Глава Beeline о жизни в коронакризис, дешевеющих гигабайтах, 5G и кайдзене

Главный исполнительный директор Beeline Казахстан Евгений Настрадин  в интервью Forbes.kz подводит итоги работы компании в самом непростом году XXI века


Евгений, давайте вспомним март 2020-го. Когда вы начали испытывать все прелести удаленки?


- Это вопрос-вампир, на который я могу отвечать очень долго, потому что мы испытали тогда непередаваемые ощущения и переживания (смеется). Нам повезло, что у нас есть китайские поставщики, и еще до того, как все стало закрываться в Казахстане, поставщики рассказали нам, что в соседней стране происходит с трафиком и поведением клиентов во время карантина. Мы начали усиленно готовиться, заранее закупая и завозя оборудование. И, как мы потом поняли, не зря, потому что на пике карантина случился глобальный коллапс логистической системы.

Наша компания вышла на удаленку 13 марта — за неделю до того, как был объявлен карантин во всей стране. Мы не были провидцами — мы просто решили потренировать себя, проверить, в состоянии ли мы работать дистанционно. Тогда мы планировали выйти на удаленку на неделю. В итоге мы до сих пор работаем дистанционно…

Связь — один из немногих бизнесов, который из-за коронакризиса стал зарабатывать больше.

- Коронакризис показал ценность телеком-провайдера. Представьте, во время всего ужаса, который происходил во время локдауна, если бы еще и связи не было!

Думаю, все поняли, насколько важно иметь качественную связь. И в этой переоценке ценностей мы, конечно, являемся выгодоприобретателями.

Но вы не забывайте, что мы покупаем оборудование за рубежом у глобальных поставщиков. И я стою в одной очереди за оборудованием с такими компаниями, как Vodafone, AT&T и Verizon. Цена оборудования для меня точно не дешевле, чем для них. Поэтому большие затраты у нас привязаны к валюте.

При этом наши доходы - в тенге, и после каждой девальвации маржинальность бизнеса падает
Поэтому в этом году в валюте наш бизнес не вырос. А это плохо, потому что 20% всего дохода мы реинвестируем в развитие сети. И если наш доход в валюте не растет, у меня меньше возможности инвестировать в закуп нового оборудования для расширения покрытия, увеличения скорости и внедрения новых технологий.

Евгений, в этом году вам хватило сил и времени на конкуренцию?


- Баталии не утихают (смеется). Конкурируем на нескольких направлениях. В рознице в разных точках и регионах оператор стремится сделать покупателю SIM-карты интересное предложение. У нас в этом году был десяток интересных промоактивностей. Притом что в локдаун закрылось около 75% розничных точек, а после завершения карантина часть их не открылась: раньше SIM-картами торговали около 20 тысяч точек по стране, а теперь всего 8 тысяч.

Второе направление конкуренции — интересные новые продукты. Их мы в этом году запустили немало, в том числе с принципом шеринга или вообще бесплатных. Например, с услугой «Один на всех» можно добавить в свой тариф еще несколько номеров и делиться с ними интернетом и минутами. «Дари гиги» позволяет отправить гигабайты трафика любому другому абоненту, а бесплатная подписка TV360 - смотреть популярные ТВ-каналы, фильмы и сериалы на казахском языке в нашем приложении BeeTV. Кстати, эта подписка получила награду EUROBAK Awards 2020.

Третье — это 5G. И у каждого оператора свое видение его развития.

В то же время мы развиваем партнерство. Так, в этом году мы начали кооперацию в селах, стали строить совместную сеть с широкополосным доступом населенных пунктах, где живет 250 человек и выше. Все сотовые операторы разделили между собой около 1 тысячи населенных пунктов, в которых строят свои сети и пускают в них конкурентов. В этом году Beeline покроет связью до 300 населенных пунктов. Сложно передать эмоции жителей, у которых впервые в жизни появился интернет. Теперь они онлайн могут общаться с врачом, сделать запросы в акимат, госорганы, воспользоваться развлекательными сервисами.

А почему у вас баталии по 5G? Стандарт еще далек от строительства и запуска в Казахстане. Или делите шкуру неубитого медведя?


- Мы предлагаем государству разыграть частоты для 5G на аукционе — так делают большинство стран. Но наши конкуренты предлагают создать единого инфраструктурного оператора на базе одного игрока, который получит от государства частоты, построит сеть 5G, и остальные операторы будут покупать услуги, являясь по сути виртуальными операторами. Мы с этим не согласны: для нас любое ограничение по доступу к частотам и технологии — стратегическое ограничение.

Beeline — единственный частный мобильный оператор в стране, и если нас хотят видеть как инвестора, тогда мы должны иметь рыночные условия по доступу к технологиям.

Подробнее: forbes.kz 

Поделиться
Класснуть