставить солнечную станцию, ветроэлектростанцию. Но с учетом стоимости производства и строительства такой станции тариф будет намного выше, чем существующие тарифы на «коричневую энергию» - ту, которая вырабатывается из угля и прочих невозобновляемых источников. 

Часто приводят в пример европейские страны -  Испанию, Германию, Францию, -  в которых альтернативная энергетика развивается, причем именно благодаря инвестициям. Это действительно так: в Испании, к примеру, около 40% всей производимой электроэнергии приходится на альтернативные источники. Но чтобы такая электроэнергия была конкурентоспособной, чтобы ее можно было продать потребителю, надо искусственно снижать тариф. И европейские правительства это делали, субсидируя эти отрасли. Так было в докризисные времена. Но что мы видим сейчас? Постепенно правительства этих стран сокращают субсидии, потому что у них просто нет на это денег. Они сделали свой выбор, придя к выводу, что все-таки выгоднее сжигать невозобновляемые источники энергии сейчас, чем еще более усугублять и без того тяжелое экономическое положение в стране. 

В июле этого года журнал The Economist опубликовал статью об этом с красноречивым названием «The cost del sol». Там говорится, что дотации солнечной энергетики в Испании за пять лет выросли в 18 раз: со 190 млн. евро в 2007 году до 3,5 млрд. евро в 2012 году. А общая сумма субсидий, выделяемых правительством Испании на возобновляемые источники энергии, достигла в прошлом году почти 1% ВВП. Сейчас испанское правительство сокращает субсидии на 2,7 млрд. евро, и уже многие предприниматели, которые вложились в этот сектор, объявили о возможных убытках и банкротстве.

Если говорить о строительстве солнечной или ветроэлектростанции в Казахстане, то расчеты показывают следующее. В настоящее время тариф на электроэнергию для промышленных предприятий в среднем составляет 15-20 тенге за кВт/час, для частных потребителей  около 10-12 тенге (с дифференциацией по времени суток). Принимая во внимание удельные капитальные затраты на производство 1 кВт солнечной энергии,  экономически обоснованный тариф должен составлять не менее 40 тенге за кВт.

С учетом этих цифр, инвестор начинает считать срок окупаемости этой солнечной электростанции. Она зависит от того, какой фиксированный субсидируемый тариф на покупку энергии установит правительство. Понятно, что он будет выше, чем тариф на обычную электроэнергию, и это должно быть закреплено законодательно. Если он будет на уровне 40 тенге -  срок окупаемость составит 5-7 лет, если 60 тенге - станция окупится быстрее, если меньше 40 тенге -  срок окупаемости вырастет.

5-7 лет - это хороший срок окупаемости для таких проектов, и большинство инвесторов он устроит. Но срок все же не мал, и существуют риски изменения государственной политики в отношении субсидирования таких тарифов. Что произойдет за это время? Сохранит ли государство свои обязательства по тарифу, ведь чтобы поддерживать высокий тариф, надо тратить бюджетные средства на субсидии? Опыт европейских стран показывает, что делать это постоянно, особенно в период экономической нестабильности, крайне трудно. Неудивительно, что и в Казахстане нет прежней уверенности в данном вопросе: недавно в Правительстве шел разговор о том, что пока себестоимость альтернативной электроэнергии снижается медленно и нет технологий, которые приведут к удешевлению ее производства, надо приступать к субсидированию без излишнего рвения.

В общем, это мнение отражает и позицию реально мыслящего инвестора, который тоже ждет технологию, позволяющую значительно снизить себестоимость производства «зеленой энергии». Конечно, вложения в производство альтернативной электроэнергии могут принести дивиденды инвестору, если правительство установит достаточно высокие тарифы и будет их тщательно поддерживать на протяжении длительного срока. А если нет? Похоже на казино, а игра в казино никакого отношения к инвестиционному бизнесу не имеет. В бизнесе действует принцип: «На государство надейся, а сам не плошай».

Другая сторона «зеленой экономики» - это эффективное потребление, которого можно достичь, применяя энергосберегающие технологии. В этом направлении мы как раз видим реальный потенциал. Если снизить потребление электроэнергии, которая вырабатывается из сжигаемых, невозобновляемых источников, то снизятся выбросы, увеличится срок использования природных ресурсов. Здесь нужно говорить об оптимизации потребления, а с точки зрения инвестора - о повышении эффективности путем применения различных технологий, механизмов и приспособлений, которые снижают потребление электричества, воды, а значит, и затраты на эти цели. И вновь все решают расчеты: применение устройств, которые, допустим, предотвращают утечку тепла или перерасход электроэнергии ведет к повышению капитальных затрат, к увеличению себестоимости строительства. Любой инвестор пойдет на это только тогда, когда увидит, что это выгодно. 

Сегодня «Верный Капитал» строит в Астане Talan Towers -  уникальный многофункциональный комплекс. Мы уже приняли решение и объявили об этом  это будет «зеленое» здание. И сегодня мы изучаем различные варианты ответа на вопрос: что конкретно надо сделать, чтобы здание было «зеленым», но в то же время его строительство было экономически оправданным. Стандарты «зеленого» строительства предусматривают десятки критериев, по которым здание можно отнести к экологически устойчивым. Может быть, из списка  возможных опций мы выберем лишь несколько, но это будет эффективный вариант, а не пустая трата денег. Тем не менее, уже сегодня понятно, что есть технологии, направленные на оптимизацию потребления, которые мы будем применять, и это будет экономически оправданно.

Если строить ветро- или солнечные электростанции, чтобы зарабатывать на этом, пока не представляется выгодным, то сооружение альтернативных источников для того, чтобы снизить собственные затраты - это реальность. Приведу пример. В отеле Rixos Borovoe мы рассматриваем варианты выработки возобновляемой электроэнергии. Например, можно было бы установить там небольшой ветрогенератор. Однако этому мешает отсутствие законодательной базы. В Европе схема работает следующим образом. Предположим, у меня есть дом, я подключен к общей энергосети, откуда черпаю электричество. В целях экономии я поставил у себя дома маленький ветрячок. Так вот, мой дом по-прежнему питается из общей сети, и я плачу за электроэнергию, допустим, по 20 центов за киловатт. А мой ветрячок продает вырабатываемую им энергию в эту сеть за те же 20 центов. В итоге мой платежный баланс - нулевой. Это регулируется, прописано в законах и нормативных актах. Все выигрывают - и государство, и потребитель, и инвестор. Эта схема стимулирует применение альтернативных методов получения энергии в частных домохозяйствах и компаниях, являющихся крупными потребителями. Ведь все эти альтернативные источники работают нерегулярно: солнце светит только днем, да и то, когда туч нет, и ветер дует не постоянно. А что делать, когда альтернативная энергия не вырабатывается? Для этого и существует вышеописанная схема. У нас ее пока нет, и потому, если мы поставим ветрогенератор для Rixos Borovoe, то остается вопрос, как быть в безветренные дни? 

С представителями бизнеса об энергоэффективности разговаривать можно, и это, наверное, неплохое поле для инвестиций. Любой руководитель, если к нему прийти и показать экономический эффект от внедрения энергосберегающей технологии, с калькулятором посчитает, имеет ли смысл ему применять ее у себя и, увидев выгоду, будет внедрять.

А вот призывать к этому простых граждан, мне кажется, сложно. Почему мало кто покупает домой LED-лампочки? Они ведь реально потребляют в 2-3 раза меньше электроэнергии, чем обычная "лампочка Ильича". Но светодиодная лампа стоит 1,5-2 тысячи тенге, а лампочка накаливания - всего 50-200 тенге. И это настолько разные цифры, что о какой-то экономии в 5-летний период никто не думает. Действует простое правило: если у вас на что-то не хватает денег, значит, эта проблема не является для вас приоритетной.

Это мнение представителя фонда private equity -  прямых инвестиций, которыми занимается группа компаний «Верный Капитал». Возможно, будут изобретены технологии, резко снижающие себестоимость альтернативной энергетики, и инвестор, вкладывающий деньги сегодня, завтра сможет получить огромную прибыль. Но это не предмет обсуждения в private equity, это скорее венчурные инвестиции. И такие проекты я встречал. Венчурные инвесторы зарабатывают на альтернативной энергетике уже сегодня, но не на строительстве станций, а на продаже, например, солнечных панелей. Экономические риски, связанные со строительством электростанций, берет на себя не поставщик, а владелец будущей станции. 

И еще. Вся энергия, которая вырабатывается сегодня человечеством на Земле, имеет два источника: либо это внутренняя энергия атомов, либо солнечная энергия, поглощенная биомассой  и превратившаяся в нефть и уголь. Все, что планета накапливала миллионы лет, мы сжигаем. Поэтому, если даже говорить про солнце, то максимум энергии заложен именно в углеводородных запасах. А мы думаем, что сможем из потока солнечного света на один гектар сиюминутно получить больше энергии, чем накапливалось миллионы лет, пока солнце светило на тот же гектар. Чудес, к сожалению, не бывает.

Подробнее

Как попасть в тридцадку?

27 Января 2014

Автор: Ерлан ОСПАНОВ, генеральный директор инвестиционной ГК «Верный Капитал»

Ссылка на источник: http://www.kursiv.kz/news/details/kompanii/Kak-popast-v-tridtcadku---Erlan-Ospanov-Vernyj-Kapital/?sphrase_id=43862

Казахстан намерен войти в число 30 самых развитых государств мира. Задача амбициозная и, очевидно, непростая.

Инвестиционные управляющие привыкли рассматривать новые идеи, и искать потенциал создания стоимости,  хочу попробовать применить этот навык к стране  объекту куда более масштабному, чем любая компания. Мне это интересно, вам, надеюсь тоже. У Казахстана есть конкурентные преимущества, о которых знают все, но есть и слабости. Одна из ключевых, на мой взгляд, в том, что Казахстан  это страна, не имеющая выхода к морю. Если мы посмотрим на TOP-30 в Индексе глобальной конкурентоспособности, приведенном в Отчете Всемирного экономического форума за 2013-2014 гг., то увидим: только две страны из этих тридцати не имеют выхода к морю  Швейцария и Люксембург. Значит, невозможность морских поставок  важный фактор, который заведомо делает нас неконкурентоспособными в ряде отраслей. Что бы мы ни производили, расходы по доставке конечному потребителю будут выше, чем у той страны, которая имеет выход к морю.

Значит, казахстанские компании должны компенсировать невыгодное с точки зрения логистики географическое положение и стать лидерами в чем-то другом. В чем? 

Изучая компании, потенциально интересные с точки зрения private equity  прямых частных инвестиций, - оценивая их стоимость, мы сталкиваемся с одной любопытной закономерностью. Её суть один из моих коллег назвал «скрытая прибыльность». Это - нераскрытый потенциал, который есть у компании, и который  не проявляется в ее текущей деятельности.

В чем же он скрыт? Прежде всего, в неэффективном управлении: у компании могут быть завышены расходные статьи, менеджмент тратит слишком много. Это может быть связано с внутригрупповыми транзакциями, когда компания закупает услуги у своей дочерней или материнской структуры по завышенным ценам. Это может быть слабый внутренний контроль, из-за чего в компании просто-напросто воруют, и менеджмент не знает, что на втором-третьем уровнях происходят растраты и завышение расходов.

Но первопричина всегда одна  это слабое корпоративное управление и ненадлежащий внутренний контроль. Именно поэтому компании в итоге зарабатывают меньше, чем могут, а, следовательно, и стоимость их ниже, чем могла бы быть.

Ведь как оценивается компания? Если следовать классической формуле, на которую мы в private equity опираемся, стоимость компании равна будущим дисконтированным денежным потокам, приведенным к текущему моменту. Иными словами, если компания в период с текущей даты до бесконечности зарабатывает Х долларов каждый год, то дисконтировав эти будущие денежные потоки по какой-то справедливой ставке на текущий момент, мы получаем стоимость компании. Значит, стоимость компании сегодня зависит от того, сколько эта компания будет (я подчеркиваю будет) зарабатывать. 

В компании, где уровень корпоративного управления и внутреннего контроля высокий, будущие денежные потоки выше, чем в той компании, где некачественный менеджмент. А значит, и стоимость такой компании ниже, она как бы «оштрафована» рынком за то, что не показывает такую эффективность, какую могла бы.

Мы,  управляющие частными инвестициями, ищем как раз именно такие компании. Это одна составляющих нашего бизнеса  находить компании, которые недооценены либо «больны», выстраивать в них все, как надо, повышая стоимость. И группа «Верный Капитал» потому и фокусируется именно на Казахстане и странах СНГ, что хорошо понимает этот регион и видит здесь возможности для двузначного роста капитала за пять лет. Прежде всего, потому, что у компаний в Казахстане и странах СНГ есть несколько типичных проблем, которые дают private equity возможность заработать. И одна из таких проблем  слабые нормы корпоративного управления, плохо работающие внутренний аудит и внутренний контроль.

Но если посмотреть на проблему шире, можно увидеть в этом возможность не только для private equity, но для всей казахстанской экономики в целом. Эффективность затрат  вот тот фактор, который может компенсировать базовую слабость - отсутствие выхода к морю.

Сейчас во всем бизнес-мире идет борьба за cost leadership, то есть лидерство по издержкам  побеждает тот, кто меньше всего тратит на единицу продаваемой продукции. Кризис очистил нас от так называемого «маркетингового романтизма» и показал, что «правильно тратить» становится важнее, чем «много зарабатывать». Это, конечно, не универсальное правило, многое зависит от отрасли. Но в посткризисный период эффективность затрат однозначно становится приоритетом в добывающих отраслях, а ведь именно добывающие сектора  основа экономика Казахстана.

Чтобы войти в число 30 самых конкурентоспособных стран мира, надо компенсировать нашу слабость  отсутствие выхода к морю. Одна из реальных возможностей сделать это  добиться эффективности затрат, снизить издержки. А это, в свою очередь, невозможно без правильно организованного корпоративного управления и системы внутреннего контроля.

Тут никакие чиновники ничего не сделают. Это зависит только от бизнеса и его управляющих.

Подробнее

Транснациональное уважение

30 Января 2014

Автор: Ирина Дорохова

Ссылка на источник: http://www.kursiv.kz/news/details/kompanii1/transnacionalnoe-uvajenie1/

Компания Reputation Capital Group (специализируется на исследованиях репутации – kursiv.kz) провела по заказу УК «Верный капитал» анализ корпоративного рынка Казахстана, где выявила наиболее уважаемые, с точки зрения потребителей, компании. В рейтинге участвовали как мультинациональные корпорации, так и локальные игроки. Возглавила список топ-10 компаний с наилучшей репутацией Nestle.

Согласно проведенному исследованию, в Казахстане повышенный уровень доверия к иностранным компаниям и брендам. По словам управляющего директора по связям с общественностью и корпоративным коммуникациям группы «Верный капитал» Жанны Пархоменко, такая ситуация нетипична для национального рынка: как правило, самыми уважаемыми являются местные компании, так как обычно уровень их поддержки на локальном рынке выше, чем у транснациональных корпораций. «Очевидно, что для казахстанского бизнеса есть открытая возможность для развития диалога с потребителями и обществом, которая еще не полностью им используется».

Как показало исследование, ключевой драйвер репутации в Казахстане – качество продукции или услуги. В отличие от мировых тенденций, в РК для хорошей репутации важнее «результативность», нежели «ответственность». 

Репутация компании складывается из странового, отраслевого компонентов, на нее влияют конкуренты (причем лидер несет дополнительную нагрузку в виде более высоких ожиданий), собственный лидер и команда. При этом высокий уровень знаний о компании вовсе не подразумевает высокое уважение к ней. Напротив, чем больше знаний, тем ниже компания получает рейтинговые оценки.

Согласно исследованию Reputation Leaders Study 2013, среди более чем 300 руководителей глобальных компаний в мире 60% опрошенных уверены, что репутация имеет большое финансовое влияние на их компанию. 68% отметили, что репутация способствует удержанию клиентов, 53% полагают, что репутация влияет на увеличение продаж и дохода компании, 40% уверены, что репутация помогает увеличить долю рынка.

«Чтобы акционеры доверяли компании, она должна соответствовать их ожиданиям по семи ключевым факторам репутации: качество продукции или услуги, инновации, условия труда (корпоративная культура), качество корпоративного управления, корпоративное социальное гражданство, лидерство и финансовые результаты работы. Благодаря правильно организованному репутационному менеджменту стоимость компании может вырасти на 40–60%», – заверил директор Reputation Capital Group Олег Кершис.

Для компаний невыгодно как занижение репутации по сравнению с реальными результатами, так и, напротив, ее значительное завышение. Первый сценарий свидетельствует о просчетах в коммуникациях (как внутренних, так и внешних). Второй – это, фактически, репутационный «пузырь», который чреват разоблачениями и, как следствие, оттоком клиентов и регуляторными санкциями. Хотя высокая репутация, подкрепленная реальными результатами, позволяет компании без особых потерь пережить те или иные инциденты.

Подробнее

Технологии с другой орбиты

18 Февраля 2014

Автор: Ерлан ОСПАНОВ, генеральный директор инвестиционной ГК «Верный Капитал»

Ссылка на источник: http://www.kursiv.kz/news/details/hi-tech/Tehnologii-s-drugoj-orbity/?sphrase_id=43862

Мир стоит на пороге новой промышленной – именно промышленной - революции. Мы ждем ее. Как скоро? Я думаю, в краткосрочный с точки зрения истории период – в течение 10-20 лет.

Мы уже давно наблюдаем успех и бурное развитие софт-компаний. Одна из причин заключается в том, что в виртуальной реальности можно сделать все, что угодно. Пределы – только фантазия человека. Каких только приложений нет сейчас, только стоит «зайти» в iTunes Store. В реальной же жизни есть ограничения в виде всем нам известных законов физики, которые приходится учитывать – есть закон сохранения энергии, существуют силы трения, сила притяжения на Земле... Нельзя, например, сделать сверхпрочный самолет с бассейном, с рестораном и катапультой для каждого пассажира, т.к. он просто не полетит.

Почему нужна именно промышленная революция? Потому что во многих отраслях мы достигли предела существующих технологий, в то время как идеи и интеллектуальные разработки ушли далеко вперед. Это хорошо видно на примере роботостроения. Создатели роботов решают две основные задачи: разработка искусственного интеллекта (вместе с усовершенствованием алгоритмов управления) и создание эффективной механики робота (материальная составляющая). Возможности в разработке искусственного интеллекта потенциально не имеют предела, точнее, они ограничены только знаниями и существующими умами самого человечества. Здесь нужно просто придумывать, творить, разрабатывать новые алгоритмы и коды, и во время этого процесса рамки все сильнее раздвигаются, так как знания растут, и человечество, если можно так выразиться, «умнеет». То есть, в деле создания искусственного интеллекта ученые ничем не ограничены, тут невероятный простор – вся Вселенная.

И совсем иначе дела обстоят с конструированием тела робота. Здесь мы ограничены в использовании материалов и технологий. Что имеется сегодня в распоряжении робототехников? Металлы, пластик, дерево, гидравлика, электрические приводы… Этого для создания эффективного робота не достаточно. К примеру, рука робота-манипулятора, как правило, слабее и инертнее человеческой руки сопоставимого размера. У робота в сочленении стоит небольшой двигатель, но ни один двигатель такого размера не в состоянии вырабатывать такое же усилие, которое вырабатывает человеческая рука – таких двигателей просто пока нет.. Скорости реакции зависят от электронной начинки систем управления, а они в свою очередь – от существующих процессоров. Прорыв может произойти только при появлении принципиально новых материалов, которые дадут возможность разработать принципиально новые механические схемы. В нашем примере с рукой это может быть упругий материал, который будет работать так же, как человеческая мышца. Смотрели по Discovery Чемпионат мира по футболу между роботами? Команды роботов-андроидов играют в футбол друг против друга, анализируя и принимая решения. Это торжество искусственного интеллекта. Вот только двигаются эти роботы пока очень неуклюже.

Практическое применение новых материалов и технологий неизбежно потребует промышленного перевооружения, причем кардинального, по-настоящему революционного. Можно сказать, новая промышленная революция в некоторых отраслях уже началась. И скоро мы увидим, как она поэтапно, отрасль за отраслью, охватит всю современную промышленность.

Попытаюсь объяснить на одном частном примере. Автомобилестроение. Сегодня во всем мире производятся, в основном, автомобили, работающие на двигателях внутреннего сгорания. Традиционная схема, применяемая с начала прошлого века постоянно совершенствуется, но принципиально не меняется. Принципиальная схема автомобиля на двигателе внутреннего сгорания за эти сто с лишним лет не претерпела серьезных изменений – это кузов, колеса, сам двигатель, коробка передач (трансмиссия), редуктор с полуосями Крупные автомобилестроительные компании тратят огромные деньги на исследования (R&D), чтобы, главным образом, преодолеть силу трения в механизмах. Борьба идет уже за какие-то сотые доли процента КПД. Деньги вкладываются огромные, эффект получается незначительный, потому что мы уже приближаемся к тому пределу, который имеют все механические узлы.

Но в автомобилестроении не так давно произошел прорыв, совершенный компанией Tesla. Прорыв заключается не в том, что они изобрели электромобиль – его изобрели давно, – а в том, что они создали инфраструктуру. Для того, чтобы потребитель мог этим электромобилем нормально пользоваться. Прежде всего, они создали систему подзарядки автомобиля, и всю необходимую инфраструктуру для этого. И электромобили, которые выпускаются Tesla, стали популярны, получили спрос. Тот факт, что Tesla выходит на китайский рынок, свидетельствует о значительном расширении рынка сбыта электромобилей. Их популярность будет только расти, и электромобили будут вытеснять традиционные автомобили с двигателями внутреннего сгорания.

Чем принципиально электромобиль отличается от автомобиля на бензине или на газе? Во-первых, и это очевидно, он не потребляет углеводородное топливо. В нем нет двигателя внутреннего сгорания, нет коробки передач, нет редукторов, мостов, полуосей, всех зубчатых передач – ничего этого просто не нужно. Так вот все эти узлы и агрегаты состоят из десятков тысяч деталей. Все это производится на дорогих станках, с использованием сложных и трудоемких технологий в обработке металлов. И теперь их не нужно будет производить в таком количестве.

Как это повлияет на промышленность? Очевидно, что снизится потребление бензина. Но будут и другие последствия. Снизится потребление стали, в первую очередь, дорогой высоколегированной стали. Снизится потребление лубрикантов – различных смазок, масел. По идее, в результате в машиностроении снизится спрос на производство таких узлов.

В то же время, увеличится производство электродвигателей современной конструкции. Новая тенденция - электродвигатели на ниодимовых магнитах имеют на порядок (10+) меньшие по сравнению с двигателем внутреннего сгорания габариты, вес, размеры двигателя. Значит, вырастет потребление редкоземельных металлов, например, неодима.

Аккумуляторные батареи – это большая составляющая в электромобилях. Здесь борьба уже идет за емкость, вес, и то, в каких условиях способны эти батареи работать. Потому что сейчас батареи, которые используются в мобильных телефонах, в электромобилях, не могут работать при температурах ниже 0 по Цельсию. И вот здесь - огромное пространство для развития, потому что предел еще не достигнут, и его пока не видно. Здесь огромный потенциал для R&D. И повышенный спрос на литий и те же РЗМ.

Это один из примеров, показывающий, какое влияние применение новых технологий может оказать на машиностроение, которое, по сути, является основой современной промышленности. Аналогичные процессы происходят и в других отраслях в той или иной мере.

Когда-то двигатель внутреннего сгорания вытеснил паровую тягу. И мир перевернулся.

Новая промышленная революция будет основана на прорывных технологиях. Многие из них разрабатываются в Силиконовой долине. Появление на свет и коммерческое применение новых технологий, которые обеспечивают прорыв, и создают предпосылки для новой промышленной революции. Мир уже подошел к тому порогу, когда в большинстве отраслей промышленности дальше развиваться уже некуда. Возможности только на принципиально другой орбите.

Подробнее

Государство переработало в промышленности

24 Апреля 2014

Автор: Ерлан ОСПАНОВ, генеральный директор инвестиционной ГК «Верный капитал»

Ссылка на источник: http://www.kursiv.kz/freshkursiv/details/industry/Gosudarstvo_pererabotalo_v_promyshlennosti/

Казахстан вступает во вторую индустриальную пятилетку – следующий цикл реализации Государственной программы по форсированному индустриально-инновационному развитию (ГПФИИР). Но правительство уже заявило, что новый этап будет отличаться от предыдущего, причем весьма существенно.

Начну с притчи про Клеопатру и Марка Антония, которых связывал один из самых драматических романов в истории. Однажды Марк Антоний отправился на рыбалку. Ему не повезло – клева не было. Но, наверное, еще сильнее его огорчало то, что свидетельницей неудач была сидящая рядом Клеопатра. Поэтому он приказал своим слугам незаметно под водой насаживать рыбу ему на крючок. Египтянка прикидывалась изумленной, хотя, конечно, разгадала хитрость Антония. На следующий день царица приказала одному из своих людей насадить Антонию на крючок вяленую рыбу. После того, как Антоний под общий хохот вытянул удивительную добычу, Клеопатра сказала: «Император, оставь удочки нам! Твой улов – цари, города и материки».

Правительство проанализировало результаты ГПФИИР-1 и попыталось сделать выводы. С одной стороны, многое сделано – согласно официальным данным, создано более 500 реальных проектов, удалось избежать роста безработицы в обрабатывающей индустрии, повышается производительность труда в промышленности в целом. 

Однако ряд ключевых задач, которые была призвана решить ГПФИИР, практически не решены. В частности, не преодолена сырьевая направленность нашей экономики: экспорт продукции обрабатывающих секторов растет, но экспорт добывающих отраслей его опережает. Доля обрабатывающей промышленности в структуре промышленного производства увеличилась, но незначительно – менее чем на 1%. Основной причиной, которую называет и само правительство, является низкая инвестиционная активность в обрабатывающей промышленности.

На мой взгляд, одной из главных причин сложившейся ситуации является слишком активное вмешательство государства в конкретные бизнес-проекты. Правительство определяет, где и какой завод должен быть построен, как обеспечить его сырьем, квалифицированными кадрами. Проект опекается буквально на каждом этапе. А затем, когда что-то идет не так, государство пытается решить проблему. Однако, это редко приводит к успеху: как признал министр индустрии и новых технологий Асет Исекешев – «вопрос рынка выше чиновничьих усилий».

Однако «Кесарю кесарево, а Богу Богово». Государство не может работать за бизнес – просчитывать риски, составлять бизнес-планы, думать о маркетинге. Должны быть созданы необходимые условия для инвестиций в те или иные отрасли промышленности, и если эти условия будут привлекательными, капитал туда придет сам.

Какие это условия?

Во-первых, инфраструктура, прежде всего базовая. Отсутствие инфраструктуры ограничивает развитие бизнеса, наличие – наоборот, стимулирует. Государство должно ее строить. Кроме него никто такие проекты внедрять не будет – бизнесу это не по силам и не в приоритете. Для одних видов производства – это дороги, для других – доступ к электроэнергии, для третьих – энергоносители, для четвертых – обеспечение водой и так далее. Всем известен феномен «сингапурского чуда». Оно началось с острова Джуронг, с того, что там на площади в три с половиной тысячи гектаров были проложены дороги, канализация, дренаж, линии электро-, газо- и водоснабжения. Не будь там готовой инфраструктуры, вряд ли мировые компании-гиганты построили бы там свои заводы.

Во-вторых, это производственная инфраструктура. С одной стороны, нужно развивать высокотехнологичные производства с высокой добавленной стоимостью. С другой – такие производства крайне сложно строить без наличия смежников или поставщиков базовых материалов и комплектующих. С точки зрения реализации это, возможно, самое сложное, но нужно понимать важность и создавать условия для развития.

В-третьих, однозначная, прозрачная и хорошо администрируемая налоговая система. Да, сам уровень налогообложения в Казахстане приемлемый – это факт. Но жить по принципу «заплатил налоги – спи спокойно» бизнесменам так и не удается. Потому что в любой момент может прийти проверка, которая доначислит налоги и пеню, а дальше – суды, выяснение истины, переписка и бесконечные споры, в ходе которых выясняется, что требования налогового законодательства можно трактовать как минимум двояко, и все варианты окажутся соответствующими закону. И все это время деятельность предприятия затруднена или даже парализована.

Немаловажным фактором является предсказуемость фискальной и регуляторной политики в отношении тарифов для таких отраслей, как, например, телеком, авиация или энергетика. Бизнес привык просчитывать риски, и любая неопределенность закладывается в бизнес-план с запасом. Если инвестор уверен в том, что налоги, пошлины, регулируемые тарифы останутся неизменными в течение хотя бы 5-10 лет, он вложится в проект, а когда такой уверенности нет, ему проще отказаться. 

В-четвертых, я бы предложил провести ревизию законодательства и исключить двойные толкования тех или иных положений законов. Давайте снова посмотрим на эту проблему глазами потенциального инвестора: если я не уверен в том, что мои действия признают законными в суде, я вряд ли даже пальцем пошевелю, не говоря уже о вложении крупных средств в производство. Бизнесу нужна определенность – законодательные нормы должны иметь четкое, единственное и простое толкование. Пока это не так.

В-пятых, это защита прав частной собственности и независимость судов от государственных органов, по сути, базовые основы. Пока мы не видим однозначности в этом вопросе: если, например, предприниматель судится с налоговой, то, как правило, суды априори – на стороне государства. Защититься предпринимателю в суде в споре с государством крайне проблематично, а от неправомерных действий силовиков – практически невозможно.

Конечно, заниматься этими вопросами – не так увлекательно, а главное – не так эффектно, как открывать новые проекты. Да и с популистской точки зрения открытие любого завода – дело более выгодное: есть конкретный проект с конкретными параметрами, с цифрами по производительности и по занятости, благодаря которым людям можно объяснить, чем именно занимается правительство. Но нигде в мире правительство не занимается строительством и развитием отдельного завода, вплоть до поиска поставщиков комплектующих, – такой подход не работает.

Правительство, проделав рутинную, тяжелую, но такую важную работу, создает необходимые условия. И только после этого придет бизнес – сам, возьмет на себя все риски – сам и откроет конкретные производства – тоже сам.

Подробнее

Лучшие студенты «Университета Нархоз» получат именные стипендии Утемуратова

19 Апреля 2016

Автор: Анна Шатерникова

Ссылка на источник: http://www.kursiv.kz/news/obshestvo/lucsie-studenty-universiteta-narhoz-polucat-imennye-stipendii-utemuratova/

За последние 10 лет группа компаний «Верный Капитал» инвестировала порядка $40 млн в развитие Нового экономического университета имени Турара Рыскулова, администрация которого недавно объявила о смене названия вуза на «Нархоз Университетi» («Университет Нархоз», Narxoz University). Такие данные озвучил известный предприниматель Булат Утемуратов в ходе презентации новой концепции развития одного из старейших экономических вузов страны и региона.

За последние 10 лет группа компаний «Верный Капитал» инвестировала порядка $40 млн в развитие Нового экономического университета имени Турара Рыскулова, администрация которого недавно объявила о смене названия вуза на «Нархоз Университетi» («Университет Нархоз», Narxoz University). Такие данные озвучил известный предприниматель Булат Утемуратов в ходе презентации новой концепции развития одного из старейших экономических вузов страны и региона.
По словам Булата Утемуратова, на протяжении всех этих лет доход от деятельности университета не изымался акционерами, а инвестировался в развитие учебного заведения. Дополнительно были инвестированы средства в техническое оснащение, развитие спортивной и социальной инфраструктуры, модернизацию учебного процесса, привлечение международных экспертов. «Преобразование университета было для нас одним из важнейших некоммерческих социальных проектов, потому что для развития экономики страны важно создание достойной образовательной системы, фундаментальной базы, опирающейся на лучшие мировые практики», - отметил Булат Утемуратов. В жизни вуза бывали и тяжелые времена, когда имел место дефицит финансирования и квалифицированных кадров, отсутствовал доступ к новейшим международным практикам высшего образования, и, что ни для кого не было секретом, в порядке вещей была коррупция, для борьбы с которой пришлось ввести даже должность «профильного» проректора.

Новый топ-менеджмент во главе с ректором Кшиштофом Рыбиньски рассказал о проведенных реформах. Объясняя причины, по которым было решено в качестве официального названия университета выбрать то, которое на протяжении нескольких десятилетий жило в народе, но не было обозначено на вывеске, ректор «Университета Нархоз» пояснил, что дело в бренде.

Вуз существует с 1963 года, после обретения Казахстаном независимости его неоднократно переименовывали, но название «Нархоз» оказалось сильнее веяний времени. Сегодня университет стремится соответствовать высоким стандартам. «Над подготовкой студентов по каждой специальности мы работаем не менее чем с двумя партнерами, модернизировали учебные дисциплины. Так, вместо специальности «Организация и нормирование труда», которая существовала в советские годы, была разработана программа по HR-менеджменту. При университете на протяжении полугода совместно с клубом молодых предпринимателей действует первый в Казахстане коммерческий бизнес-инкубатор. За это время разработано пять стартапов, два из которых студенческие, а три – городские», - рассказал Кшиштоф Рыбиньски.
Разработан проект внедрения в учебный процесс современных технологий в сфере IT. В будущем году предстоит внедрить информационные системы, которые позволят вести учет посещаемости и успеваемости студентов, обеспечат учащимся и преподавателям доступ через мобильное приложение ко всем необходимым системам.
По мнению генерального директора группы компаний «Верный Капитал» Ерлана Оспанова, подобные реформы позитивно воздействуют на уровень бизнес-образования в целом, хотя, признал спикер, в Казахстане по-прежнему не так много вузов, которые обеспечивают качественную подготовку специалистов в области бизнеса. В связи с этим определенные надежды представители бизнес-сообщества возлагают на предстоящий переход к международной аккредитации вузов. «Диплом государственного образца – это, по сути, гарантия государства за качество образования, которое было дано тому или иному студенту. Это значит, что вуз не должен предпринимать серьезных усилий, чтобы работать над качеством обучения, есть диплом – и этого достаточно. Отмена дипломов гособразца послужит серьезным толчком для развития конкуренции между вузами, каждый университет будет отвечать за себя лично, а не государство за вузы, и тогда станет понятно, чего стоит тот или иной диплом», – выразил мнение Ерлан Оспанов.
Между тем, акционер «Университета Нархоз» объявил о намерении продолжить реализацию стипендиальной программы для лучших учащихся. Группа компаний «Верный Капитал» предлагает пять именных стипендий Булата Утемуратова «Будущие бизнес-лидеры», а также 100 стипендий для программы бакалавриата, которые будут спонсироваться группой компаний «Верный Капитал» совместно с АО ForteBank, начиная с сентября 2016 года.

Также Булат Утемуратов объявил о создании Эндаумент Фонда, в рамках деятельности которого выпускники, в разные годы вышедшие из стен Нархоза, смогут оказать помощь талантливым студентам, поддержжать предпринимателей и авторов перспективных проектов, Эта поддерка актуальна в период кризиса, когда страна нуждается в собственных квалифицированных кадрах для успешного преодоления глобальных вызовов, но многие родители не в состоянии оплатить качественное обучение детей, добавил предприниматель. 

Подробнее


Газета «Бизнес&Власть»

Кому кризис, а кому возможности

8 Ноября 2013

Автор: Ерлан ОСПАНОВ, генеральный директор Группы компаний «Верный Капитал»

Мы привыкли воспринимать слово «кризис» как синоним слова «проблема». Между тем, кризис – это переломный момент, некое испытание на прочность, который может завершиться для бизнеса, как банкротством, так и новым ростом. Именно так призывал своих соотечественников относиться к кризису Джон Кеннеди, который, выступая в 1959 году, сказал ставшую впоследствии знаменитой фразу: «В китайском языке слово «кризис» состоит из двух иероглифов: один означает «опасность», второй - «возможность». Экономический кризис, конечно, влечет проблемы, но одновременно он открывает новые возможности – как для инвесторов, так и для объектов инвестиций – самих предприятий.

В бизнесе private equity есть определенный цикл  - покупка актива на спаде и продажа при максимальном росте. Причем спад бизнеса может быть связан не только с макроэкономикой, но и индустриальным цикличным спадом, а также с внутренней стагнацией предприятия. Это характерно как для развитых, так и для развивающихся рынков.

Например, в России, по оценкам RWM Capital, в 2012 году произошел рост числа сделок (в 1,5 раза) и объема сделок (в 2 раза) в сфере private equity по сравнению с 2011 годом. При этом на общем рынке слияний и поглощений количество сделок сократилось на треть, а объем рынка снизился на 35% по сравнению с 2011 годом.

Объяснение простое: время спада – это время новых возможностей для private equity. Вместе с тем, это и время новых возможностей для тех компаний, которые private equity funds покупают.

Когда происходит кризис, все падает в цене, в том числе, и сами компании, потому что у них падают доходы, резко снижаются цены на услуги и товары. Не все компании выдерживают, и, соответственно, их стоимость значительно уменьшается.  Или другой – «мирный» - пример. Компания может просто достигнуть «потолка» в росте – для дальнейшего развития необходимо новый масштаб возможностей и ресурсов.  И вот тут приходят прямые инвестиции…

Кто-то может спросить: «Выходит, private equity просто пользуются ситуацией?» Да, можно сказать и так. Но ведь не private equity инвестор управлял компанией, когда она остановилась в росте или  что значительно упала в цене. Очевидно, это была недоработка, а иногда и откровенная ошибка менеджмента, который управлял такой компанией и допустил стагнацию или падение. Видимо, менеджеры расслабились в период подъема и не думали о том, что вслед за ростом неизбежно следует спад.

Эндрю Гроув, CEO компании Intel написал книгу «Выживают только параноики», в которой четко написано, почему это так. Хороший менеджер всегда должен быть готов к кризису – Гроув называет это «стратегически переломным моментом». А для этого надо всегда «держать нос по ветру», следить, куда движется рынок. Иначе менеджер превращается в «парня, который всегда все узнает последним»: у него есть понимание, куда надо вести компанию, но оно уже устарело, не соответствует актуальным требованиям рынка. Вот так компании и оказываются в сложной ситуации.

Итак, когда приходят стагнация или кризис, private equity выходят на арену. Они начинают покупать то, что упало в цене, те компании, на которые кризис оказал наибольшее влияние. Они покупают эти компании, начинают приводить их в чувство: разбираются с завалами в корпоративных финансах, привлекают финансирование, приводят профессионалов, ставят производство. Кроме того, private equity имеют самый широкий опыт, видят ситуацию глобально,  понимают, что можно сделать, чтобы компанию улучшить, вывести ее в лидеры на рынке. То есть, по сути, они приходят на помощь и бизнес оживает. Появляются новые конкурентоспособные продукты, создаются рабочие места, становится реальностью устойчивый рост.

Когда наступает период роста, осуществляется выход – компанию продают на фондовом рынке или стратегическим инвесторам.

Известно, что в рынке действует принцип «выживает сильнейший».  Я бы сказал, что выживает умнейший и самый настойчивый. И прямые частные инвестиции работают в соответствии с этим принципом, помогая тем компаниям, которые имеют потенциал для роста. Если же какой-то бизнес организован с большой ошибкой, и смысла ему помогать нет, он никакой ценности в экономику не приносят, кроме того, что делает затраты и убытки, никто их не спасет. И private equity вряд ли заинтересуется таким бизнесом.

Многие бизнесмены начинают это понимать и сами предлагают сотрудничество компаниям private equity. Чаще всего они просто ищут новые источники финансирования, так как привычные – например, банковские кредиты, становятся в период кризиса недоступными. Но со временем приходит понимание того факта, что прямые инвестиции – это не просто альтернативное финансирование в обмен на часть бизнеса, это реальная, мощная помощь бизнесу, получив которую, он становится на ноги.

Представьте двух туристов, которые остановились в лесу на ночлег. Под утро они просыпаются от какого-то шума. Выясняется, что на поляне рядом с ними возится медведь. Один из туристов начинает как можно тише отползать в кусты. А другой натягивает и зашнуровывает кроссовки. Первый: удивляется: «Ты что делаешь? Ты же все равно не сможешь бежать быстрее медведя!» А второй ему отвечает: «Мне и не надо бежать быстрее медведя. Мне достаточно бежать быстрее тебя».

Private equity учит бизнес выживать в кризис - бежать быстрее других участников рынка.

Таким образом, компании, работающие в сфере прямых инвестиций, рассматривают кризис как время возможностей, поскольку в этот период, с одной стороны, падает стоимость активов, с другой – у бизнеса появляется потребность в профессиональном партнерстве с private equity funds.

Подробнее

Private Equity: от входа до выхода

1 Ноября 2013

Автор: Ерлан Оспанов, генеральный директор Группы компаний «Верный Капитал»

Об инвестициях в Казахстане знают не очень много. Но еще меньше – о private equity. Между тем во всем мире это один из самых важных инструментов развития экономики. Например, в США только во втором квартале 2013 года фонды private equity инвестировали в экономику более $70 млрд. Значение private equity в Казахстане тоже растет – только «Верный Капитал», который я возглавляю, управляет инвестициями общим объемом более $4 млрд.

Что же такое private equity? Наиболее точно смысл передает недословный перевод на русский язык – «прямые инвестиции». Это по-настоящему прямые инвестиции, то есть они делаются напрямую в компанию. Покупается доля в компании, и инвестор сам занимается управлением этой компании, включая оперативное управление, чтобы увеличить стоимость компании, совладельцем которой он является – реальным совладельцем, разделяющим как прибыль, так и риски.

В Казахстане наиболее заметны и широко обсуждаются в обществе стратегические инвестиции – когда предприятие покупает крупная, чаще всего международная компания, обладающая значительным опытом работы в данной отрасли. За примерами далеко ходить не надо, они у всех на слуху – ArcelorMittal, Chevron, GlencoreXstrata, SsangYong. Да, это тоже можно назвать прямыми инвестициями. Но в отличие от классических private equity в данном случае инвестором выступает не институциональный игрок, который работает на инвестиционном рынке, а глобальная компания, для которой это, по сути, расширение бизнеса.

Компании, занимающиеся private equity, ищут недооцененные предприятия в самых разных отраслях, чтобы вложить средства в их рост, в увеличение их стоимости, а затем продать. Конечно, есть примеры фондов прямых инвестиций, которые предпочитают вкладывать средства в ограниченный круг отраслей, скажем, только в сырьевой сектор или в IT. Но, как правило, никакой отраслевой специализации нет – отличие между фондами заключается только в инвестиционной стратегии. Например, инвестиционная компания «Верный Капитал» в настоящее время управляет портфелем, состоящим из самых разных активов – от сырьевого сектора («Преображенскнефть» в России, «Орион минералс» в Казахстане) до производства цемента (Южно-Кыргызский цементный завод в Кыргызстане).

Как же компаниям, занимающимся прямыми инвестициями, удается успешно управлять самыми разными бизнесами? Для этого они привлекают специалистов в конкретных отраслях. Именно поэтому private equity – самые большие друзья кадровых агентств: мы всегда ищем специалистов. Private equity собирает под своей крышей лучших менеджеров и лучших экспертов, потому что их главная задача - улучшить производительность компании и сделать ее более сильной, более конкурентоспособной. Прямые инвестиции – это фактор не только источник капитала для компаний, которые в нем нуждаются, но и важнейший фактор экономического роста и внедрения инноваций

У компании «Верный Капитал» есть и свой рецепт – практически  в каждом нашем проекте мы привлекаем партнера, обладающего опытом в данной сфере. Например, построив первый в Боровом пятизвездочный отель, мы привлекли в качестве партнера всемирную сеть Rixos. Южнокыргызский цементный завод мы построили по самым современным технологиям вместе с партнером – известной компанией Italcementi.

Признаюсь, такой партнерский подход не совсем соответствует общемировой практике работы private equity – как правило, компании по управлению прямыми инвестициями стремятся все делать сами, без партнеров, но приглашая в свою команду специалистов. Мы осознанно поступаем иначе. Почему? Такие гиганты private equity, как Blackstone или Apollo, либо имеют в своей команде специалистов высокого класса, обладающих экспертизой в той или иной отрасли, либо достаточно легко могут привлечь таковых на конкретный проект. Нам сложно конкурировать за отдельных экспертов. Поэтому мы предпочитаем привлекать в проект компании, обладающие опытом в данной сфере и имеющие необходимых специалистов высокого уровня. Таким образом, партнерство дает активу наилучший опыт и новейшие технологии, за которые не жаль поделиться прибылью.

Иногда private equity упрекают в том, что они покупают активы как можно дешевле, а затем продают как можно дороже. Такие упреки характерны для развивающихся рынков – в Европе и США это воспринимается как само собой разумеющееся, как суть экономики. На самом деле мы покупаем недооцененные компании или компании, находящиеся в кризисе, затем целенаправленно повышаем их ценность - оздоравливаем, развиваем, делаем лучше и только потом продаем. Фактически мы улучшаем не только конкретные компании, но и способствуем улучшению ситуации в отрасли и экономике в целом. А после того как мы помогли компании выздороветь, окрепнуть, мы продаем ее тем самым стратегическим инвесторам, о которых написано выше. Им-то как раз и нужен хороший доходный бизнес, который улучшит их показатели.

Дело в том, что покупатель приобретает актив дороже не потому, что кто-то заставляет его под дулом пистолета. Он реально видит, что актив стоит таких денег. Почему же он не купил его раньше, когда тот был дешевле, но покупает теперь, когда актив подорожал, побывав в руках private equity?

Ответ очевиден: значит, этот актив стал стоить дороже! Значит, благодаря private equity стоимость этого актива увеличилась. Как это произошло? Скорее всего, потому что был улучшен продукт, который эта компания производит, или сервис, который она предоставляет.

Логика проста: если доходы компании выросли, значит, продукт стал продаваться лучше, значит, он стал более полезным для покупателя. Потому что покупатель голосует кошельком. Почему Apple дорогая компания? Потому что она производит продукты, которые многим нравятся, и их покупают, даже, может быть, переплачивая по сравнению с аналогичными товарами.

В крупных городах Казахстана довольно много ресторанов быстрого питания. Но все они предлагают примерно одно и то же. Мы привели новый для нашей страны бренд – всемирно известный Burger King. Поскольку это международная сеть, они обеспечивают соблюдение самых высоких стандартов приготовления пищи, система отбора продуктов гарантирует их высокое качество. Кроме того, это уникальный продукт – котлеты для бургеров они готовят исключительно на гриле, без масла. И оказалось, что покупатель ждал именно этого. Откуда мы это знаем? Потребитель голосует, покупая именно этот продукт – тот, который отличается от всех остальных предложений на рынке.

Потребитель выигрывает. Производитель наилучшего продукта Burger King выигрывает. Инвестор, вложивший средства в это производство, в данном случае «Верный Капитал», выигрывает. Выигрывают и общество, и экономика в целом.

Другой пример. Когда компания «Верный Капитал» приобретала Васильковский ГОК, доходы от продажи золота едва покрывали себестоимость его добычи и переработки. В таких случаях есть два объяснения: либо цены на рынке низкие, либо производство выстроено неэффективно, а затраты завышены. Как это нередко бывает, на Васильковке присутствовали оба эти фактора: цены на рынке золота в тот момент были крайне низкими, а для его добычи на ГОКе применялись устаревшие технологии. «Верный Капитал» был не первой компанией, купившей Васильковку, но все предыдущие инвесторы ушли несолоно хлебавши. Конечно, сегодня, зная, за какую цену мы спустя несколько лет продали Васильковский ГОК – ныне крупнейшую золотодобывающую компанию Altyntau Recourses, можно говорить о том, что мы купили Васильковку дешево. Но это досужие разговоры, к реальному бизнесу отношения не имеющие. Мы купили этот актив по справедливой на тот момент цене, заплатив ровно столько, сколько он тогда стоил с учетом его состояния, как технологического, так и экономического. И продали по справедливой цене – его стоимость за то время, пока мы занимались его развитием, действительно выросла в несколько раз.

Конечно, сказалось благоприятное изменение конъюнктуры рынка и значительный рост цен на золото в мире, которое мы прогнозировали, но все же не ожидали, что цена вырастет настолько значительно – почти в 2,5 раза. Однако одним из главных факторов успеха стала революционная модернизация производства и подбор правильной технологии. Васильковское месторождение большое, но очень сложное для освоения, прежде всего, из-за «трудной» руды: 65% частичек золота, содержащихся в руде, имеют размеры около 6 микрон (мелкодисперсное золото) и находятся в так называемой сульфидной рубашке, руда залегает глубоко. Поэтому пришлось разрабатывать уникальную технологию и закупать специальное оборудование. Здесь-то и проявились положительные аспекты нашего стремления привлекать партнеров – в данном случае нам большую помощь оказала компания Glencore. Мы вместе отработали технологию, привлекли более $700 млн на строительство всего производственного комплекса. И если в 2006 году на ГОКе производилось полтонны золота в год, то сейчас компания работает практически на своей проектной мощности, производя более 9 тонн чистого золота ежегодно. Неудивительно, что, когда мы выходили из этого проекта (в private equity используется термин exit), нам удалось продать его в несколько раз дороже, чем мы его покупали.

Еще один вопрос, который довольно часто задают: откуда у вас деньги для таких инвестиций? Тут тоже все просто: это деньги частных пайщиков. Наверное, все прекрасно понимают, откуда берет деньги банк. Это деньги вкладчиков. Ведь, если у вас есть деньги, вы же не будете искать, кому дать их в кредит, чтобы вам выплатили проценты? Вы просто кладете их в банк и спокойно спите. А банк всю работу делает за вас: он собирает эти деньги в большой пул, потом выдает кредиты и т. д.

Точно так же и в private equity – это деньги, которые частные инвесторы доверили фондам, которые управляются специальной компанией. Они собирают инвесторов, объединяют в большой капитал и затем направляют этот капитал в определенные инвестиции. Пайщики доверяют свои деньги тем, кто умеет их грамотно вкладывать, чтобы получать максимальную прибыль на выходе.

Private equity еще и организуют необходимое финансирование. Общее правило – собственные деньги дороже, чем заемные. Когда предприятие больно, нуждается в финансовых инъекциях, оно некредитоспособно. Мы же как инвестор предоставляем необходимые гарантии банку, в том числе залог, находим наиболее выгодную кредитную линию, на которую это предприятие без нас и рассчитывать не могло. Так действуют все компании private equity во всем мире, и во всем мире признается правильность такого подхода.

Один из моих коллег назвал private equity «бизнесом терпеливых». Это действительно так, потому что горизонт прямых инвестиций составляет не менее трех лет, а бывает, что и 6-7 и даже 10. Это стайерская дистанция, не каждый готов ждать так долго, потому что прибыль образуется только в конце пути – во время выхода из проекта. А exit можно запланировать, но обеспечить точные сроки выхода нельзя – тут, прежде всего, сказывается такой фактор, как макроэкономическая ситуация.

Впрочем, о том, как private equity ведет себя в период экономических спадов и подъемов, я расскажу на следующей неделе.

Подробнее

Топ-менеджеры top-class – кто они?

15 Ноября 2013

Автор: Ерлан Оспанов, генеральный директор Группы компаний «Верный Капитал»

Бизнес создают и развивают люди. Разрушают также они. Успех в бизнесе частных инвестиций - private equity - напрямую зависит от эффективности управляющих команд. Каждый новый проект требует новой «охоты за мозгами», нового поиска профессионалов. «Лучшие друзья private equity – это хедхантеры» - так шутят в мире. Поэтому мы вынуждены много знать о том, какие кадры сегодня востребованы, и как эффективно организовать поиск персонала, как стимулировать найденных профи работать результативно, с высокой отдачей.

Если раньше, 7-10 лет назад, процесс поиска и найма кадров был похож на покупку, то теперь это больше напоминает маркетинг. Поясню. Если раньше нужного человека просто «покупали» – предлагали ему зарплату и стандартный имеющийся в компании пакет компенсаций, то теперь все иначе. Компании ищут талантливых, высокоэффективных специалистов, отвечающих конкретным уникальным требованиям, и готовы рассматривать структуру их мотивации  и «пакетировать» специальное  предложение для данного конкретного кандидата. Если кандидат заинтересован в профессиональном развитии, компания может предложить ему специальную программу обучения, если главная проблема кандидата – квартирный вопрос, компания может компенсировать кандидату решение этого вопроса, если же он хочет иметь возможность отдыхать больше дней для реализации своего хобби, компания может пойти и на это. Конечно, все это справедливо только для тех случаев, когда специалист действительно высококлассный, тот самый, в котором нуждается компания. Ведь высококлассные профи top-класса востребованы в любой стране мира. Их не так просто заинтересовать – как правило их нынешняя работа уже интересна с точки зрения дохода и развития. Но в случае, когда  мы не можем найти необходимый уровень компетенций и опыта внутри страны, мы должны суметь купить на внешнем рынке труда. Такие люди стоят немало, но они того стоят. На собственном опыте мы убедились в том, что если уже приглашать экспата – то только лучшего, а значит и дорогого профи. Дешевые и сговорчивые экспаты – это, как правило, балласт, невостребованный  на своем рынке. Привлекая опытного, профессионального экспата,  мы решаем две задачи – быстро и результативно запускаем все необходимые процессы в проекте и обеспечиваем обучение и передачу опыта от экспата нашим менеджерам. Он уедет, а бизнес будет развивать хорошо обученная, подготовленная команда.

Иными словами, процесс поиска персонала стал более сбалансированным, фактически превратившись в процесс гармонизации интересов работодателя и нанимаемого профессионала «первого эшелона».

Какие же топ-кадры сегодня востребованы на рынке труда? Я бы хотел выделить несколько трендов, характерных, на мой взгляд, для мирового рынка – это требования, которым должны отвечать сегодня менеджеры из разряда Top Executive, чтобы быть конкурентоспособными в современном мире. Полагаю, эти качества могут служить ориентирами и для любого другого специалиста, если он хочет стать востребованным и достичь определенной планки.

Первый – глобальная мобильность. Топ-менеджер должен быть готов к перемещениям по всему миру. Он должен быть готов переехать в любую точку земного шара, потому что сегодня потребность в топ-менеджерах глобальна. Это не просто готовность передислоцироваться на несколько лет в другую страну. Топ-менеджеру уже недостаточно  быть профессионалом в своем деле, он должен постоянно анализировать своей опыт, чтобы иметь возможность в любой момент перенести этот опыт на любой из рынков, находящихся в разных стадиях развития.

Второй тренд – культурная адаптивность. Современный топ-менеджер должен быть гибким, легко адаптироваться в новой среде. Он должен уметь быстро и эффективно влиться не только в бизнес, но и в другую культуру. Известны примеры, когда управленцы высокого класса, обладающие уникальными познаниями в профессиональной сфере, не обладали навыками работы в мультикультурной среде, и новая культурная среда их просто выталкивала.

Третий тренд – рост значения репутации. Топ-менеджер формирует свой багаж, свою ценность не только в виде опыта, квалификации, но и собственной репутации. И это имеет абсолютно практическое значение – около 50% управленцев мы находим по рекомендациям, а значит, репутационный фактор становится решающим уже при самом первом приближении к кандидату. В свою очередь, для продвинутых топ-менеджеров очень важна репутация компании, которая его приглашает. Вот почему в последнее время пришло понимание того, что в репутацию надо инвестировать – как в личную репутацию, так и в репутацию бренда.

Четвертый тренд – это рост ценности  социальных и профессиональных связей топа или нетворкинг. Топ-менеджер высокого уровня должен иметь возможность быстро сформировать эффективную команду, иметь широкий круг общения с другими профессионалами разной специализации и уровня. Он должен, конечно, разбираться в людях, использовать внутренние резервы предприятия, которое поручено его заботам – это ставшие уже стандартными требования к любому управленцу. Но, как правило, для того чтобы быстро разобраться в ситуации, решить проблему с активами недооцененными, а иногда и депрессивными – конечно, ему необходимо быстро на ключевые направления поставить людей, которые уже обладают компетенциями, могут быстро мобилизовать внутренние резервы. Поэтому top-class управленец должен  иметь широкую сеть собственных социальных контактов по всему миру, с разными профессионалами из разных областей, которые готовы быстро переместиться географически, индустриально, чтобы составить новую команду. Времена одиноких звезд давно прошли: крупные компании интересует не только сам кандидат, но и кого он может привести за собой. Глобальная экономическая турбулентность на протяжении нескольких последних лет сформировала и новые потребности работодателя, собственника в поиске управленцев. Если раньше был высок спрос на тех, кто умеет организовать работу, раздать поручения, добиться их адекватного исполнения, в общем, контролировать процесс, то теперь иначе. От топ-менеджеров требуется высокий уровень вовлеченности в рабочий процесс. Грубо говоря, они должны  уметь сами делать «ручками» лучше, чем их подчиненные.

Собственник сегодня также ожидает от топ-менеджеров готовности разделить риски. Если 7-10 лет назад основной частью компенсации был фиксированный оклад, а бонус – приятным дополнением, то сегодня более адекватным считается подход, при котором кандидат готов оговаривать годовой доход, соглашаясь на уменьшение фиксированной составляющей и увеличение бонусной части, зависящей от результатов работы. При этом общей тенденцией является уменьшение фиксированной части и увеличение бонусной.

После «дела Энрона» были критически пересмотрены некоторые прежние подходы к управлению, считавшиеся приемлемыми в западной модели бизнеса, прежде всего, стало понятно, что цель не оправдывает средства. Сегодня от топ-менеджмента ожидают не оголтелой погони за прибылями, зачастую связанной с нарушениями норм бизнес-этики и даже законодательства. Сегодня топ-менеджер должен управлять на основе ценностей – через более сбалансированный подход, подразумевающий, что бизнес приносит пользу не только его владельцам, но и каждому из сотрудников, и обществу в целом.

Намеренно не называю общепринятые требования к менеджерам, из разряда, что называется, «must be» - например, умение находить общий язык с самыми разными людьми, стрессоустойчивость, самообучаемость и проч. Все эти качества нужны любому топ-менеджеру, но сегодняшний мир бизнеса предъявляет новые требования, о которых я и рассказал выше. Хотя если меня спросить о трех самых главных качествах эффективного менеджера, я выделю такие: способность давать правильные определения явлениям, умение классифицировать и расставлять приоритеты и  самое главное – четко проясненные ценности.  В этом основа эффективности руководителя любого уровня.

 «Верный Капитал» постоянно ищет специалистов для работы в наших активы . При этом, для нас важно не только найти правильного человека, но и сделать так, чтобы лучшие работали с нами долго. Чтобы из таких людей формировался наш «золотой инвестиционный десант», готовый к высадке в любой новой компании, поступившей в наше управлении. Поэтому сегодня мы активно внедряем программу ротации кадров в рамках группы. Мы отправляем наших специалистов  для  долговременной стажировки в The Ritz-Carlton в Москве, для того, чтобы они смогли работать в The Ritz-Carlton Astana, строительство которого планируется завершить в 2016 году. Мы также думаем над проектом по своего рода прикомандированию наших специалистов из управляющей компании к нашим активам – чтобы человек год-другой поработал  «в поле», расширил кругозор, приобрел новый опыт и был готов к передислокации на новый проект. Нас заботит и карьерный рост наших сотрудников: в управляющей компании возможностей для движения по карьерной лестнице у них немного, и мы даем им возможность вырасти вне пределов нашего головного офиса. Например, талантливый финансист, упершийся в карьерный потолок в управляющей компании, стал главным бухгалтером в одной из операционных компаний, а директор департамента корпоративных финансов управляющей компании стал руководить новой команией, работающей с инвестициями в малый и средний бизнес.

Но, конечно, основной приток кадров в наши инвестиционный проекты – пока извне. Как мы ищем и находим нужные нам кадры? Мы обращаемся в так называемые  агентства executive search, но сейчас они дают нам не более 4% кандидатов, которые затем принимаются на работу. Преимущественное число - до 50%, как я уже говорил, - это поиск  по рекомендациям. Оставшиеся 46% - это самостоятельный поиск, в том числе из открытых источников (интернет, социальные сети и т.п.)

Реальный пример. Мы искали девелопмент-директора в QSR – компанию, которая владеет франшизой «Бургер Кинг» и развивает эту сеть ресторанов быстрого питания в Казахстане. Два российских кадровых агентства искали нам человека полтора года. В конечном итоге, мы нашли нужного нам кандидата сами в течение двух недель. Просто решили взять человека не из фаст-фуда, а из ритейла, но с хорошим опытом девелопмента. Что касается особенностей развития бизнеса в данной конкретной сфере, их он постигнет быстро – мы вложимся в его обучение.

В первую очередь, мы ищем кандидатов в Казахстане, затем – в странах СНГ и дальнего зарубежья. И если нет подходящих претендентов, расширяем зону поиска. В принципе, сегодня люди готовы приехать в Казахстан практически из любой другой страны – за интересным опытом, ради работы в увлекательном проекте и/или в поисках более высокой оплаты труда. Казахстан – страна с молодой экономикой. У нас есть ценные, хорошие специалисты, но их пока немного. Поэтому мы ищем людей по всему миру, убеждаем их приехать поработать в наши активы, выполнить поставленные задачи и передать свой опыт местным специалистам. Те экспаты, которые не готовы делиться опытом, обучать, быть хорошими коучами местных команд нас не интересуют.

В процессе поиска мы можем менять критерии. Зачастую мы отдаем предпочтение тем кандидатам, которые, хотя и не во всем соответствуют заявленным требованиям, но имеют большой потенциал, ряд важных личностных характеристик, с отличными рекомендациями. Для нас важно, чтобы человек смог не только «развернуться» и реализовать себя, но и отдать максимальное количество знаний и опыта местным специалистам, которые останутся развивать этот бизнес после того, как контракт экспата закончится. Так мы получаем максимальную пользу для бизнеса.

Подробнее

Репутация как залог благополучия

31 Января 2014

Автор: Екатерина Корабаева

Почему инвестиционных управляющих волнует вопрос репутации'? Потому что, будучи нематериальным активом, репутация компании может привести к большим материальным последствиям. А именно - к росту или падению акционерной стоимости.

На этой неделе ГК «Верный Капи­тал» и консалтинговая компания Reputation Capital Group предста­вили результаты весьма интерес­ного исследования - «Наиболее уважаемые компании Казахста­на - 2013».

По словам директора Reputation Capital Group Олега Кершиса, успех компании основывается на людях, которые ее поддержи­вают. А поддержка невозможна без доверия. Чтобы стейкхолдеры доверяли компании, она должна соответствовать их ожиданиям по 7 ключевым факторам ре­путации: качество продукции или услуг, инновации, условия труда, качество корпоративного управления, корпоративное соци­альное гражданство, лидерство.

В результате правильно организованного репутационного менеджмента стоимость компании может увеличиться на 40-60%.

финансовые результаты работы. В результате правильно органи­зованного репутационного ме­неджмента стоимость компании может увеличиться на 40-60%. Поэтому системное управление репутацией - важнейшая основа благополучия компании.
Как оказалось, в Казахстане по­вышенный уровень доверия к ино­странным компаниям и брендам. И это, по словам управляющего директора по связям с обществен­ностью и корпоративным комму­никациям Жанны Пархоменко, оказалось весьма неожиданным, так обычно в подобных исследова­ниях в других странах лидируют локальные компании.
В Казахстане же в топ-5 наиболее уважаемых компаний вошли сра­зу две мультинациональные ком­пании - Nestle и Johnson&Johnson и три казахстанские - «Фудмастер», «КазТрансОйл» и «Эйр Астана».

Поэтому, по словам Жанны Пархоменко, становится очевид­но, что у казахстанского бизнеса есть открытая возможность для развития диалога с потребителя­ми и обществом, которая еще не полностью им используется.

Кроме того, исследование пока­зало, что наиболее уважаемыми отраслями Казахстана являются транспорт, пищевая промыш­ленность и телекоммуникации. При этом репутация двух отра­слей - транспорт и телекоммуни­кации - заметно выше в Казахс­тане, чем в мире. Другие отрасли страны находятся в общемировых трендах.
К тому же в топ-10 компаний с наилучшей репутацией в Казахс­тане вошли сразу три банковских института - Народный банк Казахстана (7-е место), Сбербанк (9-е место) и Казкоммерцбанк (10-е место). И это в то время как во всем мире доверие к банковскому сектору сильно пошатнулась из-за кризиса.

Ключевым драйвером репута­ции в Казахстане, как оказалось, является высококачественная продукция и услуги компании. В отличие от мировых тенденций, в Казахстане заметно больший вес имеет фактор «результативность» и меньший вес - фактор «ответственность». Для инвестиционной отрасли набор приоритетных репутационных драйверов несколь­ко отличается, хотя на первом ме­сте по важности также находится фактор «продукты и услуги» (в данном случае - качество внедря­емых инвестиционных проектов), на втором месте - «ответствен­ность».
Как отметила Жанна Пархо­менко, казахстанское общество ожидает, что инвестиционная компания должна быть не только эффективным инвестором, но и ответственным корпоративным гражданином. «Мы в «Верном Капитале» уделяем серьезное внимание этому вопросу: укре­пляем систему ответственной де­ловой практики и корпоративного управления в самой управляющей компании и активах группы, а так­же развиваем социально важный для общества инвестиционный проект - Казахский экономиче­ский университет», - поделилась она.

Ключевым драйвером репутации в Казахстане, как оказалось, является высококачественная продукция и услуги компании.

Подробнее

Зеленое будущее

11 Апреля 2014

Автор: Майра Медеубаева

В настоящее время Казахстан взял курс на внедрение зеленых технологий и экологического строительства. Первой ласточкой, возможно, станет комплекс TalanTowers в Астане компании «Верный капитал». Но перед рынком встала проблема — острая нехватка квалифицированных специалистов в данной области. Россия сделала первые шаги в этом направлении и готова поделиться своим опытом. Ксения Агапова первой в России получила лицензию международного аудитора BREEAM InUse и является аккредитованным специалистом LEED Green Associate, международным оценщиком BREEAM. В интервью «&» эксперт поделилась своими знаниями с казахстанскими коллегами.

Каковы стандарты экологического строительства?

Существует множество различных стандартов экологического строительства, есть национальные и международные, добровольные и обязательные, которые введены в Европе, Малайзии, США и других странах. Обязательные стандарты «зеленого» строительства связаны с регулированием строительной индустрии, это так называемые стандарты энергоэффективности. Сейчас в мире существуют два основных международных добровольных стандарта: британский BREEAM (Building Research Establishment Environmental Assessment Method — методика экологического исследования и оценки зданий) и американский LEED (Leadership in Energy and Environmental Design — «Руководство в энергоэффективном и экологическом проектировании»). Эти стандарты — лидеры рынка. Большинство стран стараются разработать внутренние национальные стандарты.

Стандарты экологического строительства оценивают здание по нескольким категориям экологичности: энергоэфективность, управление, выбор участка, отходы, материалы, водопотребление, транспорт, загрязнение, здоровье и благополучие. Категория «выбор участка строительства» означает, что, если здание находится в лесу, то это гораздо менее экологично, потому что, когда мы строим здание в лесу, то наносим больший ущерб экологии, нежели осуществляя строительство на старой заброшенной территории. Категория «транспортная доступность объекта» поощряет использование видов транспорта, альтернативных личному автомобилю, например, хорошую доступность общественного транспорта и наличие мер по стимулированию, допустим, велосипедного способа передвижения.Категория «энергоэффективность» определяет, насколько эффективно здание потребляет электроэнергию при помощи инженерных систем, оборудования, а категория «водоэффективность» показывает, насколько снижено потребление воды. Категория «отходы» нормирует, каким образом здание приспособлено для того, чтобы осуществлять раздельный сбор отходов. Категория «материалы» определяет экологические характеристики материалов, из которых построено здание, а категория «качество внутреннего пространства» оценивается по характеристикам: микроклимат, влажность помещения, комфортность температурного режима, соотношение естественного и искусственного освещения.

Какими специальными знаниями необходимо обладать, чтобы заниматься экологическим строительством?

Экологическое строительство — это сложная и комплексная дисциплина. В первую очередь специалист по экостроительству должен обладать знаниями в области строительства, проектирования, какие требования предъявляются к проекту, а также в общем плане должен понимать принципы экологии: как строительство воздействует на естественные процессы; что такое экосистема; каковы основные принципы ее формирования. Очень важно также наличие личностных качеств, таких как коммуникабельность и стремление к постоянному профессиональному росту.

Насколько экологическое строительство может в целом по стране сократить расходы на электроэнергию и уменьшить выбросы парниковых газов?

Основные ключевые факторы, благодаря которым коммерческие девелоперы занимаются «зеленым» строительством, — это рыночное признание, конкурентное преимущество и дополнительные гарантии хорошей среды для арендаторов. А вот экономия энергии для них отходит на второй план из-за спекулятивного характера развивающегося российского рынка, а также минимальной стоимости ресурсов для каждого конкретного объекта. Но если посмотреть на эту экономию в масштабах страны, то мы можем получить миллионы. «Зеленое» строительство выгодно в первую очередь государству. Мы живем в условиях избыточных ресурсов и считаем их экономию неважной. Тем не менее, нужно понимать, что каждый потраченный внутри страны киловатт энергии — это недопроданный на внешний рынок киловатт. По статистике, здания в Казахстане и России потребляют в три раза больше энергии, чем аналогичные объекты в Европе. У нас есть потенциал сократить энергопотребление в три раза — это говорит об огромном потенциале индустрии «зеленого» строительства.

В чем конкурентные преимущества экологических объектов по сравнению с обычными бизнес- и торгово-развлекательными центрами?

Более качественная среда для арендаторов — дополнительная лояльность сотрудников к арендатору. Когда работодатель выбирает более качественное здание, его команде приятно, что он о них заботится, выбирая не самое дешевое, а самое комфортное.

Следующее важное преимущество — это экономия ресурсов. Коммунальные платежи для бизнес-центров разного уровня составляют порядка 25% от общего объема платежей, связанных с арендой. Если рассчитать экономию операционных расходов на весь период аренды (5-10 лет), получается значительная сумма. Еще одним важным фактором является вклад в корпоративный имидж компании, особенно это касается транснациональных корпораций, у которых есть корпоративная социальная ответственность и они отчитываются не только по финансовым показателям, но и по показателям социальной ответственности. То, что они занимают здание с высокими показателями экологичности, позволяет им ставить необходимые галочки.

Сколько объектов экологического строительства на сегодняшний день в России и Казахстане?

В Казахстане сертифицированных зданий нет. TalanTowers — многофункциональный комплекс с бизнес-центром класса А и гостиницей Ritz Carlton, который строится в центре Астаны, скорее всего, станет первым таким зданием. Меня воодушевляет амбиция инвестора проекта — группы «Верный Капитал» — построить первое «зеленое» здание в стране и сертифицировать его по LEED.

В России за последние три года было сертифицировано по международным стандартам BREEAM или LEED около 30 проектов. Это очень серьезный показатель. К 2015 году планируется ввести порядка 1,5 млн кв. метров сертифицированных коммерческих площадей, что составит около 10% от общего количества сдаваемых в аренду помещений. Здесь заложен большой потенциал, в развитых странах этот показатель составляет от 14 до 25%. На Западе, где рынок «зеленого» строительства уже достаточно созрел, существует такое понятие, как дисконт за «незеленость». То есть здания, построенные без учета «зеленых» технологий, стоят меньше, потому что на рынке большое количество предложений, превосходящих по качеству.

Вы участвовали в подготовке исследования в области экологических стандартов в рамках проекта ПРООН в Казахстане по повышению энергоэффективности. Расскажите о его результатах.

Я проводила исследование о применении международных практик для разработки стандартов жилищного строительства, которые будут наиболее применимы в Казахстане. Какие выводы были сделаны из этого исследования? Всегда есть два пути развития. Первый путь — изобрести колесо и придумать свой национальный стандарт. Некоторые страны идут по этой линии. Но тут возникает проблема: такой путь является очень затратным и с точки зрения ресурсов, и с той позиции, что стране нужен большой научный потенциал в плане исследований в экологическом строительстве, чего в Казахстане на данный момент нет.

Второй путь — это использование международной практики: достижение определенной критической массы применения «зеленых» стандартов и затем адаптация международных стандартов на территории Казахстана, что является наиболее применимым методом. Кроме того, мы смотрели на факторы, которые могут тормозить внедрение «зеленых» технологий.

Это, прежде всего, низкое развитие рынка экологических строительных материалов, но любой рынок через это проходил — сначала ничего нет, но со временем все будет на должном уровне: стандарты, поставщики, технологии. Кроме того, нормативная база, которая за последние годы практически не обновлялась, тогда как на Западе регулярное обновление и модернизация нормативной базы происходят раз в 3-4 года. Важно понимать также, что для таких стран, как Россия и Казахстан, стимулирование «зеленого» строительства на начальных этапах внедрения со стороны государства может стать ключевым фактором развития.

Вы инициировали и провели одно из первых в России маркетинговых исследований в области экологического строительства и его восприятие игроками российского рынка недвижимости. Что показало данное исследование?

Мы проводили это исследование два года назад, и оно показало, что у игроков рынка в целом позитивное восприятие экологического строительства. Около 60% заявили, что они рассматривают внедрение «зеленых» технологий, вопрос — в каком объеме? Все игроки отметили, что от государства они не ждут никакой помощи, основной посыл — только не мешайте. Речь идет о нормативной базе — дело в том, что у нас есть нормы, противоречащие принципам «зеленого» строительства. Например, при проектировании вентиляции мы часто перезакладываемся, из-за этого здание потребляет больше энергии. Не знаю, как в Казахстане, но в России нельзя продавать энергию в сеть. То есть если здание будет производить солнечную энергию, то ее невозможно продать обратно, нужно либо потратить, либо копить в аккумуляторах. Наше правительство долго игнорирует данные законы, с одной стороны, о «зеленых» технологиях много говорится, но на самом деле нет заинтересованности государства. Причина проста: страна продает ресурсы, естественно, энергетическая безопасность для нас не стоит на первом месте, потому что много других болевых точек в стране.

Чтобы экологическое строительство приняло большие масштабы, чья должна быть заинтересованность — бизнеса или государства?

Для того чтобы проиллюстрировать естественное рыночное развитие рынка «зеленых» технологий, приведу в пример опыт рынка жилой недвижимости Германии.

Если вы собираетесь купить дом, то увидите очень много дешевых домов, которые не соответствуют современным стандартам энергоэффективности. Если вы не в курсе, то купите такой дом, а потом пожалеете, потому что будете тратить много денег на его обслуживание. Опытные покупатели жилья в Германии смотрят на уровень энергоэффективности дома. Также, если вы купите дом без сертификата энергоэффективности, потом не сможете его продать — никто не захочет его покупать. Это пример того, когда экологические стандарты внедряются в жизнь, потому что по-другому нельзя, это естественные требования рынка. У нас же внутреннее потребление электроэнергии, грубо говоря, субсидируется, внутри страны мы покупаем электроэнергию не по той цене, по которой она стоит в Европе. Для нас потребуется стимулирование со стороны государства. То, что государство не продает, оно нам дарит, а мы этого не ценим.

В 2017 году Казахстан принимает международную выставку ЭКСПО на тему «Энергия будущего», непосредственно связанную с экологическим строительством и «зелеными» технологиями. Как вы считаете, станет ли ЭКСПО толчком к масштабному развитию «зеленого» строительства в Казахстане?

«Зеленые» стандарты и экологические требования являются неотъемлемой частью строительства на международном рынке, поэтому мировая общественность может не понять проекты, построенные без учета таких требований. Любые масштабные проекты, безусловно, являются первыми ласточками, способствующими внедрению экотехнологий, повышенному вниманию публики. Возьмем, например, Олимпиа-ду-2014 в Сочи — там несколько зданий было сертифицировано, после строительства проекта вышел большой пул специалистов, которые более или менее начинают разбираться в данных технологиях, с практическим опытом и навыками внедрения технологий в жизнь. Теперь в России «зеленые» стандарты применяются для всех масштабных проектов — таких как стадионы FIFA 2018, инновационный центр «Сколково». Я уверена, что комплекс TalanTowers, построенный в соответствии с LEED, станет началом практического движения Казахстана в направлении экостроительства.

Публичные проекты всегда привлекают много внимания, поэтому с их помощью всегда легче популяризировать стандарты.

Подробнее


Bisnews

«Beeline Казахстан» признан самым уважаемым мобильным оператором страны

29 Января 2014

Ссылка на источник: http://bisnews.kz/news-kazakhstan/1221-beeline-kazakhstan-priznan-samym-uvazhaemym-mobilnym-operatorom-strany

По данным первого независимого исследования «Наиболее уважаемые компании Казахстана – 2013» компания «Beeline Казахстан» признана самым уважаемым оператором страны.

Результаты исследования опубликованы в финансово-экономическом журнале «Forbes Казахстан». Исследование проводилось мировым лидером в сфере репутационного аудита и консалтинга –  «Reputation Capital Group» (представитель «Reputation Institute»).  В опросе приняли участие представители различных отраслей и компаний, журналисты, чиновники, НПО и многие другие. Объектом исследования стали продукты и услуги различных компаний, представленных на территории Казахстана, а также цены, качество, условия труда, социальная ответственность и другие аспекты. В результате данного исследования был сформирован и опубликован список как отечественных, так и международных компаний, работающих в сферах FMCG, транспортировки, финансов, телекоммуникаций, добывающей и пищевой промышленности, металлургии и других отраслей. Всего – 25 компаний. «Beeline Казахстан» вошёл в топ-10 самых уважаемых компаний, опередив партнеров по рынку. «Результаты исследования подтверждают тот факт, что мы ориентированы на клиента. «Beeline» – сервисная компания, и мы ведем непрерывный диалог с нашими потребителями. Мы благодарны за признание, и эта победа ставит перед нами новые амбициозные цели», - отметил главный исполнительный директор «Beeline Казахстан» Тарас Пархоменко. Помимо исследования репутации компаний, был проведен репутационный анализ ряда ключевых отраслей экономики Казахстана. Результатом стал вывод, что транспорт, пищевая промышленность и телекоммуникации – наиболее уважаемые отрасли в стране. Телекоммуникационный оператор «Beeline Казахстан» – универсальный оператор связи, который предлагает услуги мобильной и фиксированной телефонии, международной и междугородней связи, передачи данных, доступа в Интернет на базе технологий оптоволоконного доступа, Wi-Fi и сети третьего поколения 3G. Услугами «Beeline» по итогам III квартала 2013 года пользуются более 9 миллионов абонентов в стране. В группе компаний «Beeline Казахстан» – ТОО «КаР-Тел» (бренд «Beeline» и «Beeline Business в Казахстане»), ТОО «2DayTelecom» и ТОО «TNS Plus». Оператор является частью международного телекоммуникационного холдинга «VimpelCom Ltd»» со штаб-квартирой в г. Амстердам (Нидерланды). Сегодня «VimpelCom Ltd» – пятый в мире по числу абонентов сотовый оператор. По состоянию на 30 июня 2013 года компания обслуживает 215 млн абонентов.

Подробнее


Газета "Миллионер"

Деньги на «квадратах» - классика жанра

20 Марта 2014

В сфере инвестиций в недвижимость есть два больших бизнеса – покупка готовых объектов и создание их с нуля, чем и занимается девелопмент. В качестве подгруппы можно обозначить редевелопмент – это когда покупается здание, которое, по оценкам, не приносит столько доходов, сколько должно, и переделывается под другой вид.

«В Нью-Йорке сейчас наблюдается такая тенденция: инвесторы покупают старые, неспособные конкурировать отели, переделывают их под квартиры, потом распродают и на этом зарабатывают», – рассказывает Ерлан  ОСПАНОВ, генеральный директор группы компаний «Верный Капитал». Например, отель «Плаза», снявшийся в «Один дома-2», переделан под квартиры, и теперь там шикарные апартаменты, стоящие бешеных денег. Другой пример – из практики Верного Капитала. Было четыре старых здания, которые уже отметили свое 400-летие, от них оставили только две внешних стены, поскольку это памятник архитектуры, а все, что было внутри – обычные, неисторические офисы и конторы – снесли и затем, сделав планировку под отель, все выстроили заново. Так появился The Ritz Carlton Vienna. Эти два примера – классический редевелопмент.

Офисы не дотягивают

По оценке Верного Капитала, в настоящее время в Астане ни один бизнес-центр, из тех, что относят себя к классу А, на самом деле не приближаются к нему даже наполовину. Никто не отвечает по парковкам, по управлению, по планировке, по системе вентиляции. В одном из бизнес-центров вообще окна не открываются – люди задыхаются.

Хотя для того чтобы иметь такой высокий класс здание должно соответствовать массе критериев. Даже находиться нужно в правильном месте – в деловом центре и чтобы не было нелицеприятных – ни на промышленную зону, ни на кладбище – видов из окон. Иначе его класс снижается. Интересный момент: управлять зданием класса А должна опытная компания, которая имеет в управлении не менее 30-40 тыс. м. Сложность в том, что на казахстанском рынке таких пока нет.

Если говорить о рынке офисной недвижимости, то до кризиса класс А был практически заполнен (точнее – на 98%). «Конечно, после кризиса мы упали, и вот сейчас постепенно начинаем восстанавливаться. В Алматы рынок офисной недвижимости более или менее стабилен, понятен, все сегменты представлены, и они более или менее отвечают требованиям сегмента. Есть бизнес-центры класса А. В Астане высок спрос на очень хорошие помещения, но, к сожалению, пока он не может быть удовлетворен», – комментирует г-жа Михина.

Дом, милый дом

А вот жилая недвижимость (не готовая, а как девелоперская фаза) имеет самый низкий инвестиционный период – два-три года, и небольшой срок окупаемости – три-пять лет. Преимущество для инвестора – быстро построили, быстро продали, быстро получили деньги и вышли из проекта.

По оценкам Ерлана Оспанова, рынок жилой недвижимости в Алматы стабилизируется или, даже можно сказать, немного стагнирует. Вместе с тем наблюдается увеличение  спроса в Астане, что повлекло небольшой рост цен, и даже есть прецедент достаточно высоких цен на квартиры (это очень узкий люксовый сегмент). «Обеспеченность жильем в Казахстане достаточно низкая. Но при таких высоких ценах на недвижимость спрос на этих ценовых уровнях достаточно низкий, хотя потребность в жилье высокая. То есть жители Казахстана нуждаются в жилье, но при существующих ценах не каждый может себе это позволить, не каждый готов покупать», – говорит эксперт. Немного цифр. Обеспеченность жильем на душу населения: в Москве – 19 кв. м на человека, в Киеве – 21, в Вене – 36, в Германии – 43, в Швейцарии – 44, в Казахстане в целом – 22, конкретно в  Алматы – 24, в Астане – 25.

«Сейчас идет стабилизация цен, – продолжает г-н Оспанов. – Цены на первичное и вторичное жилье в Астане восстановились до уровня 2006-2007 годов, в Алматы – замерли на уровне 2009 года. Как поведут себя цены и спрос после свершившейся девальвации? Скорее всего, негативно. Мое ожидание – скорее всего, спрос на жилье несколько упадет вследствие более низкой платежеспособности».

Премия за престиж

Из всех видов недвижимости самый сложный и долгоокупаемый – отели. Придется ждать в среднем 10-15 лет. Хотя некоторые инвесторы готовы и к более длительным срокам. Например, некоторые лондонские отели продаются со ставкой капитализации 3%, то есть отель приносит 3% в год, срок его окупаемости составит 33 года. Однако инвесторы с Ближнего Востока готовы платить огромные деньги за такой отель в столице Великобритании – тут все дело в трофейности актива, в престиже.

В Казахстане, как говорит Светлана МИХИНА, директор по маркетингу и продажам Astana Property Management, гостиничный рынок еще недостаточно развит. Некоторые сегменты, такие, как например, бутик-отели, спа-отели, мотели, гест-хаусы, в принципе отсутствуют. «Это в основном связано с тем, что туристическая активность  в Казахстане невысока, и я не думаю, что эти сегменты будут активно развиваться», – говорит эксперт. У нас в основном присутствую бизнес-отели (расположены в больших городах, ориентированы на командированных, оборудованы конференц-залами) и резорт-отели (расположены в курортных зонах).

«В Алматы в прошлом году пришел Ritz Carlton, это полноценный люксовый пятизвездочный сегмент, – рассказывает Ерлан Оспанов. – В Астане пока такого уровня отелей нет, но ожидается первый пятизвездочный Ritz Carlton в 2016 году, Marriott, Hilton Garden Inn в этом году запускаются, возможно, придет Four Seasons. Я думаю, что с

таким набором Астана после ввода их в эксплуатацию в ближайшие три-четыре года будет обеспечена люксовым сегментом, больше спроса на них не будет».

Миллиарды для одного

Какие преимущества получают «квадратные» инвесторы? Как оказалось, с недвижимостью некоторые преимущества – это в то же время недостатки, или могут ими стать. Да, можно защититься от инфляции, но на большую доходность особенно по казахстанским понятиям –10-процентным доходам по депозитам) рассчитывать не приходится. Конечно, доходность недвижимого актива и при высокой, и при низкой инфляции выше, чем, например, у американских акций и облигаций. И корреляции никакой между доходностью объектов недвижимости и доходностью других финансовых активов на разных рынках нет, они существуют сами по себе. Однако нужно помнить: готовая недвижимость – это все-таки больше стабильный, нежели высокий, доход.

Да, если объект готов, запущен, все процессы налажены, то какого-то значительного вмешательства в течение длительного срока не требуется. Однако функционирование его нужно поддерживать постоянно – обслуживать технические системы, работать с арендаторами, с рынком и т.д. Здания сами по себе «генерить деньги» не будутИ вот тут-то – важный нюанс: без хорошего управляющего просто не обойтись. Недвижимость дает возможность крупным инвесторам вкладывать огромные суммы сразу в один объект (в Нью-йорке, Дубае это может быть несколько миллиардов долларов). Однако это же нарушает принцип диверсификации. Наверно, мелким инвесторам в этом смысле легче: масштабный объект они, конечно, не потянут зато могут инвестировать через фонды недвижимости, где средства участников объединяются и вкладываются в готовые объекты. Вообще, по мнению г-на Оспанова, с учетом рисков и доходности, этому активу можно отвести 20-процентную долю в инвестиционном портфеле. Впрочем, можно говорить и о чистых, без возможных негативных моментов, пре-имуществах. Это инвестиции в реальный объект, который всегда будет в цене (она,  конечно, может изменяться в зависимости от рынка, но тем не менее). Downside risk у инвестора ограничен. Это значит, что есть некий нижний порог, который защищает с точки зрения доходности – она не упадет ниже определенного уровня в силу реальных обстоятельств. Например, не бывает у отеля нулевая заполняемость (если это случается, значит, отель вообще никак не работает). То же самое и офисное здание: количество арендаторов, конечно, зависит от состояния рынков и деловой активности, но они есть всегда.

Видимость - хорошая

Торговая недвижимость – и в Алматы, и в Астане – представлена во всех сегментах.  В Астане Левый берег перегружен торговыми центрами, Правый берег, наоборот, недообеcпечен. Вообще рынок торговой недвижимости очень сильно изменился за последние шесть-семь лет. Как рассказывает Светлана Михина, если еще несколько лет назад алматинцы не знали, что такое современный торговый центр, то сейчас ситуация такова, что ТРЦ уже начали осваивать отдаленные части города. Начали увеличиваться размеры. Если в 2007-2009 годах Мега была самой большой – около 80 тыс. кв. м строительная и 40 тыс. – арендуемая площадь, а все остальные имели 40 тыс. строительную площадь, то сейчас Достык Плаза – 124 тыс. кв. м строительная, объединенная Мега – 161, Мега 3 тоже достаточно большая. «Это говорит о том, что инвесторы в рынок верят, – поясняет эксперт. – К тому же какое-то  количество брендов уже вышло на казахстанский рынок, есть из кого формировать пул».

Конечно, маловато еще у нас брендов – 200. Только в одной Москве их – 1000. Вместе с тем, качество объектов торговой недвижимости определяется еще и списком арендаторов. Еще из трендов – стали развиваться разные ценовые сегменты, появились более выраженные эконом и люкс. И все больше архитекторов и консультантов мирового класса привлекаются к созданию центров. Кстати, в строительстве торгово-развлекательных комплексов тоже есть интересные нюансы. Например, атриумы делаются для того, чтобы посетитель с первого же этажа мог увидеть магазины на втором. Видимость витрины – это один из критериев, по которому торговый арендатор решает, заходить ему в ТРЦ или нет. Плюс атриумы, как правило, дают много естественного освещения, без чего человек не может долго находиться в помещении. То есть все работает на продажи.

Так же – и супермаркеты. Этот «якорь» может обеспечить торгово-развлекательному  центру поток в 3-3,5 тыс., а если успешный – то в 4 тыс. человек в день (при соотношении 40 тыс. кв. м – площадь всего ТРЦ, 3 тыс. кв. м – супермаркета). Кинотеатр дает на тысячу меньше. Хотя в то же время супермаркеты платят более низкую аренду, чем бутики.  Но без них магазины – никуда.

Подробнее

Согласно посадочным местам

31 Марта 2014

Автор: Ирина Галкина

В Астане Группа компаний «Верный Капитал» презентовала бизнес-центр TalanTowers для крупных компаний и международных групп, которые потенциально могут стать арендаторами в престижном комплексе премиум-класса. Первое «зеленое» здание еще только строится – места под Солнцем расписываются заранее.

TalanTowers заявляется как бизнес-центр класса «А», который будет возведен в соответствии со стандартами зеленого строительства LEED. В строительство Группа компаний «Верный Капитал» планирует инвестировать более $300 млн., бизнес-центр будет сдан в эксплуатацию в 2015 году.

«Мы поставили перед собой задачу – построить здание, которое бы полностью отвечало современным требованиям к коммерческой недвижимости, – говорит генеральный директор группы компаний «Верный Капитал» Ерлан ОСПАНОВ. – Это будет настоящий бизнес-центр класса «А», который по уровню комфорта и качества не будет отличаться от офисных зданий, находящихся в Нью-Йорке, Лондоне или Сингапуре».

Проект здания был разработан архитекторами компании SOM – одной из ведущих мировых фирм в сферах архитектуры, градостроительства, инженерии и интерьерного дизайна. TalanTowers будет расположен в самом центре Левобережья столицы с видом на Байтерек. Комплекс будет состоять из двух башен – в одной расположится бизнес-центр, а во второй – пятизвездочный отель TheRitzCarltonAstana. Этот объект, кстати, будет сдан в эксплуатацию чуть позже бизнес-центра – в 2016 году.

Высота башни, в которой расположится бизнес-центр, составит 145 метров (30 этажей). Общая площадь бизнес-центра – около 35 тыс. кв. м. На каждые 70 кв.м офисной площади приходится одно парковочное место, что соответствует стандартам класса «А». Интересны и конструктивные решения: высота потолков в новом бизнес-центре составит более 3 метров, предусмотрена открытая планировка с шагом колонн 9 метров, высота окон – от пола до потолка. При этом в отделке будут использованы только самые высококачественные материалы. «Мы надеемся, что TalanTowers станет первым «зеленым» зданием в Астане, сертифицированным по стандартам LEED», – говорит глава девелоперской компании AstanaPropertyManagement Айдар УТКЕЛОВ.

Стандарт LEED, разработанный в 2000 году в США, предусматривает сертификацию здания по экологическим критериям, начиная от использования экологичных материалов в ходе строительства и заканчивая эффективным использованием энергии, воды и других ресурсов.

Как сообщила Ксения АГАПОВА, заместитель директора по экологическим инновациям компании JonesLangLaSalle, целевой рейтинг TalanTowers – 55 баллов, что дает право на получение серебряного сертификата. Сейчас, на нулевом этапе строительства, проект уже получил 16 баллов.

Интересно, что зеленые технологии, несмотря на свою инновационность и дороговизну, делают такой проект, как TalanTowers, дороже всего на 1%. При этом инвесторы получают два несомненных плюса – увеличение рентабельности инвестиций и увеличение ценности объекта.

Подробнее

Казахстанские инвесторы все активнее вкладываются в фаст-фуд

8 Ноября 2014

Автор: Евгения Павлова

Быстрое питание становится все более популярным в мире – и среди потребителей, и среди инвесторов. Эксперты рассказали, почему инвесторы готовы вкладывать в фаст-фуд миллионы долларов и почему казахстанцы вынуждены покупать такую еду по более высоким ценам, чем европейцы.

В настоящее время рынок быстрого питания в Казахстане представлен несколькими значимыми игроками. Это международные бренды – KFC (18 ресторанов), Hardee's (13 ресторанов), Burger King (15 ресторанов), Texas Chicken (5 ресторанов) и местные бренды – Gippo (45 точек – вагончиков на улицах), MR. Burger (6 ресторанов) и Starburger (3 ресторана). В 2014 году общий объем рынка составит $250 млн., темпы роста – 10-15% ежегодно.

Развивать фаст-фуд-бизнес хотели бы многие предприниматели, желающие работать в области франчайзинга. Однако в Казахстане начать такое дело не так просто – хотя бы потому, что далеко не все крупные бренды готовы заходить на маленький казахстанский рынок. McDonald's, например, до сих пор не появился у нас, хотя в России работает с 1989 года, нет и Subway. К тому же игроки-гиганты требовательны к потенциальным партнерам.

Как рассказал Ануар УТЕМУРАТОВ, председатель Совета директоров компании «Alassio Capital» (этот фонд прямых инвестиций вместе с группой компаний «Верный Капитал» развивает в Казахстане бренд Burger King), процесс переговоров по поводу выхода Burger King на казахстанский рынок занял больше двух лет. Объем инвестиций в проект составит $15 млн. к концу т.г. (начиная с конца 2012 года). Спикер привел данные Казахстанской ассоциации франчайзинга: в Казахстане и других странах СНГ доля франшиз в сегменте фаст-фуда пока не превышает 7-10%.

Желание инвесторов работать с фаст-фудом объясняется прежде всего тем, что это растущий сегмент, в общем объеме предприятий питания в глобальном масштабе он составляет 50-60%. Такие же прогнозы даются и в отношении Казахстана. Кроме того, основных потребителей быстрой еды становится все больше: за счет процесса урбанизации ежегодно городское население прирастает почти в два раза быстрее, чем население в целом. Темпы жизни жителя мегаполиса ускоряются. Плюс действуют такие факторы, как глобализация и экспансия западных сетей и относительная устойчивость сегмента к колебаниям экономики (это еда, не требующая больших затрат).

В Казахстане же, по мнению г-на Утемуратова, развитию бизнеса в сфере фаст-фуда благоприятствуют объем и рост ВВП на душу населения, высокие, по сравнению с другими странами СНГ, доходы населения, рост организованной торговли, урбанизация, развитие культуры питания вне дома и т.д. Более того, на рынке пока наблюдается слабый уровень консолидации, так что свободного места еще достаточно. В ближайшие пять лет, по мнению спикера, вполне возможно, на рынок зайдет много новых игроков.

Вместе с тем, есть преграды, мешающие развитию в Казахстане индустрии фаст-фуда. Как рассказал Самир НАШЕД, генеральный директор ТОО «QSR», которое держит эксклюзивную франшизу Burger King в Казахстане, это соотношение территории страны и численности населения, проблемы с логистикой, плохая инфраструктура дорог. Зимой из-за погодных условий стоимость транспортировки увеличивается на 20-25%. В Казахстане на транспортные расходы приходится 9-10% в себестоимости продукта, тогда как этот показатель не превышает 2% в мире. При этом 90-95% продуктов привозится из-за рубежа – прежде всего, из Бразилии через Россию. Местное сырье не устраивает международный бренд своим качеством. Все это приводит к тому, что в Европе и России цены на продукцию Burger King оказываются ниже, чем в Казахстане. Так, в Европе средний чек за фаст-фуд составляет в среднем $5-6, в Казахстане – $7-12.

Подробнее


Газета Капитал.kz

Нацбанк предостерегает от операций с виртуальной валютой. Об этом говорится в письме Нацбанка

1 Апреля 2014

Ссылка на источник: http://kapital.kz/finance/28488/nacbank-predosteregaet-ot-operacij-s-virtualnoj-valyutoj.html

В Казахстане отсутствует регулирование и надзор операций с виртуальными валютами. Об этом в письме, адресованном участникам финансового рынка, сообщил Нацбанка, передает Vlast.kz. В то же время регулятор напомнил своим подопечным об имеющихся ограничениях, установленных в законах «О банках и банковской деятельности» и «О страховой деятельности».

Запреты касаются расчетов между клиентами, приема виртуальных валют в качестве средства платежа за услуги, установления стоимости услуг в виртуальных валютах, обмена виртуальных валют на реальные деньги. Что касается страхования, то страховщики не имеют права брать на себя риски, связанные с виртуальными валютами. Нарушение перечисленных запретов «влечет ответственность по законодательству РК».

Участникам рынка ценных бумаг Нацбанк настоятельно рекомендовал «не заключать сделки с производными финансовыми инструментами, базовым активом которых являются виртуальные валюты».

Виртуальная валюта — это вид нерегулируемых государством цифровых денег, которые, как правило, выпускаются и контролируются их разработчиками и используются членами виртуального общества. Криптовалюты, как еще их называют, опасны потерями стоимости и вложений в связи с высокой волатильностью и отсутствием обеспечения.

По данным Европейского центрального банка, существуют различные виды виртуальных валют. Наиболее распространенная криптовалюта – биткойн, ее можно покупать и продавать по текущему обменному курсу и покупать товары и услуги. Биткойн создана в 2009 году. Ее эмитентом не является ни один из центробанков.

Как сообщается в письме Нацбанка, опасность для государств кроется в возможности легализации доходов, полученных незаконным путем. А также в возможности финансирования терроризма с использованием цифровых валют. «Высокий уровень анонимности, неограниченный круг лиц, имеющих возможность выпускать виртуальные валюты, могут вызывать интерес к ним со стороны преступников», - говорится в письме.

Тем не менее, финансовый директор инвестиционной Группы компаний «Верный Капитал» Федор Попандопуло считает, что у виртуальных валют есть и плюсы. «Это простота и удобство их использования: виртуальные валюты активно используются в мире для сбора благотворительных средств и платежей за различные электронные услуги, а также для расчетов между предпринимателями», - сообщил Федор Попандопуло.

Пока криптовалюты используются только в виртуальном пространстве, например, для покупки очередной коровы на «Веселой ферме», они не имеют значения для реальной экономики. Но как только появляется возможность обменять их на реальные деньги или товар, криптовалюты становятся реальным финансовым инструментом, рассказал Федор Попандопуло.

По информации эксперта, сейчас наблюдается проникновение виртуальных валют в реальный мир. «Этот процесс начался относительно недавно, поэтому мы пока не стали свидетелями большого числа серьезных скандалов, связанных с банкротствами виртуальных эмитентов. Но первый «звонок» уже прозвучал в феврале, когда о своем банкротстве объявила Mt.Gox – самая крупная площадка по торговле биткойнами, расположенная в Японии», - сказал Федор Попандопуло.

После этого случая правительство Японии заявило о необходимости регулировать этот рынок. По пути регулирования или даже полного запрета пошли и другие страны, в том числе США, Китай, Россия. «Так что Казахстан в этом стремлении не одинок», - заключил эксперт.

«Во всем мире Центробанки регулируют баланс товарной и денежной массы с целью контроля уровня инфляции. Если оборот виртуальных валют не регулировать, он может оказать негативное влияние на рост инфляции», - прогнозирует Федор Попандопуло.

В компании «БТА Страхование», считают, что прежде чем вводить дополнительные запреты на циркуляцию криптовалюты в Казахстане, необходимо представить выводы, основанные на глубоком исследовании данного вопроса. «Должны быть приняты некие решения и выработаны дальнейшие совместные действия Набанка РК и правоохранительных органов по предотвращению правонарушений в сфере денежного обращения в Казахстане», - говорится в ответе пресс-службы «БТА Страхование».

«По предположению наших экспертов, работа по правовой регламентации данной сферы будет продолжена, поскольку биткоин сейчас находится в центре внимания комитета по финмониторингу Министерства финансов РК», - сообщила пресс-секретарь «БТА Страхование» Меруерт Искакова.

Подробнее

Верный капитал вложит до $100 млн в переработку зерна

8 Апреля 2016

Автор: Данияр Молдабеков

Ссылка на источник: https://kapital.kz/business/49327/vernyj-kapital-vlozhit-do-100-mln-v-pererabotku-zerna.html

Первый завод будет построен в Алматы Инвестиционная компания «Верный капитал» вложит до 100 млн долларов в производство по переработке зерна. Об этом в эксклюзивном интервью корреспонденту центра деловой информации Kapital.kz рассказал генеральный директор компании «Верный капитал» Ерлан Оспанов. По его словам, в планах компании открывать заводы по всей стране, но первый в ближайшее время начнут строить в Алматы.

Первый завод будет построен в Алматы

Инвестиционная компания «Верный капитал» вложит до 100 млн долларов в производство по переработке зерна. Об этом в эксклюзивном интервью корреспонденту центра деловой информации Kapital.kz рассказал генеральный директор компании «Верный капитал» Ерлан Оспанов. По его словам, в планах компании открывать заводы по всей стране, но первый в ближайшее время начнут строить в Алматы.

«Мы занялись проектом по глубокой переработке зерна, потому что этот товар в конечном счете с высокой добавленной стоимостью. Это переработка сырья, которым страна богата. Мы будем производить клейковину, глютен, глюкозные сиропы, патоки, сахарозаменители. Мы будем делать это с нуля и сами», - сказал Ерлан Оспанов.

Этот бизнес, по его словам, соответствует политике компании, согласно которой в Казахстане стоит заниматься только импортозамещающим производством, которое, кроме того, не чувствительно к транспортным расходам. Все это связано с малочисленностью населения и, стало быть, маленькой емкостью рынка.

«Потому что конкурировать, например, в машиностроении сложно. Развитые страны годами вырабатывали этот опыт. Важно обеспечивать внутренний рынок», - сказал Ерлан Оспанов.

Подробнее

Burger King готов к конкуренции с Macdonald’s в Казахстане

19 Апреля 2016

Автор: Петр Шестов

Ссылка на источник: https://kapital.kz/business/49329/burger-king-gotov-k-konkurencii-s-macdonald-s-v-kazahstane.html

Об этом рассказал учредитель компании «Верный капитал» Ерлан Оспанов В инвесткомпании «Верный капитал», которая владеет сетью фастфудов Burger king, готовы к конкуренции с Macdonalds, сообщает корреспондент центра деловой информации kapital.kz. По словам учредителя «Верного капитала» Ерлана Оспанова, в компании понимают, что в Казахстан пришел лидер мирового рынка. «Но мы были готовы к этому сразу и в соответствии с этим отлаживали технологию. Наше преимущество в том, что у нас уже есть 26 ресторанов по всей республике. Но, конечно, потребитель сам решит», - сказал Ерлан Оспанов.

Об этом рассказал учредитель компании «Верный капитал» Ерлан Оспанов

В инвесткомпании «Верный капитал», которая владеет сетью фастфудов Burger king, готовы к конкуренции с Macdonalds, сообщает корреспондент центра деловой информации kapital.kz. По словам учредителя «Верного капитала» Ерлана Оспанова, в компании понимают, что в Казахстан пришел лидер мирового рынка. «Но мы были готовы к этому сразу и в соответствии с этим отлаживали технологию. Наше преимущество в том, что у нас уже есть 26 ресторанов по всей республике. Но, конечно, потребитель сам решит», - сказал Ерлан Оспанов.

Напомним, что первый в Казахстане «Макдак» открылся в начале марта в Астане, что вызвало ажиотаж среди местных жителей. В этом году ожидается открытие фастфуда и в Алматы. Алматинский Macdonalds построят на месте бывшего кинотеатра «Алатау».

Первый Burger King открылся в Казахстане в мае 2012 года в Алматы, став одним из самых больших ресторанов компании в мире. «Верный Капитал» тогда заключил договор с Burger King на франшизу на территории Казахстана сроком на 12 лет

Подробнее

Зачем Булат Утемуратов инвестирует в Нархоз?

19 Апреля 2016

Автор: Петр Шестов

Ссылка на источник: https://kapital.kz/business/49344/zachem-bulat-utemuratov-investiruet-v-narhoz.html

Этот проект носит социальный характер Сегодня в Алматы состоялась презентация новой концепции известного экономического университета, который теперь, следуя народной привычке, будет называться «Университет Нархоз», сообщает корреспондент центра деловой информации Kapital.kz.

Этот проект носит социальный характер

Сегодня в Алматы состоялась презентация новой концепции известного экономического университета, который теперь, следуя народной привычке, будет называться «Университет Нархоз», сообщает корреспондент центра деловой информации Kapital.kz.
Для лучших выпускников школ бизнесмен Булат Утемуратов, главный спонсор университета, создал пять именных грантов, еще 100 грантов талантливые абитуриенты получат от одного из банков и компании «Верный капитал». Кроме того, в Нархозе появится бизнес-инкубатор, а ранее там построили несколько новых объектов.

«Акционер не использует заработанные университетом деньги, они рефинансируются обратно в ВУЗ. Например, здесь построен бассейн, стадион, новое здание, где расположен наш бизнес инкубатор, учебные корпуса, общежития и оборудование. Это, по сути, будущие инвестиции, в том числе в инновационные технологии», - сказал в интервью корреспонденту центра деловой информации Kapital.kz учредитель компании «Верный капитал» Ерлан Оспанов.

Кроме того, Булат Утемуратов в ходе пресс-конференции, посвященной презентации новой концепции Нархоза, признал, что в былые времена в стенах вуза совершались коррупционные преступления. «Мы слышали о таких вещах. Более того, такие факты потом подтверждались», - сказал бизнесмен, добавив, что теперь репутация университета будет очищена.

Одним из признаков обновления, кроме совершенствования инфраструктуры, является новое название, которое, впрочем, и так всегда употреблялось в народе – Нархоз. Правда, у многих патриотов вызвало недоумение, что университет больше не носит имени Турара Рыскулова. По словам председателя внешнего академического консультационного совета Нархоза Роберта Блэквилла, новое название взяли для лаконичности, которая поможет репутации ВУЗа за рубежом. «Оксфорд. Кембридж. Нархоз», - столь же лаконично пояснил свою позицию мистер Блэквилл. 

Подробнее


THE BUSINESS YEAR

TBY: VIP interview. Yerlan Ospanov

14 Октября 2014

Ссылка на источник: http://www.thebusinessyear.com/vip_interview/4047/the-strategy

Ежегодник The Business Year поговорил с Ерланом Оспановым, управляющим партнером и генеральным директором группы «Верный Капитал» об инвестициях в частный бизнес, проект Talan Towers и целях на 2015 год

VIP INTERVIEW

Erlan Ospanov

The Strategy

TBY talks to Erlan Ospanov, Managing Partner & CEO of Verny Capital Group, on investing in private firms, the Talan Towers project, and targets for 2015.

THE BUSINESS YEAR Can you elaborate on the history and evolution of the group, in particular how Verny Capital was able to turn itself into one of the largest groups in Kazakhstan specializing in making direct equity investments in private companies?

ERLAN OSPANOV Verny Capital was established in 2006, and has developed substantial expertise and valuable relationships across core industries through our private equity investment activities. The company was founded by three partners, namely Timur Issatayev, Garik Mikaelyan, and I. Later on our fourth partner, Fedor Popandopulo, joined us. We are the four management partners in Verny Capital Group. There are investment funds under us, and most of these started in Kazakhstan due to Kazakh legislation. We manage the assets of private individuals in these funds, and we have a cornerstone investor, Bulat Utemuratov, who is the main shareholder in the funds. He owns all the assets, and we as a team manage these funds and assets. We follow the private equity philosophy, and we try to do this as much as possible here in Kazakhstan. Investment periods are from three, five, to seven years, and we are looking for high yields of 15%-20% a year. We always think about the exit strategy when we acquire any new acquisition, and unlike typical equity philosophy, we do business with strategic partners. Partnerships are an important part of our business model. We are a diversified group, and we have our own expertise and experience. At Verny Capital, many of us come from a banking background; however, together we do business in gold mining, metallurgy, telecoms, hotels, commercial real estate and property development, cement production, infrastructure, and security.

You are involved in many key sectors of the national economy, but which sector are you interested in exploring?

One of the major industries we are not represented in is the oil and gas industry, and we also do not have a presence in railroads or transportation. Since Verny Capital was established in 2006, our assets have grown to $4 billion. We became a diversified group, we have expertise and experience, and, for our strategic partners, we offer expertise on how to do business here in Kazakhstan and other CIS countries. I can say that all of our partners are happy to do business with us here. Verny Capital is an active partner, and not just an investment partner. We participate intensely in the strategic management of each of our investments.

Can you elaborate on the most recent iconic project you have been involved in?

Currently, it is the Talan Towers, which is a mixed-use building with two towers of 30 stories with offices and a hotel plus luxury apartments in the second tower. The hotel is the Ritz-Carlton. In between will be a three-level luxury retail gallery, two levels of underground parking, and a large ballroom. The project is running well, the first phase (offices) should be finished by 2015, and the hotel and retail gallery should be completed by the end of 2016. The launching and start-up operations will commence at the beginning of 2017. Between the commissioning of the building and the opening, there is the so-called pre-opening period for the hotel. The real estate development business is not purely a private equity business. Most private equity companies are looking for opportunities to acquire distressed and undervalued companies, in order to bring in value and increase their capitalization.

What has to be done to enhance the attractiveness of Kazakhstan for international investors?

I think that attractive conditions should be declared for investors, such as low income and property taxes. For other prospects, Kazakhstan is a mineral-rich country; one of the competitive advantages to using mineral resources is that you can process and combine them locally with an attractive local tax regime. Just recently, a new package of attractive conditions was also declared. This is a special tax regime, and in some cases could even be zero tax for property, income, and some reimbursement of capital expenditures. In the pipeline we have plans to build some factories, and these conditions are attractive to us.

What is your commitment to bridging the gap between corporate policy and social responsibility? How are you positioned to support the country, not only economically, but also socially speaking?

A good example is Verny Capital’s investments in Kazakh Economic University. This is purely a manifestation of our corporate social responsibility. For us, as an investor, it is non-profit—philosophically and logistically it is because we do not distribute any dividends. We do not take any withdrawals from this company. All earnings are reinvested into the institution’s infrastructure. We are constantly changing the old Soviet-style institute and continue to convert it into a modern local economic and business university because we believe that education and knowledge can make the world a better place for all. We see the lack of quality, local professional knowledge in many industries in Kazakhstan—from hotel management to fast food—and we think we can contribute to improving this situation. Since 2006, we have wholly improved the financial governance, and financial management and performance, and recently we started to do in-depth research. We invited the University of Michigan to be involved, and in 2014 we created a Foreign Academic Counsel. This consists of famous academics such as Robert Blackwell, John Deutch of MIT, and Sergey Karaganov from Moscow. At the beginning of 2014 we started in-depth reforms in the educational process, which is complicated and challenging. We have already changed 20% of the teaching staff and continue to bring in new people. Our goal is to change dramatically within five years. We have a new brand concept, and have spent a great deal of time on this.

What is the importance of human capital here?

This is an important issue in Kazakhstan; the history of conducting business here is short, as it is only 20 years since we obtained independence, and this is the story for all CIS countries. There is a lack of experienced people here, such as business administrators. There is also the obstacle of having a post-Soviet country. In Soviet schools we had very specific subjects to learn; however, now, in a global economy, other professions have to be learnt. For example, there are only a few schools that prepare people to work in real estate, property allocation, and facility management. Most property managers here are self-educated. For that reason in our university, the Kazakh Economic University, we just established a new faculty teaching hospitality and restaurant management. We also have plans to establish a real estate department.

Do you have any specific targets set for the end of 2015? What is your strategy to achieve your goals?

We have a number of strategic goals in each particular company that we own. I have already mentioned Talan Towers, and we also have goals for our gold mining company, Raygorodok. We are planning to finish 70% of the exploration work. In telecoms, we take a part in the management of Beeline, which is part of VympelCom Group, in Kazakhstan and Kyrgystan, where there is strong competition, and we wish to raise our market share with a goal of increased capitalization. By the end of 2015, we have to achieve substantial changes in our economic university as well. Our goal is to execute some exits and restructure our new portfolio because there is a cycle to our work. We are thinking about new partnerships. We have some plans to build grain and wheat processing plants in the pipeline, and we are also working on other mineral resource opportunities. We are considering food industries as well. In the short term, we are interested in finding partners in the wheat and grain segment. In addition, we are looking to get into transportation. We are hoping to extend our partnerships. We are open to new partnerships with global players in different industries. We know how to do business here, and we know which opportunities are present. We can brief and guide potential partners through all of the prospects in Kazakhstan, and we consider Verny Capital to be an experienced and reliable partner.

© The Business Year - October 2014

 

Подробнее


Веб-портал "Бизнес-партнер"

В кризис инвестор должен входить с «полными карманами»

12 Декабря 2014

Ссылка на источник: http://partner.kz/news/view/256

Для компаний, которые работают в сфере прямых частных инвестиций (private equity), постоянный анализ рынка является обязательным процессом. Мы внимательно наблюдаем, как развиваются мировые рынки, локальные рынки, те или иные отрасли.

Отслеживая рынок, мы, во-первых, находим активы, интересные с точки зрения инвестирования. Это, как правило, уже существующие, работающие, перспективные, но недооцененные компании. Проблемы могут быть самые разные – кому-то не хватает средств для расширения, кто-то неправильно выстроил маркетинговую стратегию, у кого-то «хромает» корпоративное управление. В Казахстане распространенная проблема – это закредитованность бизнеса: компании «обрастают» долгами быстрее, чем могут с ними рассчитаться, и тогда владельцы начинают искать покупателя. Покупка такого актива для нас, инвесторов, является выгодным приобретением: после внедрения программы оздоровления он может дать нужный рост стоимости.

Во-вторых, благодаря мониторингу экономической ситуации мы точнее всего выбираем момент, когда компанию, которую мы оздоровили и развили, можно наиболее выгодно продать. Это тоже черта нашего бизнеса – компании private equity не владеют активами вечно, мы зарабатываем на разнице между ценой покупки и ценой продажи на «выходе», а в промежутке – годы кропотливой работы над качественным улучшением бизнеса.

Не скажу, что это универсальный рецепт, но мне представляется, что внимательное изучение рынка – ключ к успеху инвестиций. Поэтому ответом на вопрос «Куда инвестировать?» не может быть перечисление отраслей, так как ситуация в разных отраслях в один и тот же момент времени может быть разной.

В самом общем виде так и выглядит принцип инвестирования в зависимости от кризисных явлений в экономике: покупать надо, когда рынок падает, продавать – когда он растет. Вот почему мудры те, кто в экономический кризис входит с «полными карманами».

Если говорить о нашем опыте, то именно так произошло с Васильковским ГОКом, впоследствии – Altyntau Resources, который ныне является золотодобывающим подразделением компании «Казцинк». Мы приобрели Васильковское месторождение, когда мировые цены на золото были крайне низкими и доходы от продажи добываемого сырья едва покрывали себестоимость добычи. Ожидалось, что цена рано или поздно вырастет, но к этому росту надо было подготовиться. Васильковское месторождение большое и очень сложное для освоения. Была разработана уникальнаятехнология, приобретено специальное оборудование. Мы привлекли более 700 млн долларов на строительство всего производственного комплекса. И если в 2006 году на ГОКе производилось полтонны золота в год, то спустя несколько лет компания вышла на уровень более 9 тонн чистого золота ежегодно. Фактически было построено новое современное производство. К этому моменту конъюнктура рынка изменилась, как мы и предполагали, цена на золото в мире выросла почти в 2,5 раза, что позволило нам продать компанию с большой выгодой.

Могу сказать, что сегодня среди инвесторов наибольший интерес вызывают проекты, связанные с новыми технологиями. Инвестиции в новые опережающие технологии – этот не просто модный тренд, но, наверное, наиболее перспективный вид инвестиций.

Ерлан Оспанов, генеральный директор инвестиционной группы компаний «Верный Капитал»

Подробнее

«Для нас, инвесторов, важнее инвестиционный климат»

2 Февраля 2015

Ссылка на источник: http://partner.kz/news/view/519

Деловой веб-портал "Бизнес-партнер" в рубрике "Персона/Бизнес-ланч" побеседовал с Ерланом Оспановым о том, как не просто инвестировать в Казахстан, об отношениях с главным акционером, о крепкой дружбе с партнерами, и о том, за кем будущее страны – финансистами или технарями

«Для нас, инвесторов, важнее инвестиционный климат»

Ерлан Оспанов, 42 года. Один из соучредителей и генеральный директор инвестиционной группы «Верный Капитал», где одним из главных пайщиков является Булат Утемуратов (в группе его предпочитают называть акционером). Именно с объединения нефинансовых активов Булата Утемуратова и передачи их в управление в 2006 году трем его бывшим менеджерам – Тимуру Исатаеву, Гарику Микаеляну и Ерлану Оспанову – началась история «Верного капитала».

Сегодня группа управляет инвестициями в размере свыше $4 млрд. Существенно вырос и инвестпортфель, в котором золоторудное месторождение «Райгородок» в Акмолинской области, доля в телеканале «31 канал», в отелях TheRitz-Carlton в Москве и Вене, участие в управлении Beeline Kazakhstan и др.

О том, как не просто инвестировать в Казахстан, об отношениях с главным акционером, о крепкой дружбе с партнерами, и за кем будущее страны – финансистами или технарями, в интервью с Ерланом Оспановым.

- Недавно правительство и Нацбанк выступили с совместным заявлением по поводу политики на 2015 год...

 Я не хотел бы про политику говорить.

- Это не про политику, это про экономику. Я имею в виду экономическую политику – некий курс или инструментарий, с помощью которого правительство и Нацбанк намерены претворять ее в жизнь. Вы, как инвестор, который знаком с банковской сферой и имеет в управлении производственные активы, как отреагировали на это? На Ваш взгляд, как это отразится на бизнесе в частности и на экономике в целом?

- Знаете, экономика - наука такая… философская. Нельзя ожидать однозначной реакции от конкретных действий правительства или Национального банка. Бывает связь прямая, она однозначная: повернули рычажок – получили результат. В экономике гораздо все сложнее.

Я не считаю себя сильным экономистом (смеется). В данном случае мы просто увидели конкретные шаги по реализации тех планов, которые были озвучены президентом. Это то, что я прочитал.

То, что, считаю, хорошо и полезно для экономики – это поддержка и строительство новой инфраструктуры. Банки, безусловно, поддерживать надо – это тоже инфраструктура. Безусловно, ни в коем случае нельзя допускать социальной напряженности в обществе.

Но для нас, инвесторов, важнее инвестиционный климат. Для его создания необходимо несколько составляющих, одна из которых – это исполнение тех деклараций, которые озвучивает правительство. Потому что можно говорить одно, а на самом деле все застревает в толщах бюрократии тех или иных ведомств.

- Ну вот, шаги были предприняты. Для привлечения инвесторов мы гражданам 10 стран, в том числе Германии, США, Арабских Эмиратов, Японии, предложили безвизовый режим пребывания в Казахстане...

- Это однозначно хорошо. Другое дело, что может быть есть смысл сделать это не на один год, а на более длительный срок, чтобы инвесторы ощущали: да, это долгосрочный тренд.

Должно еще и время пройти, прежде чем заинтересованные иностранцы узнают об открытости Казахстана, что реально может случиться через полгода или даже год…

Сама по себе мера хорошая, но она должна работать в комплексе. С одной стороны, мы действительно открываем безвизовый въезд, а с другой стороны – ничего не говорим о Казахстане. Я только недавно впервые увидел очень хорошие ролики об инвестициях в Казахстан на зарубежном канале Euronews.

Вот это есть promotion, который поддерживается мерой безвизового режима для граждан этих стран.

- Буквально недавно было озвучено, что на 60% сократится пакет обязательных экспертиз для недропользователей. Акулы бизнеса всегда смотрели на сырьевой сектор и ритейл. Огромный сегмент переработки так и не развивается. Cейчас взгляды инвесторов куда обращены?

- Безусловно, наибольший интерес вызывают минеральные ресурсы. Там самая большая маржа, и такие бизнесы не связаны с маркетингом, что упрощает задачу. В ритейле имеет место неудовлетворенный спрос. Он удовлетворяется новым продуктом, которого нет в Казахстане.

Что касается перерабатывающей отрасли, то мы пришли к выводу, что без государственной поддержки такие производства открывать не выгодно.

Те меры, которые были озвучены, считаю, очень востребованы: это и льготный налоговый режим, это и преференции, это и компенсация части капитальных затрат, вложенных в строительство заводов и фабрик. Это правильно, потому что окружающие нас страны такие условия создают. И мы не можем привлекать инвесторов в эти отрасли без мер поддержки. Они просто не будут развиваться.

Учитывая ту налоговую нагрузку, которая существует по закону, я не знаю, как могут такие предприятия выживать. Предприятие открывается и сразу все платит.

- Но в правительстве всегда говорят, что у нас самые низкие налоговые ставки.Даже в России они выше, несмотря на то, что мы партнеры по ЕАЭС.

- Это факт. У нас очень низкие налоги относительно многих других стран: и подоходный налог с физлиц, и корпоративный подоходный налог, и НДС. Но эти правила игры всегда упираются в исполнение. И получается, что на самом деле у нас налоговый режим тяжелый. Ну как можно КПН платить авансом? Ведь предприниматель еще ничего не заработал. Неоднократно говорил: если предприятие имеет незначительную задолженность по налогам, налоговики не спишут автоматом эту сумму, хотя можно было бы при относительно небольшой задолженности, а просто блокируют деятельность всего предприятия. То же самое с физическими лицами.

Я сам лично оказался в такой ситуации, когда по ошибке налогового инспектора произошла даже не недоплата, а была неправильно перечислена сумма из одного района в другой, по-моему, 100 или 500 тенге. За это у меня заблокировали все счета. Я не пользуюсь наличностью, мне пришлось занимать деньги. Заблокировали все счета за один день, а разблокировал я их две недели (смеется). Ну о каком инвестклимате можно говорить!?

- Вы же не единственный такой. Бесправные мы или с правами - вопрос ведь не в этом. Все знают, как это решается. Кто-то решает это в правовом поле и очень-очень долго, кто-то использует связи…

- Ну вот, правильно. Это и есть инвестиционный климат. В итоге бизнесмен или инвестор скажет: «А зачем мне все это?». Ладно, мы здесь живем, а иностранцам, действительно, зачем такие риски?

- Вы лично неоднократно об этом говорили. И еще многие. Мало что меняется. Согласитесь,  если вашу компанию, а ваш уровень бизнеса немалый, не слышат…На Ваш взгляд, почему эта картина не меняется?

- Я сам задаю себе такой вопрос. Вот мы - крупный бизнес, и мы сталкиваемся с такими проблемами и очень тяжело их решаем. А как выживает малый и средний бизнес – для меня большая загадка.

- Вы как решаете чаще всего?

- Как? Идем и общаемся с теми, кто наложил эти аресты, объясняем, доказываем. Все это нелегко. Безусловно, в правовом поле. У нас мощные юристы и финансисты, мы находим аргументы, но все упирается опять-таки в процедуры. Даже если мы докажем собственную правоту, на снятие тех же блокировок уходит время: сначала нужно написать письмо в один орган, потом выясняется, что на всякий случай еще в другой, а потом - третьему, четвертому чиновнику. И пока дойдет до исполнителя, который вообще боится брать на себя какую-либо ответственность, выходит, что легче сказать незаконное «нет», чем законное «да».

- У вашей группы есть бизнес в Европе и Москве, но вы всегда говорили, что ваши интересы в большей степени распространяются на Казахстан и государства со схожей экономикой - Россия и другие страны СНГ. В этом больше патриотизма, или же двузначные цифры роста привлекают?

- Это здравая доля патриотизма, безусловно. Но если объяснять чисто экономически, вы совершенно правы: на развитых рынках доходность низкая. Высокая доходность на рынках развивающихся. Почему? Потому что больше рисков. Но мы знаем, как управлять рисками именно здесь в Казахстане, в Центральной Азии, странах СНГ. Вот этим все и объясняется.

- А какие это риски? Что отличает наш рынок от других, того же российского или азиатского?

- Один крупный бизнесмен сказал: «Сингапур - такая страна, где для того, чтобы вести крупный бизнес, не нужно быть знакомым с премьер-министром» (улыбается).

- У нас это обязательное условие?

- Понимаете, чтобы вести бизнес в Казахстане, нужно знать местные правила игры: знать, как общаться с местными чиновниками, понимать менталитет, знать местного потребителя. Комплекс этих условий - и есть правила ведения бизнеса в той или иной юрисдикции.

- Ресторан - это обязательное условие удачных переговоров?

- Что касается ресторанов, то эта традиция уже проходит. И она, скорее всего, не национальная (смеется). Когда к нам приезжают наши партнеры, мы обязательно показываем свое гостеприимство. Этот неформальный подход к делу очень подкупает наших партнеров. В Европе, мне кажется, несколько холоднее к этому относятся.

- То есть это не самая плохая черта, пусть и не национальная?

- Я не сказал, что она плохая. Я сказал, что это – особенность, ее нужно учитывать. Не бывает черного и белого, есть еще красное, желтое...

- Иерархичность, мне кажется, есть. Субординация должна быть, но у нас она возведена в ранг. Это мешает бизнесу или нет?

- Где-то мешает, где-то помогает. Такая иерархичность, наверное, существует во всех восточных странах, не только в Казахстане. В Китае есть, в Японии она почти до абсолюта доведена. Недавно читал исследование, где утверждается, что японские менеджеры начинают терять свою индивидуальность после многих лет работы в одной компании. Они настолько втиснуты в свои национальные традиции и рамки, что даже с точки зрения проявления своей адаптивности, креативности становятся частью одной большой системы.

И там невозможно достичь определенной должности, не достигнув определенного возраста. В Казахстане же очень хорошая тенденция – у нас очень много молодых руководителей.

Вы считаете это хорошо?

- Безусловно, моральная и эмоциональная зрелость должна присутствовать. Может быть, мы несколько перегнули в этом плане палку. Это хорошо, если говорить о предпринимателях: сам за себя отвечаешь, молод, полон идей, которые сам и продвигаешь. Это то, что мы видим в Силиконовой долине.

А если говорить про серьезные управленческие позиции, где нужно нести ответственность за людей и принимаемые решения, здесь, конечно, нужен жизненный опыт, я считаю.

- А если говорить о программе ГПИИР, которая продолжает оставаться индустриально-инновационной, но уже без форсирования... Читала Вашу конструктивную критику на этот счет. В нынешней программе произошли кое-какие изменения: в ней появилось больше инфраструктурных проектов, на которые и будут тратить, видимо, 3 млрд тенге в год из Нацфонда. На Ваш взгляд, этот тренд правильный? И в какой перспективе он может сказаться на качественном изменении экономики?

То, что ранее было создано, никем не подсчитано: как запущенные производства реально влияют на рост ВВП страны, какова их доля в общем объеме производства и т.д.?

- Наверное, с самого начала нужно было концентрироваться на строительстве дорог, путепроводов, развитии энергосистемы, транспортировке, строительстве гостиниц, которые являются инфраструктурой для развития туризма.

Отсутствие инфраструктуры ограничивает бизнес-активность. И наоборот. Рано или поздно вся эта инфраструктура заполняется и требуется новая. Только вслед за инфраструктурой шаг за шагом будут развиваться производства.

- Если все задуманное будет реализовано, это ближайшая пятилетка, в какой перспективе может сложиться производственный кластер, который будет способен качественно влиять на саму экономику?

- Чем инфраструктура сложна и почему эта прерогатива государства? Потому что отдача от вложений в нее всегда будет очень долгой. Она, прежде всего, должна создавать условия, а не давать возможность зарабатывать.

Как быстро будет достигнут положительный эффект, мне сказать пока тяжело, поскольку это будет зависеть от того, как будет строиться вся эта инфраструктура.

Но могу сказать: как только будет завершено, например, строительство автобана между Астаной и Карагандой, мы сразу увидим рост бизнес-активности. Это создаст возможности для строительства новых фабрик и производств в Караганде, где осталось еще много квалифицированных кадров. И мы это увидим, думаю, в ближайшие годы. Бизнес всегда найдет лазейку, как реализовать представившуюся возможность.

- Вы говорили, что в вашем портфеле нет объектов нефтегазового сектора, а сырьевой сегмент имеет место быть, но в малой доле. Но вам он интересен. Вы сейчас присматриваете какие-либо проекты? Есть уже что-то на примете?

- Безусловно, мы смотрим, изучаем. Сказать конкретно, что именно мы смотрим, не могу.

В сырьевом проекте уже присутствуем. Мы достаточно успешно реализовали проект Васильковского ГОКа. И сейчас развиваем новое месторождение под названием Райгородок в Акмолинской области, в 80 км от Щучинска. Мы уже построили хорошую инфраструктуру для рабочих, управляющего состава компании на месте. Дальше будем с помощью государства строить дорогу от Щучинка до месторождения.

- Вы сосредоточились на уже втором золотодобывающем месторождении. Вам это ближе, потому что вы с этого когда-то начинали?

- Дело не только во мне. Дело в целом в группе. Во-первых, мы имеем уже опыт развития золоторудных месторождений. Во-вторых, мы видим перспективу в самом месторождении.

- Когда речь шла о продаже Васильковского ГОКа, Вы озвучивали цифру вложенных инвестиций - порядка 800 млн долларов. Но при этом также говорили, что входили в проект при цене $841 за тройскую унцию, а выходили уже при $1790.

А исходя из какой цены на мировых рынках рассчитываете рост прибыли с этого месторождения?

- Мы учитываем и цену на золото на мировом рынке, и потенциал месторождения тоже. Все факторы. Сейчас придерживаемся такого консервативного подхода: текущая цена 1200$ за унцию и все.

Райгородок уступает Васильковскому месторождению размером - все-таки меньше. Но безусловный плюс, что там неупорная руда в отличие от «Васильковки». Технологии переработки будут гораздо проще, соответственно, дешевле.

- За сколько лет вы планируете создать ту добавленную стоимость, при которой было бы интересно продать этот актив? Сколько лет вы предполагаете работать с ним?

- Думаю, минимум лет 5 придется поработать с этим активом.

- Вы говорили, что вам интересна проектная работа, когда делаешь из чего-то конфетку, а потом эта конфетка становится неинтересной, поскольку уже сделана…

- Не так. Не то, чтобы она становится неинтересной, просто конфетку хочется сразу съесть (смеется).

- Ее хочется быстрее продать в вашем случае. Заниматься проектом постоянно вам в принципе не интересно или это не вписывается в концепцию вашей группы?

- Здесь дело в бизнес-модели. Бизнес «Верного» построен на том, чтобы приобрести предприятие или создать бизнес, который имеет потенциал для роста; этот потенциал реализовать, реализовать его стоимость, а потом выйти из него. Как правило, этот срок достаточно большой - в среднем лет пять-семь. И все усилия нацелены на то, чтобы достигнуть этой финальной точки - достижения максимальной прогнозируемой стоимости предприятия.

А когда все усилия нацелены на то, чтобы в конце этого пути достигнуть какого-то результата, то это уже получается проектный подход. Все ресурсы, которые есть в наличии, деньги, время, мы ориентируем на достижение большой конечной цели.

- А как расставаться с тем, во что вы столько вкладывали?

- Доля эмоций здесь есть (смеется). Ну а что делать? Начинается новая серия, новая история.

- Я вспомнила фильм «Красотка» с Джулией Робертс и Ричардом Гиром. Там герой объясняет суть своего бизнеса так: я покупаю одну большую компанию, дроблю ее на несколько мелких, а потом продаю. Полагаю, что объяснял он это достаточно примитивно, возможно, тоже создавал какую-то добавленную стоимость. После чего героиня задает вопрос: «А вам не интересно было бы что-то самому создавать?» Хочется адресовать и Вам этот вопрос.

- Часто слышу сравнение нашего бизнеса с тем, что описывает этот герой Ричарда Гира. Но я хочу сказать, что это совершенно не то, чем занимается «Верный капитал». Бизнес героя фильма направлен на разрушение, на деструктив: он ломает бизнесы, распродает - это все равно, что купить автомобиль целиком и потом продать его по запчастям, выйдет дороже. Мы делаем наоборот: мы все эти запчасти собираем, из них делаем новый продукт и потом его продаем, то есть создаем стоимость своими руками.

- Продажа АТФ, Вы называете это «блестящей сделкой», была осуществлена на пике банка. Но покупателям – итальянской группе Unicredit – не удалось повторить ваш успех. С чем вы это связываете?

- Хочу сразу сказать, что, к сожалению, не могу себя причислить к тем участникам, которые сделали эту сделку. Этим занимался мой партнер, коллега и друг Тимур Исатаев; я эти лавры пожинать никак не могу. А что касается того, почему покупателям-итальянцам не удалось - мне не хотелось бы комментировать. Я думаю, что проблема в менеджменте: они, наверное, неправильно управляли этим банком, поэтому не достигли успеха.

- То есть это не конъюнктура, не глобальная экономика, это просто менеджмент?

- Я считаю, что да. Безусловно, экономические условия очень важны: они влияют на состояние бизнеса (допустим, резкая девальвация). Но, в первую очередь, успех бизнеса зависит от менеджмента, от людей, которые управляют, от их человеческих качеств. Есть такая игра «преферанс», где можно выиграть даже с очень плохой картой. Так вот, хороший менеджмент всегда найдет возможность выжить и в трудных условиях.

- Можно понять ваши слова и так, что вы - классные менеджеры, которые делают некие классные проекты. Тогда назовем вашу команду «великолепная четверка». Как вы встретились, нашли друг друга и создали такую команду?

- Мы все познакомились, когда работали в АТФ Банке и в структурах, родственных АТФ. Честно говоря, я тогда не знал даже таких слов как private equity. Честно признаюсь (смеется).

- А вы уже к тому моменту имели экономическое образование?

- Да. Я не знал понятие private equity, но знал что такое маркетинг, и у меня был инженерный вуз за плечами.

Тогда пришла идея вместе с Тимуром Исатаевым и Гариком Микаеляном создать такую компанию. Позднее к нам присоединился Федор Попандопуло, наш четвертый партнер, он пришел из горнорудной отрасли. Федор - великолепный финансовый директор, внес свой вклад в развитие компании.

- Долго у вас созревала идея создать инвестиционную компанию?

- Идея как таковая созревала у нас недолго, но мы ее долго оттачивали, отрабатывали, и мы до сих пор учимся. Честно сказать, мы постоянно что-то придумываем, постоянно находимся в какой-то трансформации, мы не стоим на месте.

- А сначала возник ваш главный акционер Булат Утемуратов, и возникла идея объединиться и создать команду? Или же сначала была ваша команда, а потом появился акционер?

Булат Утемуратов – ключевой пайщик фондов, средствами которых управляет «Верный Капитал». Он не акционер управляющей компании.Безусловно, был его бизнес, в котором мы все работали. Потом к нам пришло понимание, как это все правильно структурировать.

- Вы предложили ему сами?

- Да.

- Если не секрет, какую сумму вам доверили изначально в управление? И за какой период вы ее приумножили?

Молчание.

- Сделка с АТФ Банком была первой сделкой компании? Или же сначала была сделка, а потом появилась компания?

- Сделка по большому счету не имеет отношения к «Верному Капиталу». Мы уже готовились, точнее уже придумали всю концепцию. И после продажи АТФ Банка мы как раз трансформировались в «Верный Капитал».

- Что вы предложили и долго ли доказывали?

- Да нет, мы доказывали недолго. Я, честно говоря, даже не помню детали, как это было (смеется).

- 2006 год всего лишь…

- Мы просто долго работали над структурой, которую создавали. Вот это больше помнится.

Тогда только вышел закон об инвестиционных фондах в Казахстане. И мы решили воспользоваться тем инструментом, который появился у нас в руках. И на базе всего того, что было позволено законом, создали такую структуру.

- А вы равные партнеры? Наверняка есть кто-то, чье слово - закон? За кем последнее слово?

- Решающее слово за ключевым пайщиком, потому что это его активы.

- А из вашей команды на кого Вы ориентируетесь?

- Мы придерживаемся принципа консенсуса. У нас нет такого, что мы большинством голосов принимаем решения.

- Консенсус - это же такой долгий процесс, чтобы четыре человека были всегда «за»...

- Безусловно, непросто. Но именно так мы принимаем решения: двигаться вперед или назад, принимать какое-то решение или не принимать. Ведь в ситуации, когда кто-то говорит «нет», он несет ответственность и за нереализацию и за упущенную возможность, а это большой моральный груз.

Поэтому мы сразу договорились еще в 2006 году о принятии решений только консенсусом.

- А что, на Ваш взгляд, в партнерском бизнесе самое главное?

 - ДОВЕРИЕ.

- Вы как мушкетеры: «один за всех и все за одного»?

- Ну, я не знаю, с кем сравнивать. Если не доверять партнеру, то я не понимаю, как можно вообще строить бизнес.

- Вы для себя в перспективе рассматриваете вариант соло, то есть бизнес без партнеров?

- Я даже об этом не думал. Я бы так сказал: один в поле не воин.

Вот что такое слияние и поглощение? Почему одна компания покупает другую? При всем при том, что исходя из опыта и анализа в мире только 16% сделок по слиянию и поглощению успешны.

А знаете, в чем успешность слияния? В достижении так называемой синергии – положительного влияния от объединения двух структур. Вот именно здесь мы ее и достигаем. Мы дополняем друг друга, помогаем друг другу. И бизнес мы делаем на том, что объединяем компании и достигаем положительного эффекта.

- А число ваших пайщиков сегодня? Я понимаю, что вы имена, возможно, не раскроете.

Отрицательно качает головой

- Сумма только – свыше 4 млрд долларов?

- Ну да, общая сумма под управлением -  от 4 до 5 млрд долларов.

- Это почти пятая часть, если я не ошибаюсь, вкладов населения. Не страшно такой суммой управлять?

Улыбается.

- Работа, наверное, нервная. Как приходится убеждать, доказывать? Какими инструментами и доводами пользуетесь?

- Стандартными. И нестандартными (смеется). Презентация – стандартный метод убеждения.

- Интуиции есть место?

- Из-за одного случая в школе, считаю, что интуиция тоже вещь хорошая. Была задача по геометрии - сложная, из олимпийских. Нужно было решить ее у доски, а я не мог, но интуитивно мне казалось, что решать нужно так, а геометрия – наука точная, но я рискнул. Учитель спрашивает: «А почему так?». Я ответил: «Я не знаю наверняка, но чувствую, что это правильное решение». На что он сказал: «Интуиция тоже хорошая вещь, садись, пять».

Так что интуиция – хорошая вещь. Но все-таки в бизнесе все должно подтверждаться цифрами, в первую очередь, а потом уже как некий завершающий аккорд, это внутреннее чувство комфорта или отсутствие комфорта. Я к тому, что не бывает единых рецептов.

- Вы - человек с блестящим образованием: одно слово - Бауманка... Когда поступали, наверняка, еще был Советский союз?

- 1989 год.

- Бауманку в советское время можно было сравнить разве с каким-нибудь Гарвардом. Специальность «Роботехника», наверное, сродни физику-ядерщику в советские годы, из серии чего-то такого высокоинтеллектуального: космос, романтика! Мальчик из Караганды, из Казахстана… А как получилось, что вы из романтика стали акулой бизнеса?

- Я думаю, что процентов 90 населения точно не знают, чего они хотят в 20 лет, в 25 и даже в 30 лет. Конечно, поступая в 16 лет на факультет робототехники, я себе плохо представлял, что это такое, какие перспективы меня ждут. И уж точно, по большому счету, не знал и не планировал, кем я буду работать. Конечно, я хотел быть инженером. Конечно, доля романтизма была. Но буквально в последние 2 года весь этот романтизм разбился о тяжелый быт общежитской жизни, с одной стороны, а с другой - о тяжелый режим учебы.

Почему я не пошел по стезе инженера? Тоже сказать тяжело. Наверное, жизнь так вывела. Во-первых, с моей специальностью «робототехника» в развалившемся Советском союзе работу было не найти.

Я почему-то не испытывал комфорта в самой Москве и мечтал вернуться домой. Благо мне подвернулась возможность пойти в одну из алматинских компаний, где я и начал свою трудовую деятельность. И получил первый опыт работы в золоторудной промышленности. И инженерное образование очень сильно помогло.

- Вы оперируете такими понятиями, как «промышленная революция», «технологии с другой орбиты». Рефлексии нет? Обращение в прошлое, чтобы осознать какие-то вещи...

- Я ни о чем не жалею. Ни о каких упущенных возможностях.

- Но вас же это волнует?

- Меня это интересует. Иногда интересно просто обращаться к тому всему, чему меня научили. И я как-то пытаюсь эти знания использовать в своей профессии и для анализа. Как, не осознавая прошлое, делать прогнозы на будущее? Любая экстраполяция строится на существующих исторических данных. И да, понимая, может быть, основы механики или других каких-то вещей, можно предсказывать с долей вероятности достаточно простые вещи.

- Нет желания развивать, например, IT-проекты и делать некий вклад в развитие другого Казахстана? Насколько это перспективно, на Ваш взгляд, или не стоит об этом даже задумываться? Ведь вам эта сфера несколько близка в силу полученной профессии.

- Что касается IT – это, наверное, не является нашим приоритетом. А если говорить про венчуры, про новые технологии, то новые технологии они же не только в IT, но и в материалах, в машиностроении, в приборостроении. И нам, людям, живущим в Казахстане, нужно очень внимательно наблюдать за ними, думать, как мы можем это использовать.

- Просто привносить технологии в Казахстан?

- У нас мало конкурентных преимуществ. Находясь географически в центре Евразии, мы имеем дело с тяжелой логистикой и фундаментально высокими затратами на производство тех или иных товаров. Нам нужно использовать некие передовые технологии, чтобы получить эти самые конкурентные преимущества. А технологии нужны для того, чтобы снизить затраты. Основной эффект от новых технологий – это либо новый уникальный продукт, который дает новый сервис, либо это инструмент для снижения затрат - и капитальных, и операционных. Этим нужно пользоваться, за этим нужно следить.

- Как некий инструментарий, который создается где-то там, а затем используется где-то на наших производствах. Вот в таком виде?

- Да, в таком виде. Понимаю, вы клоните к Силиконовой долине. Но они к этому шли долгих 50-60 лет. У них два поколения выросло на этом, и у них есть огромная поддержка со стороны поколения Билла Гейтса и Стива Джобса. У них молодое подрастающее поколение из великолепных выпускников таких отличных вузов, как Стэнфордский университет, Калифорнийский технологический университет и т.д. И это - шикарная инфраструктура, которая развивалась еще с тех времен, когда США поддерживали военно-промышленный комплекс. Кроме того, инфраструктура включает и объекты недвижимости, когда очень просто найти помещения и в 10 кв. метров, и в 1000 кв. метров для проведения работ. Это очень дружелюбные требования законодательства, когда для того, чтобы открыть там производство по напылению каких-то кремниевых плат с использованием ядовитых веществ, не нужно бегать и получать 100 тысяч разрешений у местных чиновников - все делается очень быстро за один день. И в заключение, инфраструктура в виде так называемых смежников. Ну, например, мне нужно провести 100 тысяч однотипных экспериментов для того, чтобы протестировать технологию. Но для этого мне нужно разработать и произвести специальный аппарат для проведения этих исследований; и я обращусь в соседнюю компанию, они мне его сделают за  месяц-два. Понимаете?

Если попытаться это сделать в Казахстане, то это будет крайне сложно.

- Таких компаний нет? Или так не относятся?

- Всего этого нет. В том числе и так называемых смежников.

- А смежники – это государственные предприятия или частные?

- Частные.

- Не сложились условия?

- Для этого нужна политическая воля, много денег и много времени.

- Некоторые считают, что государство - плохой бизнесмен. Инициатива должна исходить от бизнеса.

- Согласен. Но государство не должно помогать, государство должно создать условия и не мешать.

- Тогда мне интересно: вы вошли в образовательный проект (Казахский экономический университет им. Рыскулова). Почему именно экономический вуз? Как Вы считаете, будущее за экономистами или за технарями? Или проект выбрали с тем прицелом, что образование - это тоже услуга, которая приносит доход?

- Нет, для нас это проект нашей корпоративной социальной ответственности. Мы никакого дохода с этого актива не извлекаем. Все деньги, которые зарабатывает так называемый Нархоз, университет реинвестирует в собственное развитие. Недавно построили большой бассейн олимпийского размера, мы улучшаем общежития, и т.п. - все делаем для того, чтобы студенты могли учиться. Сейчас мы уже запустили большие реформы: привели в порядок всю корпоративную структуру, финансы университета, но мы не трогали образовательный процесс. Вот буквально недавно мы создали внешний академический совет, в который вошли гуру мирового образования – Роберт Блэквелл, Джон Дойч из Массачусетского технологического института, Сергей Караганов из России. Для нас этот проект - не бизнес.

- Вы его продавать не собираетесь, доведя до совершенства?

- Нет. Мы не собираемся его продавать. У нас достаточно долгосрочная программа по его развитию.

- Он на самоокупаемости сейчас?

- Да, он на самоокупаемости. Мы изначально какие-то деньги в него инвестировали, дали хороший старт.

- Чистой воды благотворительность?

- Нет, не благотворительность. Это социальная ответственность. Мы же не дарим эти деньги кому-то. Мы эти деньги дали, чтобы проект развивался на благо образования. Но поймите, мы не можем сделать все, мы все-таки частники, мы - не государство. Поэтому говорить, если мы развиваем Казахский экономический университет, то значит мы сделали менеджеров - нет. Просто в том числе менеджеры будут улучшать нашу страну.

Кстати, теперь он будет называться Новый экономический университет.

- А зачем ребрендинг?

- В связи с тем, что мы запускаем новые программы в вузе, мы решили его переименовать. И когда мы говорим «экономический», мы имеем в виду не экономистов в большей степени, а экономику страны. Мы готовим специалистов для экономики страны с каким-то определенным уклоном. Мы открыли новый факультет гостиничного бизнеса, например. Вы знаете, что специалисты в области недвижимости – все самоучки. Экология, логистика, снабжение – этому ведь нигде не учат, а этому надо учить профессионально, систематизировано, фундаментально.

- Специалисты приезжают из-за рубежа и читают лекции. Или вы курсами закупаете и потом онлайн обучение устраиваете?

- И то, и то. Сейчас как раз готовится куррикулум (программа образования). Будут приглашаться и иностранные преподаватели.

- Вы все-таки заходите в образовательный процесс…

- Да, мы до сих пор этого не касались. Сейчас мы это начали. Реформы, которые мы осуществляем, касаются теперь только образовательного процесса.

- А что там будет фундаментального?

- Мы перелопачиваем весь образовательный процесс. Во-первых, мы открыли факультет базового образования. И все студенты, которые приходят в вуз, в первый год учат историю, культурологию, математику – базовые фундаментальные науки для того, чтобы у них сложилась определенная база, чтобы потом они абсорбировали специфические науки.

- У вас трое детей. Вы планируете, что они будут учиться в вашем вузе и в Казахстане?

- Они учатся в Haileybury - в школе, которую мы в Казахстане открыли.

- Но это иностранная школа в Казахстане по сути…

- Я хотел бы, чтобы они учились в Казахстане и получили хорошее образование здесь. Но это будет зависеть от того, какую специальность они выберут. Если, допустим, мой сын захочет стать инженером, но я пока в Казахстане не знаю хорошего инженерного вуза на уровне Бауманки или Массачусетского технологического.

- Все-таки Бауманка. Все-таки инженерный…

- Решение за сыном.

 

Подробнее


Информбюро

105 новых грантов получат абитуриенты университета Нархоз в этом году

19 Апреля 2016

Автор: Мария Гареева

Ссылка на источник: http://informburo.kz/novosti/105-grantov-poluchat-abiturienty-universiteta-narhoz-v-etom-godu.html

Университет Нархоз продемонстрировал результаты 10-летней реформы: из погрязшего в коррупции вуза превращается в лидера экономического образования. Нархоз презентовал новую концепцию развития как лидера экономического и бизнес образования в Центральной Азии. Самое главное изменение коснулось самого название вуза. Новый экономический Университет имени Турара Рыскулова сегодня, 8 апреля, объявил о смене названия на "Нархоз Университетi" на казахском, "Университет Нархоз" на русском и Narxoz University на английском языке.

Университет Нархоз продемонстрировал результаты 10-летней реформы: из погрязшего в коррупции вуза превращается в лидера экономического образования.

Нархоз презентовал новую концепцию развития как лидера экономического и бизнес образования в Центральной Азии. Самое главное изменение коснулось самого название вуза. Новый экономический Университет имени Турара Рыскулова сегодня, 8 апреля, объявил о смене названия на "Нархоз Университетi" на казахском, "Университет Нархоз" на русском и Narxoz University на английском языке.

С 2005 года в проект по преобразованию университета инвестором было вложено около 40 млн долларов. Были привлечены международные эксперты, обновлена материально-техническая база, проведены реформы с целью вывести университет на новый этап развития.

Нархоз также объявил о создании эндаумент-фонда, его главная цель - помощь выпускников Нархоза разных лет талантливым студентам из малообеспеченных семей.

"В условиях кризиса не у всех родителей есть средства для обеспечения качественного образования детям, для этого инвестором выделяются дополнительные гранты. 5 именных грантов Булата Утемуратова и ещё 100 от Forte Bank и инвестиционной компании "Верный капитал" получат выпускники школ со всего Казахстана при поступлении в Нархоз, - пояснил ректор Нархоза Кшиштоф Рыбиньски. – В нашем университете есть всё для студентов, все условия, в которых они бы чувствовали себя комфортно, стали профессионалами своего дела. Наша миссия - готовить лидеров будущего".

"Новый бренд символизирует новую историю и результаты грандиозных реформ. Нархоз, без сомнения, станет флагманом бизнес-образования, - считает выпускник Нархоза, бизнесмен и меценат Булат Утемуратов. - Недостаток профессиональных кадров, отсутствие доступа к передовым технологиям, процветающая коррупция - таким мы застали этот вуз в 2005 году, когда решили инвестировать в него средства. За 10 лет произошли грандиозные изменения. В период кризиса страна особо нуждается в собственных высококлассных специалистах в разных областях экономики".

Булат Утемуратов также пообещал, что за каждый миллион, пожертвованный выпускниками в эндаумент-фонд помощи малообеспеченным студентам, он добавит ещё один миллион из собственных денег. Не прошло и 10 минут с момента этого заявления, как обещание пришлось выполнять. Один из выпускников 1971 года объявил, что делает первый вклад в фонд – сразу 1 млн тенге. Таким образом в первый день существования фонда в нём сразу появилось 2 млн тенге.

"Важно, чтобы в университете не было ни малейшего проявления коррупции, в том числе списывания и плагиата на экзаменах. Программы обучения должны меняться и отвечать вызовам 21 века, преподаватели должны использовать современные информационные технологии в каждом аспекте, где это возможно, и относиться к студентам уважительно. Нархозу ещё много предстоит сделать, но уже сейчас видно, что университет добился очень серьёзного прогресса по сравнению с тем учебным заведением, которое я впервые увидел в сентябре 2013 года", - сказал председатель внешнего академического консультационного совета Нархоза Роберт Блэквилл.

Профессор Гарварда Блэквилл  - старший научный сотрудник в Совете по внешним связям, специалист по внешней политике и помощник Генри Киссинджера. Служил послом США в Индии, был помощником советника по национальной безопасности, работал в администрации нескольких президентов США. Одной из причин, почему он начал сотрудничать с Нархозом, как признался он сам, стало его восхищение Казахстаном, как страной, которая экспортирует стабильность и её Президентом – как одним из сильных лидеров Евразии.

"Когда я впервые приехал сюда, у нас был очень длинный разговор с господином Утемуратовым, - вспоминает Блэквилл. – Я тогда задал ему фундаментальный вопрос, понимает ли он, что это не реформа, которую можно завершить за одну ночь, что это целый марафон, а не спринт. Оказалось, что понимает он это даже лучше, чем я", - смеётся профессор.

"Кто, если не мы, и когда, если не сейчас. Так мы думали, перед тем, как инициировать глобальную реформу в Нархозе", - вспоминает Утемуротов первую беседу со специалистом из США.

Студентка 2 курса специальности "Финансы" Алия Сапарбек рассказала, что за последние годы университет изменился к лучшему не только в плане образования. Модернизировалась также и студенческая жизнь: образованы клубы по интересам, где студенты получают новые навыки, в частности, и управленческие.

"Даже получив огромный багаж теоретических знаний, результат может получиться отвратительным, - говорит доцент кафедры "Финансы и кредит" Эльвира Рузиева. – Студенты должны получить знания,  которые пригодятся им на практике в реальной жизни".

Университет был основан в 1963-м году и неоднократно переименовывался, но название "Нархоз" прочно закрепилось за ним.

То, что из официального названия убрали имя Турара Рыскулова, не означает, что университет перестанет отдавать дань памяти великому государственному деятелю. Новое наименование выбрано коротким, ёмким, чтобы его легко узнавали на международной площадке. Но, как и прежде, продолжит работу музей имени Рыскулова в здании университета, специальные стипендии также продолжат носить его имя. Споры среди казахстанцев вызвало англоязычное написание Narxoz.

"Это яро обсуждали в Facebook, при том, что ни один из комментаторов не являлся носителем языка. Я как человек, для которого английский – родной язык, заявляю: написание Narxoz - грамматически правильное. Теперь ясно?" – смеётся Роберт Блэквилл.

После официальной части Роберт Блэквилл, Булат Утемуратов и другие выпускники университета ознакомились с модернизированной инфраструктурой Нархоза и посадили аллею деревьев перед главным входом.

Подробнее